Black Butler

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Black Butler » Аллея памяти » Дело о загадочном камне, милой леди и безымянной игрушке


Дело о загадочном камне, милой леди и безымянной игрушке

Сообщений 11 страница 20 из 28

11

Это был подвал. Подвал!!! Самый настоящий, тёмный и огромный подвал! Где, непременно, водились всякие крысы, мыши и страшные привидения! Сиэль невольно сжался, зажмурился, попятившись назад.
- Н-нет. Не сержусь.
Едва слышно выдавил из себя мальчишка, продолжая со страха сжимать в пальцах ткань собственной рубашки, как будто это могло как-то помочь.
«Да. Я не сержусь. Я боюсь, Лиззи!»
Признаваться в своих страхах будущей жене было как-то неправильно. Сиэль из последних сил старался хотя бы не упасть тут в обморок, или даже не разреветься, если получится. Но получалось очень плохо и крайне сложно.
«Нам нельзя сюда ходить! Ты не думала, почему нам нельзя сюда ходить?!»
И зачем он только об этом подумал! Воображение быстренько дорисовало странную картинку из теней на стене, мальчишка тихо охнул, вздрогнув.
«Надо что-то делать! Ведь Лиззи, она там одна! Её надо спасти!»
Неважно от кого, неважно – как. Граф просто обязан был это сделать! Сиэль отважно распахнул глаза и наощупь двинулся к Элизабет, и даже почти нашёл её, он был уверен в этом, как вдруг пронзительный крик раздался у самого уха Фантомхайва. Вопила, разумеется, Лиззи. Только вот в тот самый момент Сиэль этого совершенно не понял: ломанулся в сторону, обо что-то ударившись, испугался и этого, и побежал было дальше, пока не встретил перед собой какое-то крайне неприятно твёрдое препятствие, ударился об то, полетел на пол и там же затих, не двигаясь и закрывая ладошками уши. Весь мир погрузился в приятную тишину. Сиэль аккуратно сел на полу, огляделся, увидев у противоположной стены вначале тусклый свет, а потом и Лиззи в нём. Значит, конец света всё-таки не случился, никакие призраки их не украли, все живы и здоровы, а Элизабет ещё и окошечко нашла. Мальчишка облегчённо выдохнул. Ведь как бороться с привидениями он не придумал.
- Нет, нет, нам не надо никаких маминых масок!
Почему-то они представились Сиэлю крайне страшными, ведь тётя Френсис и без масок, порой, пугала мальчишку своей обязательной собранностью и строгостью. А если на неё нацепить ещё и африканские маски, ужас! Граф тихо, но крайне тревожно сглотнул, аккуратно, наощупь, пробираясь к Лиззи.
- М-может не стоит залезать?
Тихонько предложил Сиэль, утирая с глаз остатки слёз.
- А то вдруг они сломаются… Тётя Френсис будет очень сердиться на нас.
А сердитая тётушка это крайне опасно! Того и гляди, опять решит учить Сиэля фехтованию, а у него-то совершенно ничего не получается, хотя мальчик очень старался делать всё правильно, как и говорила тётя.
- И сейчас почти вечер, кто нас услышит на улице, Лиззи.
К маленькому графу начинало постепенно возвращаться самообладание, когда он, наконец-то, дошёл до своей будущей жены и взял ту за руку.
- Надо дверь искать. И тебе роняться точно запрещено, Элизабет.
Важно заявил Фантомхайв, взял невесту за руку, и попытался отвести ту на безопасное расстояние от драгоценной коллекции масок тёти Френсис.
- Ай!
Пальчики на ручке Лиззи сжались сильнее, Сиэль зажмурился, оборачиваясь назад. Уделив слишком много внимания Лиззи, он и не заметил, как вписался спиной во что-то металлическое. Граф обернулся и радостно улыбнулся.
- Тут есть стеллаж. И он, кажется, почти не заполнен. Мы влезем на него.
Отличное решение проблемы: как раз возле окошка, и точно уж без страшных масок! Только вот, лезть придётся Сиэлю, он не мог подвергать Элизабет опасности. Стеллаж мог оказаться не устойчивым и упасть.
- Сейчас я влезу на него, а ты – стой здесь. Сбоку. Если он упадёт вместе со мной – найди дверь и уходи отсюда, и ищи слуг. Ты поняла, Элизабет?
Очень важно объяснил невесте граф, смотря на неё специально строго.
- Ладно. Я сейчас. Стой тут.
Лезть никуда, разумеется, не хотелось. Но лучше уж упадёт сам Сиэль, чем его драгоценная будущая жена! Он себе подобное никогда не простит.

+1

12

Что-то где-то шуршало, падало и всхлипывало иногда, вокруг все еще было намного темнее, чем светлее, однако увлеченная новой заботой и делом девочка уже не боялась совершенно. Она верила в себя, верила в то, что они вот-вот выберутся, а еще она верила в Сиэля, верила намного больше, чем во все предыдущее.
«Сиэль умный, Сиэль знает, что делать, он что-нибудь обязательно придумает, он не боится, значит, и я не буду бояться и плакать, и его расстраивать! Ему надо просто немножечко помочь, вот сейчас я залезу на эти маски, постараюсь ничего не сломать ни маскам, ни себе, Сиэль обрадуется и все будет хорошо!»
- Не надо залезать? А почему? А как мы тогда доберемся до окошечка? Там же высоко, мы не допрыгнем.
Растерянно глянула сверху вниз, щурясь, отыскивая взглядом темную фигурку Сиэля, который, конечно, сразу нашел ее – Лиззи так и думала и теперь совершенно успокоилась. Она уже начала карабкаться вверх, путаясь в юбочках и ругая себя за то, что не догадалась стянуть туфельки и оставить их внизу, каблучки цеплялись за маски, сама Лиззи, как обезьянка, цеплялась за все, что попадалось под цепкие пальчики, в итоге все это добро должно было неминуемо рухнуть, погребя под собой и масками и Сиэля, и саму Лиззи, и надежду на благополучное завершение дня.
- Нельзя мне роняться? Почему? Я не боюсь, ты же меня спасешь, если что.
Удивилась, однако ручку дала, позволяя аккуратно стащить себя с Эвереста из масок и установить на более-менее ровную и твердую поверхность, откуда она точно не могла бы упасть, разве что очень постаравшись.
- Дверь, наверное, где-то там осталась, откуда мы пришли, мы же вошли через нее, понимаешь? Что? Тебе больно? Ты ранен?!
Тут же забыв про дверь, кинулась ощупывать Сиэля, тревожно заглядывая в личико, пытаясь понять, он уже умирает или пока еще не совсем? Все обошлось, все закончилось просто чудесно, Сиэль нашел стеллаж и… и собрался лезть на него?
- Я никуда не уйду, мы только вместе уйдем, я с тобой уйду или совсем не уйду!
Услышав его наставления и строгий, слишком суровый и грозный тон, растерянно заморгала, быстро-быстро захлопала своими длиннющими кукольными ресничками, глаза тут же наполнились слезами, грозящими устроить водопад, если что-то пойдет не так.
- Хорошо, конечно, я придержу этот стеллаж, чтобы вы с ним падали не вместе, если что!
Тут же вцепилась в металлическую конструкцию с жаром, показывающим, что если ее отсюда вынесут, то только вместе со стеллажом!
- Хорошо, конечно, я постою спокойно и никуда больше не полезу, я обещаю.
Заверила его, задрала личико, оглядывая стеллаж, упрямо сжала губки и замотала головкой.
- Сиэль, мне надо туда лезть, я же…. я же… я же тут постою.
«Вот дурочка глупая, чуть не сказала, что я могу залезть быстрее тебя! Вот глупенькая, он бы сейчас так обиделся, конечно, да и с чего я взяла, что могу? Он мальчик, он умеет больше и знает, я бы умерла просто на месте, если бы обидела Сиэля! Фух, хорошо, что успела замолчать вовремя, молчание не просто золото, как говорит мама, молчание просто бриллианты в моем случае.»
Мысленно отчитав себя как следует, строго и с полным знанием дела, девочка снова задрала личико, пару минут сосредоточенно молчала, видимо, выполняя задуманное, почесала носик, отцепилась от стеллажа и уставилась на своего жениха.
- Сиэль, а давай полезем вместе? Мы залезем быстро, будем держать друг друга и… и кричать сможем в два раза громче, если что! А?
Просияла, идея была чудо как хороша!

+1

13

Вот же, непослушная девчонка! Фантомхайв грозно глянул куда-то вниз, в надежде, что Элизабет непременно увидит этот суровый взгляд и всё-таки останется стоять на ровной поверхности, а не полезет вслед за графом.
- Никуда ты не полезешь!
Грозно сопя откуда-то сверху, вещал маленький граф. И так было сложно карабкаться вверх, а ещё приходилось то и дело поглядывать на Лиззи, чтобы та, случайно, не удумала лезть за ним! Что скажут родители, если Сиэль не сможет уберечь от опасности свою будущую жену?! А что скажет тётя Френсис?! Страшно подумать! Фантомхайв чуть не оступился от таких мыслей. Нет, нет, надо начать думать о чём-нибудь более хорошем! Вот сейчас они выберутся отсюда, вернутся в гостиную, найдут папу и маму и всё будет хорошо, просто замечательно! Сиэль обречённо вздохнул: родители куда-то уехали. Не сказали – куда и зачем. Не попрощались. Теперь они с Лиззи заперты в страшном подвале, при чём, по собственной вине. И, главное, никакой игрушки так и нет!!! Или главное, всё-таки, что Лиззи оказалась в этом страшном месте вместе с Сиэлем, а не он был тут один? Граф ожидаемо запутался. Вот совсем недавно ему очень хотелось игрушку. Но теперь, наверное, важнее жизнь и безопасность Элизабет, правильно?
«И папы нет рядом. Он бы обязательно подсказал, что следует делать!»
Опять взгрустнулось маленькому графу, да так сильно, что он даже забыл карабкаться вверх, к окошку. А ведь день так чудесно начинался! Сиэль очень ждал, когда они уже поедут к Мидфортам, ведь там обязательно будет радостная Лиззи, и они обязательно поиграют с ней во что-нибудь интересное! Эта улыбчивая девочка всегда что-нибудь придумывала. Конечно, иногда её выдумки не нравились Сиэлю. Как, например, играть в догонялки по дому. Ведь это опасно, вдруг Лиззи упадёт и разобьёт себе свой очаровательный носик?! Плакать будет. Расстроится. И все расстроятся. Нет, такого ни в коем случае нельзя было допускать. Поэтому Фантомхайв любил играть во что-то менее опасное. Из-за Лиззи. Ну и ещё из-за того, что падал носом в ковёр постоянно именно он, а не проворная и шустрая Элизабет.
- А ну стой на месте, Лиззи! Тебе нельзя сюда! Стеллаж может не выдержать нас двоих! И тогда мы точно упадём: сначала ты, потом я, а потом шкаф!
Как и ожидал маленький граф, Элизабет всё-таки предприняла попытку карабкаться наверх. Или ему только показалось? Сиэль так переживал за будущую жену, что мог и нафантазировать чего-нибудь страшного.
- Лиззи, смотри, там, за окошком, что-то блестит! Ты видишь??
Таких, как Лиззи, можно было запросто отвлечь, это граф знал точно. Из-за своего слабого здоровья Сиэль часто был вынужден находиться со взрослыми: слуги, няни окружали его, или родители, свои, чужие. Взрослые тоже были интересными, особенно если уметь наблюдать за ними и учиться у них. Сидя рядом, Фантомхайв часто видел, как чьи-то мамы, папы или слуги успокаивают раскапризничавшееся чадо. То скажут, что вон паровозик едет. То погремушкой потрясут, то ещё чем-то внимание маленького ребёнка привлекут. И вот уже спустя пару минут, ревущие до этого мальчики и девочки весело смеются и улыбаются, позабыв о чём-то неприятном. Более старших детей отвлекать становилось труднее, поэтому с ними чаще договаривались. И они тоже переставали дуться и сердиться на кого-то. За неимением собственных братиков и сестричек, все приобретённые навыки Фантомхайв проверял на Лиззи. Спустя какое-то время у него уже был целый комплекс мер, правил и вариантов на тему, как заинтересовать Элизабет.
- Ты видишь, да?
Граф потянулся вверх, и с изумлением понял, что он тоже это видит сам.
- И я это вижу!
Проговорился удивлённый Сиэль, протёр кулачком глаза и опять посмотрел. Судя по открывшейся в окошке картине, они находились на заднем дворе. И как раз посреди него, на лужайке, что-то действительно интересно светилось.
- Что может светиться на вашем заднем дворе, Лиззи?
Любопытство быстро пересилило страх.

+1

14

- Почему? Почему мне не лезть за тобой, Сиэль? Я умею крепко держаться и не упаду, ты же мне веришь? Или ты не хочешь, чтобы я побыла с тобой рядышком и помогла, ты все еще сердишься?
Мальчик, с трудом удерживаясь на шатких опорках стеллажа, карабкался вверх и сурово смотрел вниз, снизу на него наивно и влюбленно смотрели два огромных зеленых глаза, настолько открыто и преданно, что даже заподозрить следы хитрости было невозможно. Милая и добрая девочка, Лиззи вполне уже научилась хитрить, не со злостью или с желанием совершить что-то ужасное – просто когда она была уверена, что ей что-то надо, а окружающие почему-то становились строгими и непреклонными, вот это вот выражение наивности и непонимая срабатывало, и взрослые смягчались, улыбались куколке, иногда уступали даже, разрешая, кивая, соглашаясь с ней. Прекрасно понимая, что если Сиэль будет настаивать, она все равно никуда не полезет, тем не менее старательно пробовала свои хитрости и  с ним тоже, с одной стороны пытаясь обмануть, с другой – явно уже принимая его как взрослого и главного в их маленькой компании. Девочка умела провести строгую маму, обожающего ее папочку, слуги улыбались от упоминания имени красивой и милой малышки, однако когда дело касалось ее Сиэля, вся система сразу менялась, все остальные исчезали, и оставался только этот красивый мальчик, который сейчас сурово смотрел на нее и пытался не сверзиться ей же на голову.
- Почему мне нельзя? Я же легкая… Я могу тебе там помочь!
В мелодичном колокольчиковом голоске послышались нотки настоящего упрямства, кажется, назревал первый взрослый конфликт и прямо-таки семейная ссора: верхи не могли убедить низы, что те не могут и не хотят… как-то так.
- Мне остаться тут и смотреть, как ты будешь падать? Сиээээль…
Хныкнула, разик, второй, губка подозрительно задрожала, а ручки вцепились в несчастный стеллаж еще крепче, девочка явно ставила своего будущего мужа перед выбором: либо они падают вместе, либо никто никуда совсем не полезет! Однако вдруг он сказал что-то совсем другое, отвлек от скандала настолько быстро и продуктивно, что Лиззи тут же высушила глазки и заинтересованно потянулась, оставляя в покое стеллаж, приподнимаясь на цыпочки, изо всех сил пытаясь рассмотреть, что же там такое может быть?
- Где? Где за окошком? Покажи мне, я тоже хочу увидеть!
Только что подозрительно блестящие от слез глазищи снова заблестели, теперь уже неугасаемыми звездочками интереса, девочка запрыгала, добираясь, дотянулась, жмурясь и щурясь, пытаясь изо всех сил рассмотреть, напрочь забыв об опасном желании куда-то карабкаться. Даже не уловив, как тонко и красиво только что была обведена вокруг маленького хрупкого пальчика своим женихом, который, может, и был не таким ловким и хитреньким, и быстрым, однако явно становился все умнее и умнее своей куколки-невесты…
- Ух, тыыыыыы…
Блеск вещицы на заднем дворе отразился в изумрудиках глаз девочки, там, несомненно, были драгоценные бусики, самые красивые и миленькие, какие только можно было достать, еще минутка разглядывания – и все сомнения в этом у Лиззи испарились. Она поняла, что все эти страхи, игрушки, все эти подвалы и маски – это все вторично, потому что главное на этом свете – это Сиэль и бусики! Именно в таком вот порядке.
- Пойдем, скорее, я тебе покажу и сама посмотрю, побежали!
Поймала руку своего жениха, сдернула его со стеллажа, заставляя почти свалиться буквально себе на голову, стоило отдать Лиззи должное – она все же стягивала мальчика очень и очень аккуратно, позволив даже спуститься, пусть и очень очень быстро, но спуститься, пританцовывая при этом от нетерпения, не выпуская его пальчиков, мешая ему держаться толком, вся уже захваченная новой вещицей, которую нашел ее самый умный и красивый будущий муж!
- Пойдем, хорошо? Посмотри, вон там дверь, я ее вижу, ну я помню, где она, пойдем, покажу! Все воры наверное ушли уже, были слугами на самом деле, пойдем, Сиэль, пока ее не забрали или не утащила ворона!
Дверь и правда вдруг внезапно выпрыгнула буквально у них под носом, когда Лиззи, уверенно продираясь сквозь полутемноту и силуэты вещей, потянула его за собой, идя то ли на нюх, то ли на слух, то ли как кошка вдруг начав видеть в темноте, то ли просто включив мозги и сориентировавшись хотя бы раз в жизни.
- Посмотри, мы вышли почти! Смотри!
Радостно обернулась к Сиэлю, снова к двери, решительно стиснула пальчиками ручку и навалилась, пытаясь распахнуть ее и выпустить себя и своего самого миленького почти что мужа. Развод временно откладывался, Лиззи была счастлива – Сиэль нашел что-то интересное, он всех спас, никто не упал, а сейчас они пойдут и найдут то, что блестит во дворе!

+1

15

Сиэлю очень нравилось осознавать то, что он имеет особенный подход к Лиззи. Вертел он ею так, как хотел, и это, несомненно, было крайне приятным фактом, который бережно приписывал себе маленький Фантомхайв. Она его будущая жена, и если всё так пойдёт и дальше, к моменту их совместной жизни граф будет готов ко всему. Он станет отличным мужем, и они будут любить друг друга, как мама и папа, и никогда не будут ссориться, потому что Сиэль всё станет делать правильно. Вот прямо как сейчас! Граф очнулся от своих приятных дум, чуть не свалившись на свою будущую жену, которая была уже очень рядом и вся во внимании. Увлечённая Элизабет порой была страшнее ревущей маленькой Лиззи. Если так задуматься, Сиэль навряд ли точно бы сказал, что же опаснее.
- Да-а, вон там, на лужайке.
Важно объяснил Фантомхайв, чувствуя себя таким взрослым и знающим многое. Даже про загадочный, странный блеск с заднего двора.
- Правильно. Надо пойти и посмотреть, но сначала аккуратно слезть…
Договорить фразу Сиэль не успел. Так же, как не успел обдумать правильные пути отхода и спуска с опасной высоты. Нет, увлечённая Элизабет была куда опаснее! Теперь, когда его только что, насильно и бесцеремонно, стащили со стеллажа, маленький Фантомхайв это окончательно и бесповоротно уяснил. И понял, что никогда в жизни, ни при каких обстоятельствах нельзя просто так озадачивать Элизабет Мидфорт. А то она, мало того, ему самому шею свернёт, так и себе ещё может. А это уже ни в какие рамки не вписывается.
- Лиззи, стой!
Вот кто, кто его вообще услышал?! Граф за пару секунд слетел со стеллажа, чуть было не растянулся на полу, пропахав при этом носом пол подвала, и оказался уже возле двери. Той самой, которую они не могли найти! А нашлась она, кстати, крайне быстро. Выходит, Лиззи всё время знала, где выход, но умалчивала об этом для чего-то очень непонятного!
«Она всё это время знала, где выход?! Она всё знала!»
Досадливо думал Сиэль. Обидно же. Он-то не знал, как вытащить их отсюда. Поэтому ничего не спрашивал у Лиззи, чтобы не тревожить её. А то ведь та и разреветься могла! Как тогда будущему мужу успокаивать жену в подвале?!
- Отойди, она так не откроется. Надо с разбегу.
Важно объяснил Сиэль, крайне заботливо и мужественно отодвинул хиленькой ручонкой свою будущую жену от страшной опасности, разбежался, и со всего маха налетел на дверь. Та не поддалась, продолжая неподвижно возвышаться над детьми. Зато болезненно откликнулась рука и, кажется, селезёнка. Всё-таки мужества в графе было куда больше, чем ума.
- Нет, надо как-то иначе… кажется…
Просипел маленький граф, осторожно придерживая раненную руку.
- Сейчас. Мы выберемся. Ты только не бойся, Элизабет.
Да, да, возможность истерики любимой будущей жены всё ещё маячила не так уж и далеко. Поэтому Сиэль делал отчаянные попытки взять всё под контроль. Он же почти муж, взрослый, папа сказал, он обязательно что-нибудь придумает, всех освободит и спасёт от страшной закрытой двери!
- Может быть, она в другую сторону?
Отчаянно предположил маленький граф, вернулся к неподдающейся на провокации двери, и осторожно потянул ту за ручку. Раздался тихий скрип и дверь, действительно, тяжеловато открылась, пропуская детей вперёд.
- Теперь нам надо быстрее…
Со страхом взглянув на Лиззи и вспомнив недавний их побег от слуг, Сиэль аккуратно сглотнул, уцепил свою будущую жену за руку надёжнее.
- Но аккуратнее. Понимаешь, Лиззи? Аккуратнее. Добраться до двора.
Да, да, больше он той же ошибки не допустит: отныне они станут действовать аккуратнее, осмотрительнее и обязательно – обдумано!

+1

16

Управлять своей миленькой, нежной, кукольной невестой Сиэлю удавалось легко и непринужденно, без слишком особенных проблем, единственной проблемой было убедить или заставить Лиззи хотя бы дослушать себя до конца, прежде чем немилосердно стаскивать со стеллажа довольно-таки не маленькой величины. Умненькая и хитрая девочка прекрасно знала цену и своим ясным улыбкам, и огромным глазищам, и нежной коже, и идеальным, внушенным строгой мамой и матерью-природой манерам, ее любили или обожали, третьего было не дано. И только Сиэля Фантомхайва обожала она сама, такой вот странный треугольник между окружающими, Лиззи и Сиэлем, который вообще сейчас был занят не философскими проблемами любви и ненависти, а тем, как выжить в присутствии своей слишком активной и слишком горячо влюбленной в него и потенциальные бусики на траве, невесты.
- Конечно! Мы немедленно пойдем туда и посмотрим!
Любопытство и умение легко, тактично и непринужденно влазить во все возможные неприятности в зоне своей видимости родилось раньше самой Элизабет, и единственный плюс во всем этом хаосе, начавшемся вдруг вокруг маленького графа, был в том, что дверь вдруг внезапно отыскалась, выскочив чертиком прямо перед ними, буквально столкнувшись с ними нос к носу… Судя по сверкающим огоньками азарта поисков зеленым глазам его невесты, она действительно чуть раньше ни малейшего понятия не имела, ни где дверь, ни куда она их обоих спрятала, ни как выбраться побыстрее… Однако стоило ему направить неуемную энергию в нужное русло – пусть и с некоторыми потерями в виде ободранной коленки в процессе стаскивания его со стеллажей – и тут же все встало на свои места! Маленький граф Фантомхайв даже просто играя со своей будущей женой явно умел получать все самые нужные сведения, которые могли пригодиться ему в жизни… потом… скажем, как умение правильно распоряжаться теми людьми, которые были вокруг него в данный конкретный момент его жизни. Как Лиззи сейчас.
- Я уже стою, Сиэль, уже стою!
Послушно пританцовывая на месте от нетерпения, действительно затормозила перед дверью, наконец, услышав, в конце концов, хотя бы что-то, потому что с ее энергией вполне хватило бы ума протаранить дверь прямо Сиэлем, даже не заметив ее по пути.
- Ты будешь ее сейчас ломать, да? Ух, ты…
В свете таких ужасных и восхитительных событий, широко распахнула глаза, послушно отодвинулась на пару сантиметров и вскрикнула, обеими ладошками закрывая глаза, чтобы не видеть, как Сиэль может разбиться! Тут же, впрочем, открыла, кинулась к нему, крепко крепко схватила за здоровую руку, мешая поддерживать раненую, повернула к себе, обеспокоенно заглянула в личико.
- Ты же мог разбиться намертво, ты же мог себе что-то сломать, ты … наверное, ты уже себе что-то сломал, ты уверен, что все в порядке???
Голосок сбился, она даже позабыла на минутку о бусиках на заднем дворе, ее Сиэль был дороже всех драгоценностей мира, кроме того, она еще должна была за него замуж выйти, поэтому глаза снова предательски заморгали, а губка дрогнула.
- В другую сторону? Ну… может, лучше я попробую?
С сомнением обернулась, выпустила его руку, наблюдая настороженно, шмыгнув носиком, просияла – дверь подалась и открылась! Тут же рванула в сторону выхода, однако на этот раз мальчику каким-то чудом удалось ее удержать на подлете.
- Хорошо, Сиэль, ты наверное не хочешь, чтобы я слишком быстро ходила, как обычно, да?
Наконец догадалась, снова послушно кивнула, обеспокоенно покосилась на его вторую руку и позволила себя удерживать первой, не вырываясь, не пытаясь его куда-то уволочь, никого не роняя. Лиззи чинно, мирно и очень обдуманно выскользнула из двери первой, обернулась, тщательно осмотрела все пространство вокруг и прислушалась к шуму шагов и разговорам где-то на верхних этажах.
- Слышишь? Там, наверное, нас потеряли и ищут теперь!
Мысль показалась забавной, девочка заулыбалась, глядя на Сиэля, приглашая ее почти мужа порадоваться с собой – их ищут там, когда они здесь, ну что за глупые слуги!
- Знаешь, мы найдемся, конечно, но давай сначала сходим и сделаем это открытие, что там блестит, хорошо?
Дернулась в сторону лестницы, вспомнила что-то, очень послушно поджала губки и снова пошла медленно и осторожно, ведя Сиэля за собой. Кажется, ему удалось невозможное – заставить Лиззи ходить по-человечески.
- Сейчас вверх по лестнице, потом направо, мимо кухни – и сразу оттуда будет на задний двор дверка такая, она всегда открыта, но прикрыта, так что там ломать тебя не придется.
Медленный и чинный шаг постепенно ускорялся, потом стал еще быстрее и еще немножечко быстрее, руку жениха при этом никто не отпускал, так что и лестница, и коридор, и «мимо кухни» проскочили прямо как-то быстренько…
- Вот, ломай!
Радостно остановилась у двери и снова нетерпеливо затанцевала.
- Хотя стой, тебе нельзя, у тебя рука болит, дай я!
Азартно отбежала, пытаясь набрать разгон и врезаться так же, как делал Сиэль – он ведь лучше знал и умел, значит, и ей можно!

Отредактировано Elizabeth Midford (26 Апр 2017 16:57)

+1

17

Спешно покинув страшный подвал, Сиэль осмотрелся по сторонам. Лиззи, кажется, была цела. Что совершенно невозможно было сказать о самом графе. Боль в руке прошла, но Фантомхайву казалось, что двигать ею всё так же нельзя. Потому что будет обязательно больно, а больно никак не хотелось. Может быть, стоило давно пожаловаться, вернуться к слугам и продолжить играть с Лиззи в сыщиков в полной безопасности? Заманчивое предложение, только безопасность и поиски приключений друг с другом плохо вязались. Тем более, Сиэль считал себя взрослым, а они-то никогда не ревут из-за ободранной коленки и ушибленной руки. Так что, граф окончательно решил, что он доведёт интересное дело до конца. Лишь бы с Лиззи ничего не случилось. Фантомхайв внимательно осмотрел девочку с ног до головы и пришёл к очень простому выводу: ей будет хуже, если будет скучно. Так что было незамедлительно принято решение развлекать юную леди до победного конца. И, при этом, ничего никому (и себе) не сломать.
- Да, больше мы не будем бегать. Нам же всё ещё нужна игрушка. А без хорошего поведения нам её точно не дадут, Элизабет.
Важно пояснил маленький граф, надеясь на то, что объяснения подействуют на Лиззи, и она больше никуда не рванёт со всех ног, искать неприятности.
- Потому что мы убежали, вот нас и ищут теперь.
После всего случившегося стоило вернуться назад, показаться слугам, убедить тех, что с ними всё в полном порядке. Так было бы правильно. Но Сиэль уверен, что в небольшом окошке, там, внизу, он видел что-то странное. Можно позвать слуг и снарядить поход на задний двор. Только вдруг они найдут что-то и не отдадут детям?! Идти на подобный риск мальчишка не был согласен. Они просто пойдут, посмотрят и вернутся назад. Быстро. Вон, и Лиззи тоже хочет пойти! А, значит, никаких особых преград нет. Фантомхайв крепче сжал теплую ладошку Элизабет в своей руке.
- Да, вначале надо посмотреть, что было на заднем дворе. Ведь мы вместе видели. Нам не могло показаться, сразу двоим. Ведь правда?
Конечно же, правда! Будущий муж никак не мог ошибаться. А будущая жена обязана была поддерживать будущего мужа во всех его начинаниях. Сиэль мало что знал о семейной жизни, зато был, как никогда ранее, уверен в себе.
- Лиззи, аккуратнее.
Шептал маленький граф, то и дело сбиваясь с шага. Как бы ни старался он удержать любопытную Элизабет, та, в конце-концов, снова вернулась к привычному ритму ходьбы. То есть – к бегу, разумеется. Сиэль запыхался и даже подумал о том, что ещё несколько поворотов – и он однозначно позорно растянется где-нибудь на полу. Но поворотов, к счастью, больше не предвиделось. Элизабет отлично ориентировалась в этом доме, поэтому, когда дети остановились возле высокой двери, Сиэль не сомневался, что пришли они правильно. Оставалось только успешно проникнуть на улицу.
- Никто, ничего ломать не будет, Элизабет.
Когда граф был недоволен чем-то, он непременно называл свою будущую жену полным именем. Как делала её мама. А так как тётя Френсис, откровенно говоря, вселяла в Сиэля трепетный ужас, когда была не в духе, то, полагал мальчишка, она вселяла такой же ужас и в его будущую жену. Мидфорд была тут же остановлена, отведена от двери и возвращена на место.
- Если мы будем громко открывать дверь – придут слуги. И уведут нас отсюда. А мы так близко к тому, чтобы увидеть, что там блестело.
Отличный мотив, чтобы вести себя тихо и спокойно, Сиэлю понравилось то, что он сам придумал. Должно было понравиться и Элизабет. Наверно.
- Пошли, только тихо.
Дверь, хоть и была массивной и тяжелой, но спокойно поддалась усилиям графа. И вот дети, держась за руки, вышли на улицу. Внезапный, ледяной порыв ветра, чуть не сдул Сиэля с ног, но тот отважно удержался, ведя свою будущую жену за собой. Вдалеке и правда что-то блеснуло, граф замер, останавливаясь. Идти было страшно. Но стоять на холодном ветру – тоже так себе перспектива. Фантомхайв грозно нахмурился и пошёл дальше.
- Смотри. Вон там, где большие кусты. Ты видишь?
Тихо шептал Сиэль, а шаг его всё ускорялся, пока граф не перешёл на бег, забыв и про больную руку, и даже про безопасность Лиззи, ведя её за собой.
- Где же оно?!
Подойдя ближе и быстро избавившись от руки Элизабет, Фантомхайв полез рыться в кустах, в которых вот только что, пару шагов назад, что-то блестело. Но теперь, когда они подошли к нужному месту, ничего не было.
- Нам не могло показаться. Ну же, Лиззи, нам надо найти это!
Если не справляешься сам – привлеки к делу всех, кого сможешь. Кажется, так когда-то говорил папа. Ну а Сиэль, разумеется, всегда всё запоминал.

+1

18

Услышав страшное и строгое «Элизабет» в исполнении своего будущего мужа, девочка очень удивилась и слегка перепугано притихла, пытаясь понять, натворила ли она уже достаточно для того, чтобы Сиэль обиделся и разочаровался в ней насмерть и до конца их будущей совместной жизни или есть еще надежда на прощение? Полное имя свое она не любила, считала его исключительно строгим, совершенно не милым и даже не слишком красивым, резковатым каким-то, никак не подходящим ко всем этим бантикам и головным очаровательным ленточкам с яркими цветочками, все так приятно – а тут какая-то «Элизабет», чопорная, строгая, наверняка в черном платье без малейшего признака даже простых белых кружавчиков по краю платья и воротничка! Хуже того, когда ее полное имя произносили мама или Сиэль, это на все сто процентов означало, что они расстроены, рассержены и настолько недовольны ее поведением, что уже перепробовали все остальные средства, чтобы достучаться до нее и повоздействовать, и у них ничего не получилось. Это суровое «Элизабет» точно означало отсутствие новых игрушек и подарков с маминой стороны, наличие новых и дополнительных занятий и упражнений на совсем не милой шпаге, а со стороны Сиэля – она просто не хотела даже и думать о том, что мальчик мог отвернуться от нее, рассерженно уйти, оставить тут, к примеру, а потом – самое ужасное – не приезжать и не разговаривать с ней совсем, отменив свадьбу! Особенно кошмарно звучало не разговаривать. Поэтому как только он напрочь запретил ей выбивать окружающие их двери, подкрепив запрет суровой формой обращения, девочка тут же передумала, послушно кивнула и остановилась, наконец, внимательно и молча наблюдая за тем, что делает Сиэль дальше.
- Конечно, ты, как всегда, прав.
Огорченно кивнула светлыми длинными кудряшками, покладисто водворяясь на прежнее место, подальше от двери, тяжело вздохнула.
- Мне что-то это в голову не пришло… Наверное, когда мы с тобой поженимся, тебе придется иногда думать за двоих!
Разговоры и упоминания женитьбы совершенно не смущали ни одного из них, это было само собой разумеющимся, так всегда поступали с детьми из аристократических семейств, по-настоящему аристократических, они очень дружили между собой, нравились друг другу, да и притом всякие браки воспринимались сейчас исключительно как занимательная игра, в которую никак не надоест играть родителям, а, значит, и им потом будет интересно! Что касается Элизабет, так она и вовсе была влюблена  в своего обожаемого Сиэля по ушки, так что была абсолютно не против, чтобы их женили и завтра уже. Вот прям с утра. Тогда бы она могла играть с Сиэлем в поиски сокровищ круглосуточно, странно, что родители упускают такой увлекательный момент совместной жизни и брака, занимаясь иногда откровенно скучными делами!
- Да, мы будем вести себя тихо и спокойно. Говори шепотом, пока нас не заметили!
Отдала ручку, вцепилась теплыми пальчиками в ладошку мальчика и выскользнула в тяжелые, неохотно приоткрывшиеся двери за ним, ежась от внезапного ветра, с любопытством оглядываясь, жадно скользя взглядом по траве, по коробкам рядом, по чистому английскому газончику, выложенному камнем по краю, постепенно увлекаясь поисками не меньше самого мальчика, а то и больше, снова потихоньку начиная загораться.
- Только шепотом!
Громко предупредила еще раз, очевидно, считая, что если они с вломившимся в кусты Сиэлем начнут шептаться, это здорово отвлечет всех от грохота двери, их бега, и вот хруста кустов сейчас. Нетерпеливо огляделась еще раз, быстро пробежала по краю, по камням, споткнулась, растянулась в траве, переливавшейся всеми оттенками жухло-зеленого под ветром, поморщилась, вставая на четвереньки и потирая снова ушибленную коленку и уже было совсем приготовилась разреветься скорее от досады, чем от факта падения, как прямо перед носом увидела ТО, что они искали!
- Сиээээль…
Почему-то только сейчас сама перешла на шепот, все еще стоя на четвереньках, расширенными от восторга глазищами рассматривая тускло и важно поблескивающий перстень, огромное, явно очень дорогое кольцо, какие видела только на отце раньше, и на папе Сиэля тоже, иногда, даже не каждый день!
- Сиэль, оно тут, я нашла!
Выпрямилась на ручках, выныривая из плохо скошенной травы, совсем позабыв, что куда проще было бы поднять кольцо и подняться самой, не решаясь до него дотрагиваться, снова возвращаясь к нему поближе, склоняясь и внимательно-внимательно всматриваясь в большущий камень перстня.
- Ты посмотри, что мы тут нашли сейчас, ты посмотри только, давай это заберем себе!!!

+1

19

Конечно же, ему придётся, когда они поженятся, да и много раз до этого, думать за двоих. Может, и не только за двоих. Сиэль к этому был готов. Точнее, он сам так считал, что готов. Взрослый же. А взрослые всегда всё знают. Только сейчас, именно в эту минуту, графа больше заботил поиск блеснувшего в траве предмета, нежели его будущая жена, ответственность за неё и какие-то важные думы, особенно за двоих. Он даже не заметил, как Лиззи растянулась на земле, кажется, неосторожно побежав за ним. Сейчас Сиэля интересовали только поиски странного предмета. А, может, даже не предмета вообще. Он не думал об этом. Странное чувство предвкушения захватило мальчишку, и он ему нисколько не сопротивлялся. Отважно прорвался через кусты, поскользнулся на мокрой траве, упал на одну коленку, полез рыться дальше, не обращая внимания ни на боль, ни на холод.
«Найду первым – и покажу Лиззи! Она обрадуется!»
Думал маленький граф, а сам всё дальше и дальше отходил вглубь кустов. Если что-то тут и есть, то оно обязательно должно быть запрятано далеко!
- Ты нашла?
Удивился Фантомхайв, оборачиваясь на тонкий голосок своей будущей жены. Он ещё успел обрадоваться и даже улыбнулся Лиззи, прямо оттуда, из кустов, но на место радости пришло отчётливое чувство досады. Она нашла. Не он. Не сам. А ведь он так старался быть везде первым! Но несносная Элизабет опережала его во всём, всегда и везде. Она родилась на год раньше Сиэля и была старше его. Она быстрее него подрастала. Она шустрее бегала. И во всём была на несколько шагов впереди Фантомхайва. Даже блестящую игрушку нашла вперёд него! Это он привёл их сюда! Это он должен был первым увидеть то, что от них спрятали! Как же он мог так проиграть?
- Где?
Накатившая обида вызвала злость, Сиэль сильно расстроился, пролез через кусты, подошёл к Элизабет и присел рядом с ней, разглядывая то, что она нашла. Хотя, ясное дело, на её месте обязан быть Фантомхайв, а не девчонка!
- Кольцо? Смотри, с каким камнем. Как у моего папы. Может, это его?
Конечно – его. Ведь похоже! Но если папино кольцо нашла Элизабет, то она заберёт его себе? Маленький граф нахмурился, заглянув Лиззи прямо в глаза.
- Нам надо пойти в дом. И спросить, где мама, папа, дядя и тётя.
Рассудил Фантомхайв, недоверчиво глянув на Лиззи. Она могла схватить и оставить кольцо себе в любое время. Но теперь мальчишка не собирался ей проигрывать. Сиэль забрал кольцо, крепко сжав то в кулачке. Вот она – победа! Теперь пусть только попробует отобрать! Маленький граф не задумался над тем, откуда появилась эта злость на Элизабет и недоверие к ней. Всё, что его занимало в этот момент – так это их… нет! Его находка. Да без него Лиззи вообще бы ничего не нашла! А, может, и сама потерялась бы! Сиэль, росший в любящей семье, не проявлял особой эгоистичности к кому-либо, он так же не был злым мальчиком, способным причинить кому-то вред.
«Наверное, ей всё же обидно… Зачем я так с ней? Она бы не забрала себе кольцо папы. Она бы не стала так делать. А вот я сделал нехорошо и неправильно. По злому сделал. Так же не делают будущие мужья, да?»
Семейная жизнь всегда казалась и Сиэлю и Лиззи просто увлекательной игрой, в которую взрослые играют всю свою жизнь. Но сейчас, глядя на Элизабет, маленький Фантомхайв вдруг задумался, а так ли всё просто в этой непонятной и неизвестной семейной жизни? Разве должен муж отбирать что-то у жены, даже если это что-то очень нужно, важно и дорого мужу? И граф очень огорчился, когда сам же понял, что ответ на этот вопрос один – нет.
- Нет. Вот, держи. Это ты нашла.
Кольцо было жалко. Очень жалко. Особенно – отдавать. Но Фантомхайв уже всё решил сам. Да, не он его нашёл. Да, это так. И пусть будет хоть миллион раз так, но он не будет отбирать что-либо у Элизабет, потому что она – его будущая жена. А он – её почти муж! Сиэль серьёзно нахмурился и вручил находку прямо в ладошку Лиззи, чтобы она не сомневалась в его намерениях.
- Мы сейчас пойдём в дом. И спросим, не папино ли это кольцо.
Да, ведь так будет правильнее. Стоило наконец-то узнать, куда делись родители, почему уехали без предупреждения, да ещё и кольцо потеряли! Лиззи тут же была взята крепко за руку, и граф повёл ту к двери в дом.
- Только если оно папино, ты же отдашь ему, правда? А то он будет переживать и расстраиваться, если не отдашь. Я ведь поэтому…
Стало очень стыдно. Сиэль опустил голову и растерянно заморгал, боясь взглянуть на Элизабет. Но объяснить ей всё же стоило. Так будет правильно. Даже если она обидится, Фантомхайв не хотел врать ей и скрывать что-либо.
- Поэтому тогда я его и забрал! Чтобы папе не было грустно…
Сиэль всё-таки решился поднять глаза на Элизабет, но, встретившись с ней взглядом, отчаянно и крайне неожиданно всхлипнул. Нет, семейная жизнь не была такой уж привлекательной, как игра в сыщиков. Но если мама и папа, тётя и дядя в неё так долго и хорошо играли, значит, так нужно делать и их детям. Пусть даже это очень сложно, главное, они будут вместе всегда.

+1

20

- Да вот же! Вот оно лежит и совершенно спряталось, и не шевелится!
Лиззи рассматривала кольцо во все глаза и с таким восхищением, как будто до сих пор красиво и очень аристократично удлиненные пальцы ее родителей не были унизаны кольцами, колечками, перстнями и печатками разнообразных форм, калибров и стоимости. Леди Элизабет всегда четко знала, что натягивать на себя все украшения подряд, какие только спрятаны в шкатулочках, нельзя и очень некрасиво, как бы этого иногда не хотелось, чтобы понравиться Сиэлю, ведь все, в принципе, и делалось только для этого. Однако вполне одобряла маму, которая очень умело и совершенно небрежно, одним взмахом своей красивой руки, без вопросов и возражений, без труда подбирала именно нужные и самые подходящие украшения к любому своему туалету. У Лиззи пока так не получалось, но совсем не из-за отсутствия вкуса, нет, просто надо было еще учиться ограничивать и останавливать себя, особенно останавливать, во всем, включая и украшения, конечно…
- Я тоже сначала думала, что оно там, в кустиках, куда ты шел, а потом иду, иду, упала, лежу – смотрю, вот оно!
В ажиотаже поделилась процессом находки, чувствуя себя абсолютно счастливой, она нашла Сиэлю колечко, вот он сейчас обрадуется, наверное! Мальчик подбежал, опустился рядом, тоже склонился к кольцу, ни один из них до сих пор так и не прикоснулся к нему, а Лиззи так даже и не собиралась трогать раньше Сиэля – ведь это он был главный и он решал! Она никогда, ни разу в жизни не соревновалась с ним и не собиралась этого делать, легко и просто признавая его лидерство во всех вопросах как нечто само собой разумеющееся. Ну и что, что она бегала быстрее, зато Сиэль всегда мог показать и придумать, куда надо бежать дальше, ну и что, что она была сильнее иногда, зато Сиэль всегда знал, что именно можно сломать, а чего лучше никогда не крутить и не трогать, ну и что, что когда они с Сиэлем подбегали к гостям, миленького и красивого мальчика тискали и целовали ничуть не меньше, а даже и больше нее, так и должно было быть! Если бы на его месте был любой другой ребенок, даже ее братик Эдуард, Элизабет Мидфорд в жизни бы не отдала ни капельки права первенства, не уступила бы, шла бы к своему и к победе до последнего и, может, даже не взирая на лица. Но это ведь был ее Сиэль! Удивившись каким-то новым, странным ноткам в голоске мальчика, подняла на него личико, уставилась вопросительно своими чудесными зелеными глазищами, чистыми и прозрачными, без вкраплений и точечек коричневых, как это часто бывает.
- Ты видел такой же камушек у своего папы? Тогда конечно, ты прав, надо пойти и показать ему!
Тут же кивнула, доверчиво становясь, наконец, сначала на коленки, а потом и вовсе усаживаясь в траву, на попу. Платью пришел конец еще там, в подвале, среди темноты, пыли, сырости и маминых масок, поэтому о нем давно прекратила думать, да и было теперь намного больше всего интересного, о чем можно и стоило бы подумать.
- Хорошо, тогда пошли?
Проследила внимательно, как Сиэль схватил колечко и сжал его, крепко-крепко, одобрительно и очень сурово кивнула слегка растрепанными кудряшками, Сиэлю всегда можно было доверять, он-то не потеряет никакую вещь, в отличие от нее самой! Снова посмотрела на мальчика, задрав личико к нему, открыла ротик, желая что-то сказать, встретилась с каким-то совсем ужасным, злым и недоверчивым взглядом в ответ и так и замерла, растерянно хлопая ресницами, абсолютно не понимая, что случилось?
- У тебя рука еще болит сильно, да? Тебе холодно?
Тихонько попыталась выровнять ситуацию, чувствуя, что еще немножко – и точно расплачется, просто от непонимания того, что же происходит и почему вдруг только что было ТАК хорошо, и вдруг стало ТАК ужасненько плохо??? С Сиэлем что-то творилось, а она сидела на влажной траве, в своем некрасивом уже платьице и ничем не могла помочь, что-то подсказывало, что сейчас даже уроки фехтования бы не помогли… Притихла, когда мальчик вдруг взял и сунул кольцо ей в ладошку, окончательно потерялась, растерянно кивнула молча, когда он вдруг спросил, отдаст ли она кольцо его папе, если это кольцо его папы и совсем замолчала, просто слушая…
- Подожди, ты сейчас совсем неправильно все говоришь, Сиэль.
Неожиданно перебила его и без того сбивчивую речь, перемежающуюся всхлипываниями, очень серьезно потянулась и поймала свободной рукой его ручку.
-  Смотри, кто увидел первый колечко, там, в подвале, а? Ты, помнишь? Ну вот.
Перевернула его руку ладошкой вверх, аккуратно положила на нее кольцо, накрыла его второй его же рукой и сжала своей ладошкой сверху, делая своеобразный бутербродик с колечком посерединке.
- Если бы ты его не увидел, то вообще ничего бы не было! Я б не узнала, куда бежать и где искать, да я бы даже не знала, что искать, понимаешь? Без тебя бы ничего не было! Так что колечко нашли мы оба, но ты – немножечко больше.
Важно подвела итог и неожиданно очень осторожненько и ласково погладила его по голове, по темным и таким приятным наощупь волосам, погладила неловко, застенчиво, но очень уверенно.
- И ты его не потеряешь и донесешь до папы, а я потеряю обязательно, ты же меня знаешь, да? Пожалуйста, очень тебя прошу – донеси! А я пойду с тобой!
Убрала ручку с его рук, потом – от волос тоже убрала, хотя хотелось погладить еще, подумала и застеснялась. Ей снова стало ужасненько хорошо!

+1


Вы здесь » Black Butler » Аллея памяти » Дело о загадочном камне, милой леди и безымянной игрушке