Black Butler

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Black Butler » Ретроспектива » Chapter three: The Puppy Song


Chapter three: The Puppy Song

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Dreams are nothing more than wishes
And a wish is just a dream
You wish to come true

В ролях: Мортимер Т. Кокс (Mora Kox), Лайон Андерсон (Серфин), Тьма (Блэк Джек).
Место действия: В ловушке подсознания.
Тема игры: Писатель окунается в собственные воспоминания, где его ждёт первое испытание ради свободы. Что там может быть лишнее? Почему он никак не может понять, от чего ему не нравится это место? Что произошло тогда? Стоило ли отказываться от даров чужого сознания и где прячется демон, поджидающий своих жертв?
Chapter one: The House in Dust
Chapter two: The Creature inside
Время игры: конец августа, 1888.

0

2

[NIC]Midnight[/NIC][STA]A spirit guide?[/STA][AVA]https://pp.userapi.com/c626727/v626727430/2751d/jd8M4eSA74E.jpg[/AVA]В ноздри ударил лёгкий запах солёной воды. Прозрачный воздух в метре над чернильной травой задрожал, в этом дрожании проступили золотые песчинки. Они множились, собирались в форму, окрашивались цветом: за какие-то считанные секунды песочная форма уплотнилась и окрасилась в оттенки синего с серебристыми прожилками и тёмными полосками на хвосте. Кошка Полночь легко приземлилась, а ворох песчинок опал, закончив перемещение. В траве, где она встала и встряхнулась, тоже стал проступать цвет и распространяться вокруг. Равномерно, медленно и неохотно. Пока рядом с ней мягко не встал писатель, хозяин воспоминания. От них двоих ровный круг цвета стал расширяться во много раз быстрее. Цвета, которые Он помнит. Какими они должны быть по его мнению: лёгкие штрихи, очерчивающие деревья вдалеке, новые фигуры и уже знакомые. Рисованный щенок летел к Лайону, весело лая, будто на крыльях. Встретившись с невидимой границей между цветным миром и коричнево-чёрным, пёсик не заметил, что изменился, став уже на вид абсолютно реальным. Это кардинальное преображение не замечал никто из здешних, будто так и надо.

Но по сути... так и надо. Это был всего лишь набросок и теперь он оживал, как и любое полузабытое воспоминание, потерявшее свою яркость, свежесть, вновь наполнялось красками и чувствами.
К счастью Моры, щенок видел только Лайона. Пока что. Но её инстинкты были сильнее: кошка присела в траву и когда счастливое создание начинало подтанцовывать вокруг ног человека, Полночь, не дожидаясь, пока на неё наткнутся, взлетела в два прыжка на плечо парня.

0

3

[NIC]Лайон Андерсон[/NIC][STA]Эх, Карлсон, не в пирогах счастье...[/STA][AVA]https://pp.userapi.com/c847016/v847016098/fe0aa/0irf5DiEjM8.jpg[/AVA]
Миг Ни-Где был кратким. Настолько кратким, что Лайон не успел не то, чтобы испугаться, но даже просто что-то сообразить. Темнота перед глазами расступилась, быстро заполняясь деталями и красками, словно невидимый художник торопливо пытался замазать некрасиво торчащую в реальности пустоту. Линии наброска стремительно расходились, множились, обрастая тенями и цветом, складываясь во все более и более знакомые очертания. Через какую-то пару мгновений окружающий пейзаж обрел форму, пусть и не совсем до конца прорисованную, но достаточно убедительную, чтобы потянуть на действительность эдак на четверку с плюсом.

Андерсон вдохнул прилетевший с озера ветер и заворожено оглянулся, осматривая окрестности. Одновременно веря и не веря, узнавая и не узнавая, он ощущал то неопределенное чувство, которое посещает человека, решившего, наконец, разобрать старый хлам на чердаке и застопорившегося на разглядывании уже основательно позабытых безделушек из прошлого. Волшебная смесь ностальгии, сентиментальности и неизбежно следующей затем печали. О миссии по выбрасыванию мусора после такого можно сразу забыть.
Побережье воссоздалось именно таким, каким он его запомнил. Может даже, синяя, словно поглотившая небо, водная гладь смотрелась несколько более величественно и помпезно, чем было на деле, но тут вполне оправданно можно сделать скидку на возраст и детскую впечатлительность. Сколько ему тогда было? Лет шесть? Семь? Лайон отстраненно покачал головой. В любом случае, для глаза ребенка все, что шире домашнего двора, выглядит грандиозно. А вкупе с неприкрытой брусчаткой зеленью и свободным от дыма небом достаточно, чтобы проникнуться впечатлением на всю оставшуюся неделю.

Отвлекая от подсчитывания прожитых лет, сбоку донесся веселый лай. Андерсон обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть несущегося к нему на всех порах щенка. Разразившись скопом уже не нарисованных, а вполне реальных тявканий, животное радостно обгавкало по-кошачьи взлетевшую на плечо человеку Полночь и, едва не запутавшись в собственных конечностях, оживленно запрыгало вокруг.
- Эй, эй.., - окруженный в прямом и переносном смысле юноша неловко взмахнул руками, пытаясь удержать на себе одно существо и одновременно уследить за быстрыми перемещениями другого, активно пытавшегося утащить его куда-то за штанину. Приятно, все-таки, когда тебя встречают с распростертыми объятиями.. и влажным носом? Энтузиазм щенка был не только явно видимым, но и по-своему заразительным. Секундное замешательство на лице юноши пропало, уступив место прежней полуулыбке. Памятуя о Проводнике, Лайон осторожно ссутулился, стараясь не скинуть ненароком угнездившуюся на нем кошкобелку, и наклонился в попытке остановить и погладить вертящуюся вокруг ног пятнистую круговерть.

Собака ловко увернулась от его руки, щедро обслюнявив протянутые пальцы и, явно удовлетворившись таким вступительным взносом, бодро запрыгала прочь через траву. Туда, где на склоне холма расположились на заранее расстеленных пледах человеческие фигуры. Очертания их вдалеке были пока неясными, смутными. Однако откуда-то у Андерсона была внутри уверенность, что они прорисуются, стоит лишь ему подойти.
Не то, чтобы ему хотелось.
- Ну, что? – вздохнув, юноша так же аккуратно выпрямился, обращаясь к своему пушистому наезднику. – Есть идеи, откуда лучше начать поиски?
Цепляя взгляд, в небе среди облаков ярким пятном покачивался прямоугольник воздушного змея. С другой стороны холма с ветром донесся оживленный детский гомон и смех. Мало-помалу воспоминание обретало полность, дорисовываясь и заселяясь действующими лицами.

Лицами?

Машинально отряхивавший руку Лайон замер, ловя за хвост посетившую его мысль. Оглянулся, медленно и уже заранее каким-то шестым чувством зная.
Дерево, неизвестной в ту пору породы и потому безымянное, находилось от него в шагах двадцати. Вместе с сидящей под ним фигуркой. Ведомый скорее простым любопытством, чем неким оформленным дедуктивным чувством, Андерсон прошел вперед.
Худощавый мальчишка сидел в тени, скромно обняв колени и восхищенно рассматривая раскинувшееся озеро сквозь стекла очков.
«Шесть. Всё-таки мне было шесть».
[SGN] [/SGN]

0


Вы здесь » Black Butler » Ретроспектива » Chapter three: The Puppy Song