Black Butler

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Black Butler » Сборник рассказов » Chapter two: The Creature inside


Chapter two: The Creature inside

Сообщений 1 страница 10 из 13

1

[NIC]Лайон Андерсон[/NIC][STA]Hello? Hell...о?[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/t/ApWYt.jpg[/AVA][SGN] [/SGN]

Игроки: Мортимер Т. Кокс (Mora Kox), Лайон Андерсон (Серфин), Тьма (Блэк Джек).
Место действия: В ловушке подсознания.
Тема игры: Измученный разум писателя метался в капкане, построенном из образов его сознания. Ведьма в образе духа-проводника вытащила юношу из Кошмара, который теперь гонится за ними по пятам сквозь связанные воедино воспоминания его жертв.
Chapter one: The House in Dust
Chapter three: The Puppy Song
Период: конец августа, 1888.


Лайон слушал. Слушал и слушал. А голова продолжала болеть, гудела тихо, будто где-то под кожей маленькие пчелы решили организовать свой улей. Произнесенные Хозяйкой Дома слова роились, укладывались, наслаивались друг на друга будто кирпичики, из которых ему предстояло что-то построить, что-то ладное и стройное, благодаря чему все сразу станет легко и понятно, как по щелчку пальцев, да вот только, Андерсон, такой растяпа, не имел каких-то нужных чертежей, и новое знание шло громоздко, туго и пока на Храм великого Озарения походило мало. Возможно, при непосредственной практике корявые части встанут на причитающееся им место, на это юноша рассчитывал. Ну, или в ином случае, судьба его сложится весьма и весьма печально. И даже не исключено, что не только его.
Рассеянно перебирая в руках оправу, кивнул. Молча, не перебивая, но давая понять, что он тут, внимает, понимает, выводы делает. Если отбросить непременную угрозу смертельной опасности, то, похоже, это, как он постарался себе представить, чем-то отдаленно напоминает даже детскую игру. Прятки, кажется. Только прятать тут от водящего нужно не только «себя», но и свое имя, слова и даже случайные мысли. Иначе смерть. Очень сложная игра. С очень голодным и злым водящим. Ну, разве не весело ли?
Вот нет. Ни капли.
В голове Андерсона неожиданно закопошился вопрос, один из многих, что и без того просились у него наружу, но пока вежливо терпели, вопрос, внезапный даже для самого Лайона, но Хозяйка продолжила говорить и, уловив в дрогнувшем на мгновении голосе тревожную нотку, мысль скрылась, зарывшись отличающимся ярким хвостом в кучу товарок, оставив после себя неприятное чувство пустоты, словно у человека, вернувшегося второпях домой, но забывшего зачем. Поспешно надев обратно очки, Андерсон встал с кресла и проследовал за указывающим направлением зверьком. Все расспросы явно лучше оставить на потом, если этот «потом» еще будет. Волнение до этого такой иронично-спокойной собеседницы заражало, будя утихшие было на время страхи, или юноша уже сам начал ощущать неладное, копящееся в воздухе подобно духоте перед грозой.
Благодаря пушистому гиду нужная вещь нашлась быстро, но, вопреки наставлению Хозяйки поторопиться, Лайон невольно замешкался, рассматривая лежащие в коробке стеклянные сферы. Такие разные: сверкающие, переливающиеся сполохами красок, будто бы живые, они цепляли каждая своей своеобразностью взгляд, мешая сбившемуся человеку выбрать. Наконец, наполовину, но уже отчасти решившись, юноша протянул руку к той, что лежала ближе к правому краю, мигая мягкими желтыми, розовыми и зелеными искрами из насыщенной синевы.
И, видно, вовремя, потому что дверь позади него с характерным надсадным деревянным треском выгнулась и проломилась, впуская в потемневшее и словно съежившееся пространство Нечто. По спине и затылку человека прошлась волна игольчатых мурашек, будто само присутствие было осязаемым, подавляющим, ужасающим.
«Вот как дуну, как плюну, и сразу снесу твой домик!» - всплыла в панике нежданная строчка из одной уже позабытой книжки.
Может, Андерсон и тупил временами, но с пинка соображал на радость быстро и неплохо. Подхватив Полночь на руки, юноша торопливо присел, ставя выбранный шар на пол и придерживая его ладонью, не давая укатиться, ведь очертания землянки с пугающей скоростью стали оседать и изменяться, как смываемый волной песок. Мимоходом Лайон успел заметить и приметить прорастающие снизу из шара каменные кристаллы, похожие на те, что складывали одежду Хозяйки. Наверное, поэтому он и выбрал его. На ум сразу же пришло имя, достаточно отвлеченное от оригинала, но весьма ему подходящее. Тоже из оставшейся в прошлом книжки, написанной, кстати, его однофамильцем. Фата-Моргана.
А между тем, вместо ожидаемого со страхом ощущения вонзающихся клыков в подставленную спину, тело наполнилось какой-то легкостью, будто его на большой скорости несло в лодке по течению реки. Оставшиеся целыми окружающие предметы резко увеличились в размерах, утолщаясь и вырастая к потолку словно диковинные горы. Человек и его четвероногий спутник стремительно уменьшались, следуя примеру Льюисовской Алисы. Прежде чем осознавший это Андерсон успел оглянуться, их, словно две крупинки в водовороте, затянуло в шар. Возможно, это и к лучшему. Потому что вид пропорционально увеличившегося со всем Чудовища вряд ли бы пришелся ему по вкусу.
До сумасшествия не пришелся бы.


В новом месте царил легкий полумрак, и после яркого пламени камина Лайон не сразу сообразил, куда его занесло в этот раз. Пришлось потратить несколько секунд, глупо моргая и давая глазам привыкнуть, вдыхая запах соли и теплой, подсушенной незнакомой травы. Вскоре, полутьма отступила, складываясь в расположившуюся перед ним стену. Протянув руку, Андерсон аккуратно провел по ней кончиками пальцев. Камень. Слегка шершавый на ощупь, но сухой. Подземелье? Склеп? Пещера? Повернув чуть голову вправо, юноша увидел уходящий вверх сталактит и, по соседству с ним – светящийся в пол его роста гриб.
«Что бы это ни было, это точно не мое», - не веря своим глазам, человек слегка покачал головой и вздрогнул, когда до его ушей донесся тихий звук перелистываемых страниц. Сделав глубокий неторопливый вдох (мало ли, что ждет его там), Андерсон отступил от стены пещеры и обернулся. Туда, где за так же каменным, уставленным всевозможным, далеким от его понимания ассортиментом столом кто-то сидел.

Отредактировано Серфин (30 Авг 2017 21:47)

+2

2

[AVA]https://pp.userapi.com/c841320/v841320250/1809d/WT1XoZDFHOA.jpg[/AVA]Возможно, нечто подобное было в её планах.
Нет, ни разу. Она считала целью монстра Лайона, но вид устремлённых в неё игл пригвоздил на месте. Это могло стать буквальным - реакция юноши была удачной. Образ Каменной Леди в зеркале не расстаял до конца, он засиял прозрачным голубым и выбрался из зеркала, вцепившись в раму. Она стала лёгкой, почти невесомой, и, с силой вытолкнув себя из зазеркалья, устремилась наперерез чудовищным отросткам. Призрак прикрыл собой уменьшающихся и разбился на миллионы мельчайших иголок из стекла от одного касания, протыкая, раня чудовище, запаляясь синим инфернальным огнём. Так она сжигала его и окружающее пространство, ослабляла, стирала, навязывала иллюзию боли. Именно иллюзию, морок, как любой уважающий себя аферист, или фокусник, когда ему нужно, чтобы жертва смотрела в нужную ему сторону. Хотя бы на мгновение.
Как только человек и кошка оказались внутри, шар опустел. Теперь, если демон захочет последовать за ними тем же путём, он попадёт в совершенно другое место.


«Ууууу, не нравится мне его выбор,» - поёжилась кошка, отойдя от ступора. Место она узнала по одному запаху, глядя на мерцающий потолок, ибо провела здесь "добрых" пару сотен лет. Лайон по привычке привыкал к темноте, чтобы что-то разглядеть, - ему быстро нужно осознать свои ментальные возможности, что он не так уж беззащитен в играх разума. Она же, не освобождаясь от рук юноши, легла ему на плечо передними лапами, чтобы увидеть Её. Себя. Юную, холодную, безучастную, - прошлое, которое заставляет шерсть на холке вздыбиться.
Магического света у каменного стола было достаточно, чтобы увидеть хрупкий девичий силуэт в белой блузке, красной длинной юбке и лента на шее. Волнистой тёмной рекой спускались волосы до талии. Если подойти поближе сквозь заросли гигантских листьев папоротника, заметна кровь на руках, чёрных туфельках, а черты лица сильно напоминают женщину с непримечательного портрета в прошлой землянке, только моложе. Бледная кожа отражала сияние, но бледность не походила на болезнь.
На шум и движения девушка не реагировала, ведь она всего-лишь воспоминание. Тень былого. Автономный образ, имеющий свой алгоритм действий. Кошка Полночь спрыгнула всё-таки, чтобы не мешать человеку и придать решимости, а девушка никак не отреагировала, когда животное запрыгнуло на каменный стол и стало рыться в раскиданых свитках, расставленных склянках и чертежах. Но на своё собственное воплощение всё-таки опасливо косилась. Выбор Лайона пугал её не только неприятным периодом её истории, но и возможностями, которыми оно обладает.

+2

3

[NIC]Лайон Андерсон[/NIC][STA]Hello? Hell...о?[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/t/ApWYt.jpg[/AVA][SGN] [/SGN] Это оказалась просто девушка.
Не диковинный подземный тролль, не ощерившийся многозубой пастью монстр и даже не сверкающий потусторонним светом призрак. Девушка. Вполне такая, какую он мог бы встретить однажды на улице погожим днем, если бы не полез, сломя голову, в проклятую кроличью нору с неизвестным метражом глубины. Невысокая, простоволосая, в одежде из привычной глазу ткани, а не из диковинно сросшихся кристаллов. Может быть, немного более бледная, чем следует, но вполне земная. Привычная.
«Нормальная».
Лайон выдохнул, ощущая нисходящее на него облегчение. Пусть и обстановка не совсем соответствующая, но после пережитого галопа по местным феерическим Европам, равно как и знакомства с их не менее чудными обитателями, встретить что-то вполне себе обыденное – разве не к удаче? Оттолкнувшись от его плеча лапами, Полночь спрыгнула на пол и прошмыгнула между разросшимися папоротниками к столу. Уверенное поведение вновь взявшего на себя роль гида зверька успокоило юношу, будто подтвердив его невысказанное предположение.
Осторожно огибая широкие листья, человек проследовал за духом и неуверенно остановился. Не отрывая головы от книги, незнакомка продолжила читать, будто даже не замечая присутствия незвано прибывших. И, если не услышать нерешительно замершего человека у нее еще шанс был, то пропустить мимо ушей возню шуршащего бумагой звереныша было весьма затруднительно.
- Эм.., - Лайон понял, что начинать разговор придется ему. Что не особо вдохновляло. Будучи с детства закоренелым интровертом, Андерсон довольно часто испытывал подобного рода затруднения в общении с другими. Ребенком он намного лучше себя чувствовал, когда собеседник обращался к нему первым, позволяя минуть эту неприятную, полную неловкости и запинающегося смущения стадию. Помнится, эта неуклюжая привычка сильно раздражала его отца, считавшего такую манеру держаться позорной. Но его тут нет, и самому Лайону уже далеко не шесть, да и теперь, когда он… Когда он… Теперь... Что?
Юноша с отсутствующим видом дернул головой, словно от нервного тика. Моргнул, прогоняя непонятно откуда взявшееся наваждение. И, как ни в чем не бывало, наклонился к сидящей девушке, будто не заметив этой небольшой заминки.
- Здравствуйте, - Андерсон осторожно протянул руку к обитательнице грота, пытаясь привлечь внимание. – Простите, не могли бы вы…
Красная капля сорвалась с тонкого запястья и яркой кляксой упала на девственно чистый лист. Запнувшийся человек изумленно проводил ее глазами. Незнакомка лениво перевернула страницу, с тем же скучающим видом продолжая рассматривать абсолютно пустую книгу.
«Это кровь. Господи, да это же, правда, кровь», - Лайон поспешно отступил назад, не в силах оторвать взгляда от покрывающей ладони девушки жутко знакомой влаги. Задетая неловким его движением на краю стола опасно затанцевала узкогорлая склянка, чтобы через секунду с чувственно актерским звуком самоубийственно хлобызнуться об пол. Жалобный и высокий звук разлетевшегося стекла взмыл ввысь к сталактитам, грозясь поднять от вечного сна даже мертвых. Андерсон обреченно сглотнул.
Не было печали, да собственные кривые руки помогли. «Спасибо». Как и всегда.

0

4

[AVA]https://pp.userapi.com/c841320/v841320250/1809d/WT1XoZDFHOA.jpg[/AVA]Влажный туман, поднимавшийся у самого пещерного свода, впитывал в себя темноту, окружающие цвета и так же мягко поглотил звук, лишь испуская мерное свечение. Инфернальное чудовище, древнее камня, лениво глядящее сверху вниз в причудливый сон капризного бога. Море всегда казалось, что оно живое там... Таковы её воспоминания. Значит, оно живое здесь. Такова построенная реальность.
Всего мгновение, как Лайон обернулся на девушку, отвлечённый разбитым стеклом, и тут же столкнулся с её спокойным внимательным взглядом. Когда она успела поднять голову? Почему кажется, будто она уже давно смотрит на него? Эти ярко-алые глаза знакомы с ним, они знакомы ему. Так пристально не смотрят в первый раз.
- Слушаю Вас, - отозвался её мягкий голос. Ничто не отразило эхом её слова, будто она находилась совсем близко, говорила тихо, но так ясно, словно у самого уха. В его голове. Но губы... алые губы шевельнулись, высвободив новую фразу, подталкивая гостя к разговору, - Не могла бы "что"?
Не такое простое это воспоминание. Отпечаток личности, которой Мора когда-то была. Самостоятельный отпечаток, поступающий так, как поступила бы Мора тогда. Говорящий так, как говорила бы Мора тогда. Опасный настолько, насколько Мора может быть.
Капли крови, с желейной медленностью стекавшие с запястий на бумагу, исчезали в ней, как в губке, и проступали едва заметными очертаниями символов, схем, узоров. Книга не была пустой - Лайон не знал, как на неё смотреть и со своего места ему могли быть видны золотистые чернила, почти сливающиеся с цветом пергамента.

Кошка, замерев вместе с воздухом вокруг неё, когда разбилась склянка, инстинктивно поглядела на юношу. Но он не поранился, поэтому она вернулась к поискам. Где-то здесь был ключ, подсказка, оружие, нечто более воплощённое, на чём мог бы сконцентрироваться пока ещё неумелый разум писателя. Он способен наделить силой любой предмет в своём воспоминании, а им нужно сейчас нечто посильнее. Нечто буквальнее. В итоге, Полночь выудила из бумаг причудливый предмет: продолговатый, смахивает на древний узорчатый ключ. Перо в виде ключа? Тонкое, весомое, из тёмного металла, один конец - изящная пасть европейского дракона с рогами, из которого торчит вместо пламени письменный кончик чернильного пера, а с другой - длинный хвост с мелкими каменными перьями, заплетённый в кельтский узор. Искусная работа, если приглядеться на свет, можно даже заметить чешуйки, вырезанные на корпусе.

Перо - идеальное оружие для писателя. Его-то она и положила рядом с Лайоном на стол, топнув при этом мягкой лапкой по предмету.

0

5

[NIC]Лайон Андерсон[/NIC][STA]Hello? Hell...o?[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/t/ApWYt.jpg[/AVA][SGN] [/SGN] Лайону хватило мгновения, чтобы удивленным донельзя взглядом отдать дань собственной криворукости. Нелепый, по своей сути, жест - ведь ясно же по звуку, что уже ничего не исправить - закончился, как по канону, мгновенной кармой в виде устремленного на нарушителя пристального взора. Как бы не была хозяйка грота до сих пор терпима к их присутствию, порчу принадлежащего ей имущества она, по-видимому, не одобряла.
Судя по неотрывности взгляда, совершенно не одобряла.
И глаза - ярко-красные, сверкающие, будто драгоценные камни. И как раньше не приметил?
Как назло, все затверденные и причитающиеся подобным случаям фразы сделали ручкой и скоропалительно исчезли из головы. Лайон отчаянно старался нащупать мысленно хотя бы одну из беглянок, когда, очевидно, заприметившая его тугоумость незнакомка решила первой сделать шаг навстречу.
- Слушаю Вас, - поначалу юноше показалось, что эти слова произнес сам воздух в пещере, пока после он не заметил едва заметное движение губ. - Не могла бы "что?".
Вопреки ожиданиям, голос тихий и даже мирный. Совсем, как кажется, не годится для отчитывания неуклюжих и без малого заявившихся без спроса. Сдержанность в нем, равнодушие или спокойствие, но Андерсону на миг стало неуютно при  мысли о том, что может побудить его обладательницу закричать.
А склянка эта? Неважна? Или, отдавая дань традициям этикета, делает вид, что ничего не заметила, ставя превыше гостя, пусть и незваного? От мысли об этой поблажке чувство стыда лишь усиливается. И с этим моральным пинком совести язык, наконец-то, развязывается, отлипает от неба, чтобы вытолкнуть хоть какое-то подобие извинений. Уж все же лучше что-то, чем ничего.
- И-извините, п-пож-жалуйста за вто-торжение, - взволнованное заикание вернулось так некстати, и юноша вынужденно взял паузу, прикрываясь коротким кашлем. Смотреть прямо в эти  невозмутимые глаза-рубины получается плохо, и взамен Лайон сосредоточенно разглядывает раскинувшуюся неподалеку от ног светящуюся бахрому папоротников. - Мы искали выход, - Андерсон покосился на хозяйничающего до сих пор на столе зверька. Смышленная Полночь уже ухитрилась что-то целеустремленно вытащить из общей кучи диковинок и теперь ждала, когда человек обратит внимание на находку. Но, несмотря на требовательный жест проводника, Лайон слегка покачал головой. Брать что-то в руки с чужого стола после произошедшего инцидента ему совершенно не хотелось. Не хватало еще что-то загубить. - Простите за беспорядок, - молодой человек снова обратился к девушке, однако теперь вместо папоротников уставился на складывающие венок цветы. - Я уберу все.
Не дожидаясь ответа - итак задержался с извинениями - юноша присел и принялся собирать осколки, не обращая внимания на их мелкость, будто совсем не опасаясь порезаться.

0

6

[AVA]https://pp.userapi.com/c841320/v841320250/1809d/WT1XoZDFHOA.jpg[/AVA] В алых глазах скользнуло удивление напополам с недоумением. Что-то идёт не по предусмотренному сценарию и видение не могло понять, как реагировать в этой ситуации, в которой ему отводилась роль собеседника, живого справочника. Писатель слишком верит в происходящее, делает пространство вокруг реальнее, - ничего "здесь" не существует, даже разбитой склянки, но он верит и действует соответственно, чего не предполагало это самое "пространство". Полночь заглянула в глаза девушке, замеревшей на мгновения и наблюдавшей.

- «Даа, точно. Акума...»
Кошка увидела тот самый, как она называла шутливо, "внутренний диалог". Который и был внутри... буквально. Акума в те времена предпочитал не тратить силы на физическое воплощение и паразитировал в теле девочки; много позднее она научилась использовать это слияние. И защищать разум тоже, но сейчас перед Полночью сидят два существа в одном воплощении, одном теле, одном сознании. Его незримое присутствие было постоянным. Спасибо, что не вмешивался, только скабрезничал.

- «О, вот опять,»
Бровки девушки дрогнули раздражённо на очередную очевидно сальную репризу, однако, как всегда действенную, ведь фантом вернулся в "реальность". Современная Мора остановила бы писателя, взяв его руки в свои, уберегая от возможных порезов. Но этот отпечаток имел другое отношение: девушка едва пошевелилась, но поняв, что гость слишком заинтересован осколками, мягко взмахнула тяжёлой едва подвижной рукой, словно перевернула большой лист бумаги; подчинившись этому движению, остатки склянки развеялись бесследной дымкой.
- Выход? Выход. Куда? - Мора иронично выгнула бровь, - Откуда? Или, может быть, вход? "Дверей" много можно найти, Вам нужна любая? То, куда Вы попадёте, может не понравится. - с тонкой усмешкой она встала, закрывая книгу.

Присутствие писателя девушку совершенно не смущало, она оставила его возле стола и отошла к стеллажу в темноте, куда поставила книгу. При этом, будто между делом, заметила: - Хороший выбор. Может, попробуете что-нибудь нарисовать?
Кошка, так и стоявшая возле пера, иллюстрируя слова Моры, подтолкнула перо носом.

+1

7

[NIC]Лайон Андерсон[/NIC][STA]Алиса, непонимающая Гусениц[/STA][AVA]https://pp.vk.me/c628817/v628817527/25806/fCJjhTMw3Ic.jpg[/AVA][SGN] [/SGN] Прозрачные, похожие на крылышки стрекозы осколки позволили человеку собрать себя в количестве двух штук и, словно насмехаясь над его попыткой навести порядок, растаяли легкой дымкой. Андерсон изумленно моргнул раз, второй, списывая поначалу все на смену освещения и плохое зрение, однако ни найденыши, ни другие остатки почившей посуды в руки своего губителя не вернулись. Что же, либо склянка была уникальной в своем роде, либо, все-таки, возможно, не так важна…

Вновь раздавшийся голос незнакомки заставил юношу вздрогнуть и вскинуть голову. Высказанные полувопросы-рассуждения, пусть и схожие в чем-то с буддисткими воззрениями, практически Лайону незнакомыми, содержали зерно истины, о которой коренной британец совершенно не подумал, а подумать ой как бы стоило, особенно, пускаясь в такое путешествие. Прокручивая в голове последнюю сказанную фразу, от которой после пережитого вольно-невольно по спине принимались плясать мурашки, юноша поднялся вслед за девушкой.

- Мне бы сначала определиться, где я нахожусь, - улыбнулся немного сконфуженно и виновато, даже больше углом рта дернул в попытке. Право, для Хозяйки Грота, это, наверное, прозвучит как глупость, но самого Лайона, как туриста без карты, все мотает и мотает на протяжении последних.. минут?.. часов? Сколько уже точно прошло времени с тех пор, как он точно представлял, что происходит вокруг? – Но дверь, если возможно, хотелось бы найти некусающуюся, - в памяти на мгновение всплыл звук ломающейся, раздираемой древесины, и юноша дернулся, стараясь отогнать морок. – Мисс?

Тоненькая изящная фигурка слилась с мраком, почти исчезая из поля зрения среди других таящихся в темноте пятен. На секунду внутри Андерсона даже шевельнулось наивное беспокойство, что ее обладательница пропадет, как и предшествующие многострадальные осколки.

«Выбор? О чем это она?» - недоумевая, Лайон оглянулся на сидящего на столе зверька. Полночь, похоже, так терпеливо и ждавшая, пока отмахнувшийся человек снова проявит к ней внимание, вновь подтолкнула к нему свою находку.

Что ж. Два голоса «за». А один и так все равно ничего не понимает. Подчиняясь указке, юноша взял в руки предмет.

Это оказалось перо. Слегка тяжелое на вес, прохладное на ощупь, но удобное, словно предназначенное для того, чтобы идеально лежать в пальцах. Удивленно вскинув брови, Андерсон поднял письменную принадлежность к глазам, рассматривая тонко проработанные чешуйки и перья, сложенные в части узора. Такие вещами не разбрасываются, здесь видна рука мастера, причем редкого. В восхищении человек осторожно провел пальцем от изогнутых рогов до начала длинного пернатого хвоста. Юноше уже достаточно долгое время не приходилось держать хорошего металлического пера, однако это отчего-то ощущалось удобным, словно неведомым образом подстраивалось под сжимающую его руку.

- Если вы позволите мне быть честным, то не могу сказать, что я особо хорошо рисую.., - предложение казалось странным, но Лайону даже в голову не пришло возмутиться или отказаться. Конечно, ему случалось получать несколько уроков рисования, но до кисти признанных художников молодому человеку было как раком до Китая. Словно ища совета или поддержки, он посмотрел на Полночь, а после, со вздохом, придвинул к себе один из пустых свитков и принялся выводить образ, частично навеянный мистическим животным. – Осмелюсь предположить, мисс сама в этом убедиться, если увидит. – Нанося последние линии, критически осмотрел получившийся рисунок и, скептически покачав головой, поднял, словно желая показать незнакомке.

Собачка.

Техника «палка-палка-огуречик». Пусть и несколько прокаченная, но все же прекрасно узнаваемая.



Офф-топ: Лайон, 23 годика.

Отредактировано Серфин (3 Янв 2018 04:25)

+1

8

[AVA]https://pp.userapi.com/c841320/v841320250/1809d/WT1XoZDFHOA.jpg[/AVA][STA]Гусеница-фантом под взглядом Котэбабочки[/STA]Со многими бывало так: когда тебе что-то нравится и этим делишься с другим, чувствуешь ликование и радость, если он разделяет твой интерес. Как и сейчас Полночь чуть ли не лопалась от гордости, распушилась - "Смотри, у меня ведь хороший вкус, да?!" Выпятила грудку с важным видом наблюдая за писателем, за каждым его выражением глаз, чуть ли не копируя его. Единственное преимущество этого пера было как раз удобство и красота, древний красивый артефакт истории. Он до сих пор лежит в её письменном столе там, в реальности. Мора давно хотела придать ему какое-либо свойство, но поняла, что в процессе использования может потерять эту вещь: рассыпится от напряжения, либо перо станет объектом охоты не хуже неё самой. Так что ценность предмета девушка оставила символической. Но здесь её воля делала перо особенным не только для неё.

Мора не отвечала ему, её функции ограничены, тем более, что ему стоит самому найти ответ. Точнее, как было ею предложено, нарисовать. Он искал выход и нашёл. Теперь главное, чтобы до писателя дошло. Полночь наблюдала за работой юноши с каменной моськой.
«Это правда, писатель и художник - совершенно разные призвания,» - она сама не умела рисовать, но... непосредственность и лёгкое поведение Лайона заставили взглянуть на рисунок с юмором. Повод прибавился и с реакции Моры. Фантом оказался рядом с писателем бесшумно, невесомо, мгновенно, словно стояла там с самого процесса рисования. На показанный рисунок промолчала, не изменившись в лице. Почти. В таком состоянии с эмоциями тяжело, но едва уловимая безразличная улыбка, граничащая со снисходительной иронией, отразилась на лице. Полночь её видела, она почти буквально кожей ощущала гомерический припадок, случившийся с Акумой внутри девушки. Именно поэтому та вздрогнула после паузы, а кошка прикрыла лапкой глаза и прыснула, есдва не пробормотав вслух "Потрясающе".

Фантом оказался мудрее и тактичнее.
- Теперь Вы можете найти нужный вход, - её взгляд перекочевал на гостя с хитрецой. - Кажется, он хочет что-то Вам показать, - она кивнула на оживший рисунок, чей лай отражался возникающим пузырьком со словом "гав". Несмотря на свою схематичность, собака получилась очень даже активная и радостная. - Или попросить?
Вопрос Мора задала будто сама себе в раздумьях, предназначавшихся Лайону. Он нарисовал именно собаку, вспомнит ли он эту собаку?

+1

9

[NIC]Лайон Андерсон[/NIC][STA]Алиса, заглянувшая в темную нору[/STA][AVA]https://pp.vk.me/c628817/v628817527/25806/fCJjhTMw3Ic.jpg[/AVA][SGN] [/SGN] Ожидая, ну или хотя бы проверяя, проявит ли таинственная леди внимание к его бумагомаранию, Лайон повернул голову и… Лишь невообразимой выдержкой или, что намного более вероятно, каким-то неведомым чудом юноша не подскочил, не вскрикнул или не хлопнулся с очередным возможным сердечным приступом. Объект его поисков стоял рядом, спокойно разглядывая получившийся рисунок, будто непосредственно присутствовал здесь с самого начала. Андерсону достаточно было лишь слегка отвести руку, чтобы коснуться ткани белой блузы.

«Либо она очень тихо ходит, либо..,» - что подразумевалось под этим самым вторым «либо», окончательно он и сам для себя не мог решить. Незнакомка с неизменным выражением лица рассматривала сотворенную его руками животноподобную кривулю, и от этой невозмутимости Андерсону даже стало немного неуютно. Хоть бы подняла пренебрежительно брови или улыбнулась, не статуя ведь все же. Или улыбнулась? Показалось.

- Теперь вы можете найти нужный выход, - алый взор снова обратился к нему. Лайон поймал себя на мысли, что глаза Хозяйки грота вызывают у него смешанные ощущения. По-своему красивые, схожие с рубинами, но.. неумерно глубокие. Странные. – Кажется, он хочет вам что-то показать. Или попросить?
«Он?» - еще не понимая толком, что девушка имеет в виду, юноша послушно посмотрел на свое далеко не самое Рембрантовское творение.

Тварение его вниманию явно обрадовалось. Одушевившаяся загогулька разразилась счастливым лаем – судя по количеству появившихся облачков, весьма заливистым – и заносилась туда-сюда по бумажному пятачку на тех подпорках, что изображали ей лапы.

Вот сколько бы не мотала тебя жизнь по здешним феерическим горкам, а способность удивляться, так и не истощилась, оказывается.

Изумленно заморгав, Лайон посмотрел на девушку, на Полночь, снова покосился на незнакомку, а затем обратно на рисунок. Судя по одобрительному молчанию, все шло именно так, как и полагалось, а вызванная им к жизни с помощью пера собака и впрямь имела ему что-то сообщить. Но вот только что? Пока, к сожалению, кроме сопровождающих её игривую беготню одиноких тявканий, других читаемых слов в пузырьках не наблюдалось.

«О чем же ты хочешь меня попросить?» - Андерсон снова сконцентрировался на картинке, стараясь понять скрытый в его корявых набросках смысл. Животное в ответ весело завиляло хвостом и вывалило из треугольной пасти длинный чернильный язык. Виной ли тому неумение юноши или собственная непроработанность рисунка, но движения у зверька выходили не совсем уж складные - нередко, будто запинаясь за какую-то бумажную шершавость, карикатурка кувыркалась и падала, однако с неизменной энергией снова поднималась и принималась носиться дальше. Вообще, несмотря на все огрехи, существо, судя по всему, получилось довольно жизнерадостное и контактное. Наблюдая за его веселой косолапостью, Лайон отстраненно улыбнулся, проникаясь симпатией к пусть еще и неразгаданному, но благодушному зверьку. Подчиняясь импульсу, юноша поднял руку и в два завитка нарисовал в углу пергамента бабочку. Угловатое насекомое встрепенулось, подчиняясь неведомому волшебству, и запорхало по поверхности листа. Разразившись новой очередью счастливых гавканий, загогулька бросилась за ним вслед.
«Да уж, такое поведение явно не пристало взрослой собаке. Ты уж больше похожа на щенка», - молодой человек хмыкнул.

На бесцветной шкурке проступили обведенные кружки пятен. Линии наброска несколько изогнулись, не меняя самого исполнения, но позволяя рисунку выглядеть более приближенно к натуральному оригиналу. Шумно чихнув, щенок завалился на спину и призывно махнул лапой, подставляя для ласки уязвимый живот.

«Это я… сделал?!» - юноша моргнул, не веря себе. Под недоумением шевельнулось что-то знакомое, но пока еще слишком нечеткое, чтобы он мог вспомнить. Словно повторяя подсказку, животное вскочило, навернуло еще пару подпрыгивающих кругов и снова воспроизвело призывный жест. Неясное чувство усилилось, как будто скользило совсем рядом, готовясь вот-вот обрести форму узнавания.

За долю секунды до озарения Лайон неожиданно отодвинул от себя лист, едва не задев по носу находящуюся на столе кошкобелку. Движение получилось практически рефлекторным, неосознанным – человек сам с недоумением уставился на собственные руки. Чувство прескевю никуда не исчезло, засело в голове, то утихая, то снова дразня неуловимой назойливостью. Будто ища объяснения, Андерсон посмотрел на Хозяйку пещеры.

Опять. То же самое ощущение. Смутное. То исчезающее, то вновь появляющееся, как искры в драгоценном камне.
- Из-звините, - растерянно потирая переносицу, посмотрел на юное, но такое беспристрастное лицо. – Я… не мог Вас видеть где-либо.. раньше?

+1

10

[AVA]https://pp.userapi.com/c841320/v841320250/1809d/WT1XoZDFHOA.jpg[/AVA][STA]Тёмная нора, заглянувшая в Алису[/STA]Кошка внимательно следила за лицом писателя, фантом девушки следил за рисунком, но бес внутри - с интересом наблюдал и за тем, и за другим. Полночи для него не особо существовало, ибо она являлась такой же частью пространства вокруг, как и юная Мора. Он проснулся и заворочался клубами мягкого тумана под потолком, шелестом воздуха между зубьями светящихся кристаллов пещеры. Проснулся от любопытства, оживился. Духа-проводника это интересовало так же слабо, взаимно слабо; её дело - держать ухо востро на вторжение извне, это её территория и попытки пробиться хорошо определит, заранее. Паутина колеблется не только от дрожи жертвы.
В тот участок памяти, куда занесёт их Лайон, уже он будет чувствовать, прежде Полночи.
Этот участок - становление её силы, и здесь писатель должен осознать свою. Причуда сознания - каждое ключевое воспоминание имеет определённую задачу, которая выполняется раз за разом, словно закон мироздания, справедливый для каждого, пребывающего в нём.

Полночь отвлеклась. Смешно сказать - на улыбку юноши. Она уже видела его улыбающимся, но нервно, отчаянно, сумасшедше, вежливо, в остальное время трясся от страха и недоумевал. Тёплая улыбка Лайона завораживала, будто сам человек стал источать мягкое сияние, нежное и приятное. Кошка удивлённая моргнула несколько раз, писатель казался совсем другим, - сколько же обличий его она уже видела. Странно. Именно это ей хотелось запомнить, поэтому дух с любопытством на кошачьей моське уставился на объект, будто на игрушку перед прыжком.
Как интересно. Не зря говорят, что от любопытсва кошки дохнут, хотя смятение Лайона нельзя назвать смертельным и шелест бумаги по носу вызвал лишь забавный чих. По привычке, выработанной в шкуре Акумы, которой она пользовалась и в реальном мире, мягкой лапкой дух потёр умилительно нос, только эту самую умилительность никто не заметил из-за неожиданного вопроса, возникшего среди пещерной темноты.

- Из-звините, я… не мог Вас видеть где-либо.. раньше?
«Ага, в твоих мечтах,» - вертелось на языке. Парень полон сюрпризов и Полночь от неожиданности аж вздыбила шерсть, вздрогнув всем телом. Абсолютно рефлекторно, чего не заметить по юной Море. Но в её случае это естественно, ведь именно она Лайона не встречала. Вот только её ответ стал ударом по кошачьим нервам, так идально вторив:
- Возможно, во сне.

Вот здесь чувствуется с энтузиазмом приложенная лапка беса. Его ответ отличался бы хлёсткостью, Полночь даст хвост на отсечение, он ими сейчас закидывает девушку по самое небалуйся, а она выбрала самое безобидное. Только то спокойствие и серьёзность, с которой был выдан ответ, никак не намекал на какое-либо подобие флирта, что по идее подразумевалось. Однако, в случае с Морой... она никогда не говорила однозначно, в её фразах всегда скрывался смысл, подтекст, ещё одно дно. Отпечаток буквально не имел понятия о происходящем, но чувствовал, догадывался, фантомная Мора - не самостоятельно мыслящее существо, она не была осознанной. Сейчас Полночь поняла, насколько интересно пообщаться самой с собой из прошлого.

- В другом, - продолжила Мора с тенью усмешки. - Я сама - лишь сон, воспоминание. Это всё - Я.
Девушка запрокинула голову вверх, глазами обводя своды, скрытые туманом, окружающую тьму. А Полночь опять вздрогнула, - мыслящее?
- И не я. Часть одного целого. - алоглазая ведьма взяла в тонкие пальцы с засохшей дорожкой крови листок. - А это - Вы. Это... Ваше.
Девушка развернула перед гостем пергамент, на котором щенок принял ещё более живые черты. И не он один, - На рисунке начали проступать подробности его окружения, но им как будто не хватало руки "художника", чтобы очертиться. Недосказанность, требующая звука. Оттиск, видный лишь под углом света и тьмы.

0


Вы здесь » Black Butler » Сборник рассказов » Chapter two: The Creature inside