Black Butler

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Black Butler » Интерпретация » Once upon a dream


Once upon a dream

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

I know you
I walked with you
Once upon a dream

В ролях: Серфин - Лайон Андерсон; Mora Kox - ведьма Мора;
Место действия: Лондон
Тема игры: события в поместье Оттенхар не отпускают разум писателя. Образы волшебные и не очень то и дело цепляют взгляд в реальности. Что если один из таких образов был в его голове реальнее прочих, заманчивее. Куда приведёт эта фантазия на этот раз, свободная от тьмы и наваждений?
Время игры: конец августа, 1888г.

+1

2

[NIC]Лайон Андерсон[/NIC][STA]enchanted loser[/STA][AVA]http://s2.uploads.ru/t/x7Bt0.jpg[/AVA] Иногда о некоторых вещах лучше не задумываться. Например, почему небо синее, а не красное, почему коты мяукают, а не гавкают, и почему у человека только два глаза, а не пять, ведь порой это было бы намного удобнее. Нужно просто принимать это как данность, как некий закон бытия, который, в отличие от английских законов, не поддается обходу и нарушению лет эдак со времен начала существования. Осознание и принятие этого факта позволяет человечеству спокойно копошиться со своими делами в тени этих необъяснимых тайн. И лишь дети, как игроки, еще не знающие правил, беспокоят взрослых своими расспросами, искреннее недоумевая, почему те в ответ делают такое мученическое выражение лица.
Ответ прост. Потому что, несмотря на всю их «взрослую» мудрость и всесильность, они сами ни черта не знают. И даже если у них находится хоть какой-то ответ, то он лишь как брошенный в воду камень порождает еще больше вопросов.
Лайон хмуро покосился на собственное отражение в заляпанной магазинной витрине. Бакалея уж давно как была открыта, и стоящий за прилавком хозяин понемногу начинал бросать подозрительные взгляды на ошивающегося неподалеку от входа молодого человека. Мучаясь угрызениями, Андерсон даже купил у снующего мимо разносчика газету и принялся для вида увлеченно разглядывать страницы, хотя сроду не интересовался подобным чтивом. За последнюю неделю писатель приходил сюда уже пятый раз, и немудрено, если бакалейщик приметил его физиономию. При мысли об этом юноша съежился и как бы невзначай постарался поднять желтую прессу повыше к лицу. Да уж, такими манипуляциями недолго и в Ярд загреметь. Как личность, несомненно, сомнительная и абсолютно не вызывающая доверия. Однако даже под этой пока неоформленной угрозой ареста он не мог так просто уйти.
Он ждал Её.
С места его нахождения было прекрасно видно противоположную часть улицы с ее шеренгой небольших магазинчиков и снующей туда и обратно многоцветной гудящей толпой. День был погожий, время – наиболее подходящее для не обремененных жизненной необходимостью закупок, и, как назло, лучшая точка обзора на интересующий писателя объект находилась как раз на том злополучном пятачке тротуара, где неуверенные слоняния без видимой цели писателя пробуждали стойкие предубеждения у следящего за ним лавочника.
Новенькая дверь недавно открывшейся пекарни приветливо звякнула колокольчиком, распахиваясь навстречу очередному посетителю. Андерсон порывисто вскинул голову, провожая вошедшую фигуру взглядом, и, сам того не осознавая, разочарованно выдохнул.
Не Она.
До полудня оставалось каких-то полчаса.
Чувствуя нарастающее беспокойство, юноша быстрее заходил между фонарями, нервно сминая в пальцах ни в чем неповинную газету. Первый раз это произошло в одиннадцать. Второй – в девять. Третий раз оказался самым ранним – он пришелся на без двадцати восемь, но ни разу, ни разу он не видел, чтобы Она посещала пекарню после полудня. Хотя, будем честными, Лайон не знал даже Её имени, что уж заводить разговор о привычках. Однако внутри молодого человека сидело непонятная уверенность, что иначе не будет. Словно непонятная закономерность, о которой лучше не задавать вопросов. Нервно дернув головой, писатель снова проверил время. Без пятнадцати полдень. Значит ли это, что и в этот раз чуда не будет?
Сверток оттягивал карман, ухудшая и без того не радужные мысли.
Лавочник продолжал коситься.
Лайон вздохнул, чувствуя тоску не увидевшего феи ребенка. О некоторых вещах порой лучше не задумываться и не задавать вопросов. Например о том, почему вы уже черт знает который раз приходите, чтобы мельком взглянуть на девушку, которую видели пару-тройку раз в толпе.
[SGN]So she said: "What's the problem, baby?"
What's the problem I don't know
Well, maybe I'm in love (love?)
Think about it every time
I think about it.
Can't stop thinking 'bout it.

Makes me wanna turn around and face me but
I don't know nothing 'bout love.

[/SGN]

Отредактировано Серфин (5 Янв 2018 14:41)

+1

3

[AVA]https://pp.userapi.com/c840133/v840133840/371ef/7vzlsA8QU9o.jpg[/AVA][STA]The enchantress[/STA]Взглянув на часы в очередной раз, девушка вздохнула, - мероприятие грозило затянуться и лично ей не успеется заглянуть в ту новую лавочку, куда она захаживала с момента её открытия почти каждый день. Пекарь - искусный хитрец, выпекает ограниченное количество тех прекрасных пироженых и плюшек, которые исчезают, стоит солнцу выйти к середине небосклона. Остаётся хлеб, всякие сладкие булки и печенья, к которым душа ведьминская лежит не особо положительно. Выезжая в предрассветный час на задержание, она уже предполагала, что опять не успеет.
- Разве это не мотивация быть усерднее? - едва заметно мурлыкнул красноглазый кот в руках у мальчишки в тряпье. Оборванец на вид, привечал бездомного кота у причала, а совсем не следил за судном, приставшим прошлым вечером.

Люди всё-таки удивительные создания, сколько бы Мора ни жила, не перестаёт удивляться их выдумке: с завидным упорством и целеустремлённостью они находят всё новые и действенные способы уничтожения себе подобных. Акума разделял её точку зрения, или даже, являлся её отцом, посеяв некогда семя размышлений в юной востроглазой головке. Всходы впечатляли его: он и не подозревал, что когда-нибудь ненависть и презрение перерастёт в снисхождение и жалость; и если говорить о ненависти отдельно, то она не исчезла совсем, - преобразилась, перенаправилась, уступив место восхищению и ярости. Некоторые способы действительно ведьме нравились... с технической точки зрения, как человека с живым воображением и широкими взглядами. Практическое применение и испытания на живых по-началу объектов не одобряла.

- Агх, мне скуууучно, - кот вытянул фразу вместе с задней лапой.
- С каких пор ты стеснён ожиданием?
- С тех самых, когда ты решила действовать смертными путями.
- Наслаждайся представлением.
С вымученным стоном чёрный кот развалился на коленях юнца, в которого переоделась хозяйка на этот раз. Точнее, переоделся испектор Мортимер в интересах следствия. И прямо сейчас к судну среди разношёрстной матростни, пользуясь утренней портовой сонливостью, осторожно пристала небольшая лодчонка.

***

- Неплохо справились, инспектор, - лорд Рэндал немногословен, как всегда. И подозрителен некстати.
- Спасибо, сэр, - глухо отозвался Мортимер, так и не отведя глаза от задержанного груза. Восхитительная задумка, столь чудовищна по своей сути, что даже Мора не ощущала триумфа. Мортимер - тем более.
- Приведите себя в порядок и возвращайтесь на службу. Дальше мы сами.
- Слушаюсь, сэр.

Ведьма ещё постояла у причала, наблюдая за конфискацией и арестом. Смрадный воздух проникал под кожу, вымывал тяжёлые мысли. Осадок ещё будет тяготить сердце, но благодаря выдержке и выработанному умению отпускать и принимать ситуацию, как есть, Мора удачно держалась не просто в роли мужчины, но и на должности полицейского.
Изящные часы щёлкнули на цепочке, - война войной, а обед по расписанию.

***

Колокольчик приветливо звякнул вошедшей ведьме. После секундного замешательства, бакалейщик всё-таки узнал покупателя.
- Ааа, Вы опять, - разулыбался он так заразительно. - Добро пожаловать!
Хотя его реакция смутила девушку, разве она не постоянный клиент? Не выказывая недоумения, она быстро отвлеклась на пирожные, которые на её счастье остались. Будто ждали именно её. Впрочем, в этом есть доля истины, - пекарь не зря запоминает своих постоянных клиентов. Тем более, милых дам... и их не менее милых... братьев. Акуме, наблюдавшему с улицы, было интересно, когда до хозяйки дойдёт, что она в мужском наряде. Девушка сняла маскировку и второпях позабыла забежать домой надеть другую. Или снять вторую? Не суть. Некогда Мора так же не успевала и заходила в лавку, будучи Мортимером, и представилась собственным братом. Или кузеном? В общем, сходство на лицо.

А кот наслаждался представлением.

+1

4

[NIC]Лайон Андерсон[/NIC][STA]enchanted loser[/STA][AVA]http://s2.uploads.ru/t/x7Bt0.jpg[/AVA] Видимо в этот раз нет. Не всё коту Масленица, не все чудеса по расписанию, время сворачивать шпионскую деятельность и плестись до дома, и вот только не надо так душераздирающе исторгать из груди воздух. Не пришлось, не сбылось, повезет авось в следующий раз, а пока пусть хотя бы лавочник порадуется.
Пребывая далеко не в самом лучезарном расположении духа, Лайон закрыл газету и, аккуратно сложив ее по сгибам, опустил в мусорку. Бакалейщик продолжал мелькать за витриной в опасной близости, однако теперь писателю его присутствие было до лампады. Он вернется нервировать его завтра. А сегодня пусть хоть глаза на сторону свернет.

Хмуро рассматривая мостовую, юноша медленно побрел по улице, подпинывая ногой попадающиеся на пути мелкие камушки. Забавно, вот вроде бы цивилизованный, образованный человек, а сколько власти может иметь над ним одно лишь наваждение! И соль ведь в том, что даже сам этот человек не может объяснить себе этой неизвестно взявшейся над ним силы, побуждающей вскакивать ни свет, ни заря, бодрой трусцой переться на другой край города и несколько часов бдеть там в дозоре, следя за посещающими пекарню людьми. Что собачка какая-то, ей-Богу.
Ав-ав.

«Не приду завтра», - Андерсон мотнул головой, отгоняя насмешливую ассоциацию. Он ведь даже имени Её не знает, не то, что адреса или хотя бы рода занятий. А, может, Она иностранка. Или немая. Или вообще замужем. Но, возможно, это не так уж и страшно, ведь у него все равно не найдется смелости заговорить с Ней. И вот что он собирался делать, а?

Лайон остановился, вспоминая увиденное. Легкая, неторопливая походка, преисполненная кошачьей грации. Плавный изгиб шеи, прикрытый тонким воротником. Капризный, выбившийся из общего строя локон, дерзко выглядывающий из-за отворота шляпки. Он никогда не слышал Её голоса, не подходил достаточно близко, но даже издали можно увидеть при старании многое. Наклон головы. Движения губ и бровей. Жесты.
Улыбка.

«Приду», - с обреченностью осознал писатель, улыбаясь несколько блаженно и для окружающего социума явно неадекватно. Ну да это уже их проблемы. Скорее по привычке, иль все же по наитию, юноша оглянулся на пекарню, уж на протяжении нескольких дней терзаемую его вниманием.

Поначалу Андерсону показалось, что он видит сон.
А потом сердце пропустило удар, и понял – нет, не показалось.
И, прежде чем в голову вернулись все прежде копошащиеся сомнения, писатель торопливо зашагал обратно к магазину, где в одной из витрин виднелся знакомый профиль обсуждающей что-то с продавцом посетительницы.

***
Она была хороша, словно сон.
А потом оказалось, что Она - это Он.

«Вот сейчас зайду».
Нервничая, Лайон замялся у двери, рассматривая сквозь стекло склонившуюся над прилавком головку. За несколько прошедших дней он уже научился понимать по одной позе, нравится ли Ей предложенный сегодня пекарем ассортимент или нет. Вот и сейчас, еще явно не определившись до конца, Она изучала искусно разложенные пирожные. И сама мысль о том, что Она здесь, через стену, рядом, заставляла писателя нервничать и стопориться.
«Вот сейчас зайду», - юноша беспокойно побуравил взглядом дверь. По его собственным ощущениям он мариновался здесь уже минут пять, хотя на самом деле в реальности минуло лишь тридцать секунд. Осторожно тронув ручку, он неожиданно осознал, что если и дальше продолжит топтаться, то просто-напросто столкнется с выходящей девушкой в дверях. Весы дернулись, Сцилла перевесила Харибду, и, вдохнув побольше воздуха, словно перед глубоким погружением, Андерсон зашел внутрь.

Пекарня щедро встретила его запахами сдобы, корицы и ванили вкупе с ароматом свежезапеченных яблок. Чувствуя, как сердце то замирает, то колотится где-то в районе гортани, Лайон осторожно подошел к Особе, образ которой преследовал его на протяжении долгого промежутка времени. Стараясь не растерять остатки отваги, писатель просто-напросто вперился взглядом куда-то в сторону – конечно, не особо красиво, но так хотя бы есть шанс, что у него получится договорить. А сказать ему нужно было многое.
- Из-звините… Я не думаю, что м-мы имели честь быть с В-вами знакомыми, но, п-пожалуйста, не могли бы Вы быть столь доб-бры и у-делить мне немного Сво-оего времени? – взволнованное заикание вылезло так вовремя, ну вот как всегда. Понимая, что если продолжить так и далее, уже к середине он не сможет ничего выговорить кроме зажатого бульканья, Андерсон покраснел и, уткнувшись в пол, затароторил быстрее. – В-возможно, мои слова пок-кажутся В-вам груб-быми, и я з-заранее прошу у В-вас за эт-то прощения, но я уже неск-колько дней вижу В-вас в этом магазине и хо-очу В-вам при-признаться, что В-ваш об-браз за-запал мне в душу, и в-вот уже н-несколько дней я н-не могу пр-рожить и часа, не всп-поминая его. И п-поэтом-му, прос-стите м-мою дерз-зость, н-но.., - Лайон достал аккуратно упакованный сверток и протянул его леди. - НесогласилисьбыВ-выв-встретитьсясомнойипроввестиврремявлюбой угоднойВвамбеседе?
Вдохнув воздух в основательно подопустевшие после произнесенной тирады легкие, Андерсон поднял голову.

Стоящий перед ним юноша хоть и отличался миловидным лицом, но платье определенно по праву носил мужское. За его плечом писатель увидел удивленно полезшие на лоб глаза пекаря. С забытого им куска пирога медленно стекали на пол капли крема. Среди немногих посетителей пекарни повисла соответствующая по драматизму тишина.

«Боже.
Что.
Я.
Натворил».

Чувствуя, как скручивается все внутри в неразрывнй тугой комок, Лайон втянул в себя воздух, небезосновательно подозревая, что больше в оставшейся жизни никогда его не выпустит.
- ИЗВИНИТЕОБОЗНАЛСЯ, - выронив сверток, молодой человек пулей метнулся к выходу, задев некстати попавшийся на пути прилавок с французскими булками.
[SGN]
Makes me wanna turn around and face me but
I don't know nothing 'bout love.

[/SGN]

Отредактировано Серфин (6 Янв 2018 04:12)

+1


Вы здесь » Black Butler » Интерпретация » Once upon a dream