Black Butler

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Black Butler » Аллея памяти » Дело о загадочном камне, милой леди и безымянной игрушке


Дело о загадочном камне, милой леди и безымянной игрушке

Сообщений 21 страница 28 из 28

21

Как-то Сиэль слышал от одних джентльменов, которые гостили в поместье Фантомхайв, что женщины – очень странные существа, и их остерегаться следует. Тогда маленький граф не смог понять сути сказанного, но сейчас, глядя большущими, полными удивления, глазами на свою будущую жену, он, кажется, понимал, что значила та фраза. Воистину, Лиззи вела себя очень странно, и Сиэль вправду опасался её, но от этого лишь любил ещё больше.
- Я его ни за что не потеряю!
Тут же признался маленький Фантомхайв, состроив такое лицо, будто давал присягу не меньше, чем перед самой Королевой Англии.
- И тебя. Тебя я тоже не потеряю.
Заверил Сиэль, беря Элизабет за ручку своей рукой и сильнее сжимая. В ту самую минуту, когда он был полон смятения, растерянности и обиды, его маленькая будущая супруга решила разом все самые страшные проблемы. И сделала это так легко, беззаботно и непринуждённо, что Сиэль ей даже отчасти завидовал. Ведь поступи девочка по-другому, и маленький граф уже не смог прекратить на неё обижаться, а мог бы даже и разозлиться совсем!
- Ты такая… такая хорошая!
От переизбытка непонятных чувств, граф густо покраснел и потупил взгляд. Сиэль мог бы подобрать множество слов, которыми был готов сейчас же охарактеризовать Элизабет, но ему казалось, что все они, эти слова, глупые. Неправильные. Что нужны какие-то другие. Более взрослые, может быть? И от этого Фантомхайв очень переживал и расстраивался. Сиэль был ещё ребёнком, и не знал, что следует говорить таким хорошим девочкам, как Лиззи. Она уж точно заслуживала многих прекрасных слов и эпитетов!
- Мы с тобой вместе. Обязательно справимся. И всё донесём.
Решительности графа теперь совершенно не было предела. Он чувствовал в себе настоящую силу, он стал уверенным в себе до той странной степени, когда понимал, что может свернуть горы, достать звезду с неба или, даже, выйти на тренировку по фехтованию с тётей Френсис без страха и сомнений!
- Тотчас пойдём в залу, найдём слуг и всё узнаем.
Объяснил Сиэль, ведя за собой свою верную спутницу. И как он мог обидеться на неё, как мог разозлиться на такую девочку, как Элизабет?! Нет. Его милая Лиззи заслуживала всего самого лучшего: отношения, одежды, и мужа, тоже. И теперь Сиэль даже начал сомневаться, а справится ли он? Ведь он не так хорош, как должен быть. Он слаб и не так умён. А Элизабет, его ангел, достойна лучшего. Маленький граф огорчился такому. Если он не сможет дать Элизабет всё самое лучшее, то какой он тогда хороший муж?! Сиэль тяжело вздохнул, прежде чем открыть тяжелую дверь, ведущую в дом с улицы, и внимательно посмотрел на Лиззи, пока та заходила внутрь первой.
- Как ты думаешь, милая…
Теперь именно так, не по имени, назвал Сиэль Лиззи. Папа часто так называл маму. А ещё он звал её «дорогой». Но мальчику больше нравилось слово «милая». Потому что дорогая ассоциировалась непременно с чем-то покрытым золотом и обязательно тяжелым. Элизабет же казалась Сиэлю невесомым ангелом, чистым и почти прозрачным. Никак не дорогим, но очень нужным, милым и светлым. Поэтому он и называл её так, по-взрослому, как папа – «милая». Она ведь и правда была именно такой.
-… откуда же взялось папино кольцо на заднем дворе, если родители вышли через парадный вход? Мы вместе видели их в прихожей.
«Не могли же они пойти гулять на задний двор? Это странно».
- Оно другое.
Уже находясь в тёплом помещении, Сиэль важно и пристально уставился на свою ладошку, на которой расположилось большое, красивое колечко.
- Тоже синенькое, но не как у папы. Да, милая?
Кольцо тут же, незамедлительно было показано и Элизабет, чтобы та сразу же убедилась в его различиях с кольцом отца Фантомхайва. Сиэль не знал, как сильно Лиззи разбирается в кольцах, но её мнение было ему важно.

+1

22

- Конечно же, ну конечно, ты его не потеряешь! А чего ты на меня так странненько смотришь, Сиэль? Я плохо выгляжу сейчас? Ах, Господи, не смотри на меня тогда пока, пожалуйста, это все временно и из-за травы и подвала, честное слово!
Лиззи уже была готова либо разреветься по поводу напрочь растерянной по всяким подвалам красоты и милоты, без которых, конечно, Сиэль ее никогда любить не будет, разведется и сразу же убежит искать кого-то более милого и чистенького. Либо продолжать уговаривать его и объяснять теми своими обычными сбивчивыми, звенящими и горячими объяснениями того, чего он итак прекрасно понимал. Однако все более странный взгляд ее самого красивого жениха, а после – и вовсе непонятное выражение лица мальчика заставило притихнуть, недоуменно хлопая своими длиннющими кукольными ресничками… Лиззи откровенно не понимала, ни минутки не осознавала, что она сделала сейчас, только что, и ужасно бы удивилась, вздумай ей кто-то сообщить, что вот в этот момент был заложен почти краеугольный камень отношений с ее милым Сиэлем. Не поверила бы, конечно, ни за что, потому что всегда твердо знала – ее Сиэль не может быть плохим, он не может быть не прав, он никогда не сделает ей ничего плохого, потому что он – самое лучшее, что есть и будет в ее маленькой яркой жизни. А еще она бы не поняла, что такое «краеугольный камень» вообще… а вот Сиэль бы понял сразу и объяснил бы ей!
- Да что ты… Сиээээль, спасибо, мне так сейчас приятно!
Сначала он сжал ее ручку, потом посмотрел на нее так, как смотрел только на свои самые дорогие подарки под Рождество, а потом назвал ее хорошей и так миленько покраснел при этом!
- Ты тоже такой хороший, Сиэль, такой умный, красивый и заботливый, ты даже не представляешь!
Не выдержав, кинулась к нему на шею, крепко-крепко обнимая, тиская изо всех сил, в отличие от своего сдержанного и важного самого лучшего жениха совсем не заморачиваясь по поводу того, как полагается выражать свои чувства. Она их испытывала и срочно выражала, сразу же, это ведь ее любимый Сиэль! Отпустив полузадушенного мальчика, сразу же закивала, быстренько проникаясь его решительностью, всемогуществом, важностью момента и тем, что ее снова взяли за руку и повели. Если бы ее попробовал взять за руку и повести ее братик Эдвард, к примеру, своенравная девочка тут же выдернула бы ручку, задрала носик, подцепила кончиками пальчиков краешки пышной юбочки и высокомерно прошествовала бы мимо, всей своей фигуркой демонстрируя ясное и четкое отношение к тому, кто пытается тут ей указывать! Но как только руки касались теплые пальчики Сиэля Фантомхайва, а рядом звучал его негромкий, мелодичный голосок, девочка тут же менялась, как по волшебству, вызывая понимающие одобрительные улыбки всех родителей и жутко выводя этим из себя братика, который любил ее горячо и иногда больше жизни. Лиззи не возражала против братской любви, но никогда не снисходила даже просто до уступок Эдварду, а вот Сиэлю…
- Да, пойдем, слуги будут очень рады, что мы живы, здоровы и не пропали безвести.
Понимающе, очень сосредоточенно кивнула… и широко распахнула глаза, так и замирая в дверях, на полушаге, недоверчиво и радостно глядя на Сиэля. Он только что… назвал ее милой? Сам, добровольно, в первый раз, а ведь так папа называл маму, и она сразу начинала улыбаться, это ведь значило, что ее очень-очень любят!
- Сиэль…
От нахлынувших эмоций тут же предательски зашмыгала аристократическим носиком, одновременно судорожно вздыхая от неимоверного счастья, и широко-широко заулыбалась, засветилась, разом осветив все вокруг.
- Какой же ты умный, Сиэль…
Изо всех сил пытаясь сдержаться, чтобы снова не кинуться на мальчика с объятиями и поцелуями, буквально заставила себя вспомнить серьезное, суровое лицо мамы, которая считала, что леди не может выражать свои чувства так открыто и ярко, и прислушалась к тому, что говорит мальчик.
- Нет, родители не выходили на задний двор, Сиэль, там им не интересно, там нет чая, книг, сигар и важных дел, там только слуги ходят и мы вот сейчас.
«Он назвал меня милой, сам назвал, это так приятно, что я сейчас запрыгаю и закричу от радости! Потом, совсем скоро, мы поженимся, и я смогу обнимать его, сколько захочу, пока никто не видит, сразу после свадьбы мы спрячемся в шкаф и будем обниматься! А он назовет меня милой еще и еще раз!»
- Оно большое и не такое, как у твоего папы, ты правильно заметил.
Ладошка мальчика прямо под носом заставила отвлечься от радужных мыслей о всех преимуществах брака и сосредоточиться на главном. Девочка несколько минут внимательно рассматривала драгоценность, не касаясь, склонившись к ладошке близко-близко, потом вдумчиво подвела итог.
- Сиэль, а если это кольцо украли? Слуги? Которые ходят постоянно по заднему двору, украли – и потеряли? А если… а если к нам в поместье пробрался кто-то чужой и потерял его? Сиэль, я немножко боюсь…
Быстренько прижалась к боку мальчика, нервно оглядываясь, в коридоре было пусто, но это совершенно не успокаивало.
- Боюсь и немножко к маме хочется! Может, они уже вернулись, как ты думаешь?

+1

23

С нетерпением ожидая вердикта Элизабет, Сиэль всё продолжал держать колечко на открытой ладошке, чтобы девочке было удобно то рассматривать.
- Вот и я думаю, что оно какое-то другое!
Серьёзно поведал о своих размышлениях маленький лорд, вдумчиво хмурясь. Он не прогадал – Лиззи великолепно разбиралась в кольцах. Особенно в папиных. А если они с Милой одинаково думали, то, значит, они не могут ошибаться. Это кольцо не то. Но тогда чьё оно и откуда здесь взялось?
- Значит, оно другое.
Ещё раз подытожил Сиэль, хотя повторился только лишь потому, что никак не мог придумать, что же им делать дальше. Ему требовалось время, чтобы перебороть свой внезапно возникший страх, и наконец-то выдумать план. Лиззи тоже боялась, Фантомхайва тревожило это отдельно. Если его Милая боялась, значит, он не смог оградить её ото всех неприятностей. Какой же он тогда хороший будущий муж?! Маленький лорд упрямо поджал губы, думая.
«А что, если это кольцо и, правда, кто-то украл? А потом зачем-то запрятал тут. И теперь мы его нашли. Нам же не поверят, что мы его просто нашли. Может быть, лучше его выбросить назад? И никому ничего не говорить?»
- А папа ничего не боится, потому что у него всегда есть туз в рукаве!
Собрав всю свою волю в кулак, уверенно высказался Фантомхайв, сжал ручку Лиззи коротко и крепко, тут же отпустив. Потом важно полез себе в карман, вытащив оттуда карточного туза, и продемонстрировал тот девочке.
- И у меня. У меня тоже он есть. Поэтому мы сейчас что-нибудь придумаем.
Почему без этой карты нельзя было что-то предпринять, маленький лорд не знал, но всецело верил папе, который всегда говорил про тузы и козыри.
- Если это кольцо не папино, а его где-то у кого-то украли слуги, то нам никак нельзя идти к слугам. Иначе они у нас его возьмут и отберут совсем.
Маленький Фантомхайв теперь вовсе не отпускал Лиззи от себя, держа ту за руку, крепко. Туз же он важно переложил себе в рукав, говорят, так он лучше действует. Иметь козырную карту в рукаве – вот залог настоящего успеха!
- Поэтому мы… мы проберёмся тихо в гостиную.
Как не странно, но с тузом в рукаве соображалось и действительно лучше. Сиэль даже почувствовал себя куда увереннее, как настоящий взрослый. Маленький лорд важно заглянул Элизабет в глаза, своими большущими, синими и преданными, в которых, помимо решительности и бесконечного обожания будущей своей жены, девочка не смогла бы увидеть ничего.
- А чтобы нас не тронули слуги – притворимся спящими. Так они оставят нас в покое. А мы – дождёмся родителей. А когда они придут – всё расскажем!
Маленькому лорду очень понравился его собственный план. Он так был встревожен и, одновременно, увлечён происходящими с ними событиями, что даже начал верить в счастливое окончание всей этой странной истории.
- И покажем им колечко! А если оно, правда, папино – то отдадим ему сразу же, потому что это его ведь, а нам не жалко, а мы просто нашли и всё!
Порой, некоторые таинственные истории заканчивались очень хорошо. Но до окончания этой было ещё слишком много времени. Но маленькие дети пока что не знали об этом. Так же, как не знали они, что же их ждёт дальше, в будущем. Всё это в данное время не имело для них никакого значения. Ведь они были вместе, держались за руки и храбро шли навстречу приключениям.

+1

24

- Знаешь, у моего папы, наверное, тоже есть такой, в рукаве.
Блестящие глазки девочки, только что, минутку назад, готовые пролиться водопадом слез, тут же высохли, продолжая блестеть, но уже от неприкрытого интереса, с которым она очень уважительно и сосредоточенно осмотрела карту, вытащенную ее замечательным, таким храбрым и гениальным Сиэлем. Ей бы и в голову не пришло забрать и себе такую же чудесную волшебную карту! А он обо всем позаботился заранее, с ним просто невозможно было бояться, и Лиззи прекратила, ответив на пожатие ручки, тут же успокоившись, перестав жаться к нему, снова принимаясь мечтать о том, чтобы он назвал ее милой еще раз хотя бы…
- Думаю, он есть у всех взрослых, просто некоторые его, наверное, потеряли или не умеют пользоваться. А твой папа и мой папа умеют! Хотя… знаешь, мне кажется, у нас у мамы этот туз хранится.
Неуверенно и очень раздумчиво проанализировала отношения в собственной семье, еще более задумчиво посмотрела на Сиэля. Нет, ей и в голову бы не пришло отнимать у него главную карту в семье и держать у себя, просто чтобы она была главной. У кого туз, тот и главнее? В легком ступоре почесала носик, подумала и очень удовлетворенно кивнула – все было совершенно правильно, туз и был у ее Сиэля, все было верно и соответствовало правилам семейной жизни.
- Конечно! Раз у нас есть это вот, все в порядке.
Окончательно перестав метаться и нервничать, уже более спокойно огляделась, прислушиваясь, поджала розовые губки и фыркнула, сурово мотнув уже не слишком аккуратной головкой. Светлые прядки в художественном беспорядке обрамляли нежное личико, совершенно забыв о той сложной прическе, в которой пребывали изначально – путешествие по подвалам и задним дворам кого угодно превратит из милой порядочной, послушной и чистенькой девочки в еще более милую, но уже не столь идеально чистенькую.
- Пусть только попробуют!
Огромные зеленые глазищи заблестели вот совсем уже нехорошими огоньками.
- Пусть только попробуют хотя бы разик отнять у тебя кольцо, которое ты не хочешь отдавать! После этого я сделаю все возможное, чтобы этих слуг больше у нас не было! А ты знаешь, что моя мама пусть и строгая, но очень справедливая, и если я ей объясню, что у моего гостя и жениха отнимают его драгоценности всякие слуги, то она сама их накажет, выпорет и выгонит! И я ей помогу!
Судя по решительно хлопнувшей о перила ладошке, Элизабет Мидфорд собиралась отстаивать интересы своего будущего мужа до последнего, не планируя пасовать ни перед слугами, ни перед родителями, ни перед всем миром вместе взятым. Он только что, недавно, назвал ее милой! Это решало все. Теплая рука Сиэля, сжавшая ее ручку, потянувшая за собой, заставила свернуть развернутые военные действия, снова успокоиться и послушно, тихонько последовать за ним.
- Хорошо, Сиэль, мы так и сделаем.
Его взгляд, такой чистый, глубоко-синий, нежный и обожающий обезоружил сразу и без того безоружную перед ним девочку. Если бы сейчас в ее ручке была рапира, она бы выпала напрочь и была забыта на полу… Лиззи порозовела от удовольствия, разулыбалась, раскраснелась и почувствовала себя окончательно и бесповоротно счастливой. Если бы Сиэль захотел, он мог бы вить из нее любые розовенькие веревочки, он мог бы попросить ее о чем угодно, и если его взгляд был обожающим, то ответный лизин – влюбленный, преданный и полный безграничного восхищения. Уже тогда маленький будущий муж мог больше не сомневаться в своей будущей жене – более сосредоточенного на нем существа найти было бы просто невозможно.
- Спящими? Я не очень люблю спать, Сиэль…
С неудовольствием вздохнула, активной и энергичной, полной жизни девочке не то, что спать – просто усидеть на месте было очень сложно! Однако тут же снова притихла и засветилась от удовольствия, они ведь будут спать с Сиэлем вместе, значит, им будет приятно и весело, с Сиэлем вместе и рядышком ей было всегда приятно и весело!
- Хорошо, пойдем, ляжем и притворимся!
Зачем-то шепотом согласилась, прикусила губку, покусала немножко, вдумчиво посмотрела на Сиэля.
- Ты знаешь, когда мы поженимся, мы все время будем спать и лежать вместе, так что, думаю, ничего страшного или особенного слуги не заметят, если мы вдруг ляжем и поспим уже сейчас.
Со знанием дела покивала, вводя будущего мужа в курс дела по поводу того, что же им предстоит после брака. В мелочи или детали девочка не вдавалась – да и не все ли равно, если основное и самое главное она знает? Обниматься, называть милой и дорогим друг друга, лежать и спать иногда рядышком, иметь туз в рукавчике пиджака Сиэля, быть максимально милой для него – чего же больше? Лиззи ощутила себя совсем взрослой, храброй и готовой ко всему. Поэтому очень храбро сжала пальчики на руке Сиэля и потянула его в сторону гостиной, стараясь ступать на цыпочках и не слишком торопиться.
- Конечно, мы отдадим его твоему папе! Даже если это не его колечко, он вполне может знать, чье, верно?

+2

25

- Наверное, так и есть!
Поддержал Лиззи Сиэль, согласившись с ней. Многие люди не умели использовать свои карты, поэтому постоянно проигрывали в любом деле. Так папа говорил. А вот что на счёт тузов в рукавах чужих мам, маленький лорд не знал. Поэтому нахмурился, подумал, кивнул Элизабет и взял ту за руку.
- Знаешь, наверно, у твоего папы и у твоей мамы, у обоих, есть такие карты. И у моей мамы тоже есть. Только папы и мамы их по-разному используют.
Важно объяснил маленькой Лиззи взрослый Сиэль, ведя ту за собой.
- Папы используют тузы, чтобы всех защитить снаружи. А мамы – изнутри. Понимаешь? Мужья делают так, чтобы всё в доме было безопасно. А жены – создают уют. Поэтому, когда оба используют тузы правильно, то получается настоящая семья, где всем хорошо, уютно и безопасно. Даже детям.
Сиэль считал свой дом именно таким. Он никогда не боялся, что туда придёт кто-то нехороший и сделает что-то плохое ему самому, маме или папе. Он был уверен в своём отце, матери и безоблачном светлом будущем. Ведь папа всегда говорил, что Сиэлю нечего бояться. И он не боялся, потому что верил.
- Мамы и папы защищают нас всегда. Поэтому сейчас, когда мы одни, нам надо защитить себя самим. Чтобы мама и папа, тётя и дядя не расстроились.
Уверенно решил Фантомхайв, с ног до головы осмотрел Лиззи, нахмурился и отряхнул ей платьице сзади от земли и пыли. Тётя Френсис точно не оценит такой вид своей дочери. А ведь Сиэлю Элизабет доверили чистенькой!
- Да я им и сам ничего не отдам!
Испуганно глянув на свою будущую жену, Фантомхайв так некстати заметил эту схожесть Лиззи с тётей Френсис. Боевой настрой и решительный взгляд Элизабет больше пугал маленького лорда, чем кого-либо ещё в поместье.
- Знаешь, милая, тебе не следует думать, что я не смогу нас защитить.
Строго объяснил Фантомхайв. Туз в рукаве тут был пока что только у него!
- И нам придётся притвориться спящими. Потому что так будет правильно.
Вот так, и никаких споров. Фантомхайв ощущал себя важным и взрослым, и свою лидерскую позицию уступать не собирался. Особенно Элизабет.
- Тем более, нам же необязательно на самом деле спать.
Куда мягче объяснил мальчишка, потому что он был будущим мужем. А папа, например, никогда не кричал и не принуждал маму к чему-то. Поэтому и Сиэль считал своим долгом Элизабет всё объяснять, чтобы она сама согласилась. И она соглашалась. Ведь маленький лорд делал всё правильно.
- Нам никак нельзя спать вместе до свадьбы.
Познания в правильных манерах у Сиэля были просто колоссальными. Он так хотел выглядеть старше, что всегда таким вещам, как этикет, уделял много внимания. Как всё делали взрослые, как кушали, как сидели, как говорили, что осуждали, о чём вели разговоры и споры – маленький Фантомхайв считал, что в свои годы он уже неплохо разбирался в этом.
- Поэтому притворяться спящими мы будем сидя на диване.
Элизабет уже была приведена за ручку в нужную залу. Маленький лорд отпустил её руку, сам залез на диван, подавая будущей супруге пример.
- Я могу тебя держать за руку. Чтобы тебе не страшно было.
Важно предложил Фантомхайв, хотя, кажется, боялся куда больше Лиззи. Невдалеке послышались аккуратные, размеренные шаги. Граф насторожился, ухватил Элизабет за ручку той рукой, в которой мирно и надёжно было зажато колечко с камушком, стиснул сильнее и усадил ту срочно на диван.
- Надо закрыть глаза и притвориться. Ты помнишь, милая?
Жарко прошептал Сиэль прямо в ухо Элизабет, и первым подал ей пример: зажмурился сам, облокачиваясь на спинку дивана, руку же её не выпустил.

+2

26

Тема пап, мам, карт и обязанностей каждого после свадьбы и вообще, во всей этой сложной и не всегда понятной взрослой совместной жизни, была настолько увлекательной и серьезной, что девочка притихла, замолчала, наконец, для разнообразия на пару минуток и принялась прилежно, внимательно слушать умненькие и всегда правильные рассуждения своего Сиэля, увлекшись настолько, что даже не помешала ему спокойно, не спеша и без всяких лирических отступлений довести ее до гостиной. Сиэль знал намного больше, чем она, Лиззи всегда это чувствовала и никогда не спорила с ним, даже когда сильно хотелось. Он ведь действительно знал, разбирался, ориентировался в чем-то таком, с чем она не смогла бы справиться ни шпагой, ни упрямством и настойчивостью, ни слезами и капризно надутыми губками, хотя последнее, кажется, действовало всегда и безотказно – Сиэль знал и мог больше, пусть даже сам пока не всегда был в этом уверен. Уверенности Лиззи вполне хватало на них двоих, и еще на небольшую толпу людей, если надо было.
- Я понимаю тебя, кажется, Сиэль, и еще мне кажется, что да, так и есть, ты все правильно говоришь. Может быть, у нас с тобой разные папы и мамы, точнее, они одинаковые  родители, но разные люди, но… Но раз нам обоим у них хорошо и безопасно, значит, они все делают правильно. Значит, не обязательно выполнять все правила одинаково до малейшей детали, правда? Хватит просто знать, как должно быть, и просто стараться делать так и добиваться этого, да, Сиэль? Знаешь, я буду создавать нам, тебе уют, потом, когда мы уже окончательно и навсегда поженимся, я умею.
Судя по сосредоточенной мордочке девочки, она действительно вполне серьезно и с полным знанием дела уже сейчас была готова создавать ему все, что угодно, лишь бы ее Сиэлю было с ней хорошо и безопасно. И в этом плане мальчику повезло, потому что в его будущей кукольной, красивенькой, активной и конфетно-милой жене удачно сочеталось сразу все, что было необходимо любой женщине, что было тщательно поделено природой между Френсис Мидфорд и Рэйчел Фантомхайв, девочка с рождения видела маму, тетю, девочка автоматически и даже не слишком стараясь забирала все самое лучшее, чтобы быть готовой отдать это все единственному, кто интересовал ее вообще в этой жизни – Сиэлю Фантомхайву. Она была умненькой и женственной, упрямой и упорной, уютненькой и милой – с опасной, всегда острой и готовой проткнуть насквозь рапирой в тщательно отманикюреных, хрупких пальчиках, она была в кудряшках и бантиках, розовая и сладкая, как пирожное – и без раздумий направилась бы решать любые проблемы, осмелившиеся побеспокоить ее будущего мужа, она была энергичной, активной, с шилом в попе – и всегда без малейшего сомнения уступала право первенства Сиэлю, вот как сейчас, с колечком. Ему очень повезло… о чем пока не догадывались ни он, ни она, зато точно знали родители, традиционно обручившие детей еще в юном возрасте, понимающие, что кровь – не вода, гены дадут свое, и все получится, даже если что-то случится вдруг.
- Хорошо, конечно, мы постараемся защитить себя, но, знаешь…
Девочка послушно повернулась спинкой, тоже вдруг озаботившись своим внешним видом, забота Сиэля была очень приятной, но ведь она должна была быть милой и чистенькой для него, а теперь получалось, что именно он из них двоих заботился о ее внешнем виде! Это было настолько неправильно и ужасно, что нижняя губка снова дрогнула, личико погрустнело, девочка тяжело вздохнула – ей еще надо было столько учиться и учиться, чтобы быть идеальной для него, чтобы не передумал, ведь он уже теперь был идеальным, сомнений в этом не было!
- Знаешь, я никогда не сомневалась, что ты всегда сможешь защитить меня, Сиэль, никогда.
Как только платьице было приведено в порядок, снова повернулась к нему, рассеянно, очень спокойненько и задумчиво как-то глядя на мальчика, явно на минуточку отвлекаясь и от колечка, и от всех проблем вокруг, которые множились почему-то, не давая им поиграть как следует, отвлекая, заставляя думать.
- Мне всегда почему-то кажется, что рядом с тобой мне вообще ничего не грозит, понимаешь? Даже когда я думаю о разбойниках, о ворах, о слугах, даже о… о крысах…
Последнее произнесла почти шепотом, сглотнула горлышком, переступила нервно туфельками, никакие разбойники и грабители не могли сравняться с огромными серыми чудищами, даже рядом не стояли!
- Даже о них, то все равно мне не так страшно, потому что ты всегда придумаешь, что нам делать дальше, понимаешь? Я не сомневаюсь в тебе, никогда!
Горячо заверила и снова уважительно притихла, кивнула светлой головкой, машинально подцепила пальчиком краешек своего длинного локончика и потянула его в рот, прикусывая, напрочь позабыв строгие наставления матери о том, что леди ни в коем случае не может кусать и обсасывать собственные волосы, как и грызть ногти, кусать костяшки пальчиков, ерзать и качаться на стуле! Как бы сильно этого всего не хотелось! Тема, затронутая Сиэлем, оказалась слишком увлекательной и животрепещущей, чтобы не грызть кончики волос сейчас.
- Ты так думаешь?
Неуверенно уточнила насчет спать и до свадьбы, потому что лично она не видела ничегошеньки плохого в том, чтобы спать до свадьбы, особенно если с Сиэлем, потому что спать с кем-то другим она не собиралась ни до, но после, ни даже в процессе свадьбы, это было исключено и даже не обсуждалось. Да и одеяло не резиновое, Сиэлю и ей хватит, ну куда им еще кто-то?
- А почему?
Просто и тихонько уточнила, вопрос действительно был не слишком понятен, в принципе и по большому счету девочка прекрасно уже знала, что спать рядом положено и придется, что, вероятно, есть еще всякие мелкие и не слишком пока интересные детали этого процесса, что, конечно, надо будет еще обниматься и целоваться – девочка знала все! – однако что мешает ей лежать рядом с Сиэлем до свадьбы понять было сложновато.
- Да, конечно, давай так и сделаем!
Обрадовано и облегченно заулыбалась, он в очередной раз решил такую непонятную проблему, теперь они вполне могли обмануть кого угодно, ведь, как бы там ни было, а сидеть на диване вместе и притворяться спящими вполне можно было до свадьбы и никто не мог быть против!
- Хорошо, мне совсем уже почти не страшно, но ты держи, так я вообще бояться не буду.
Послушно полезла на диван вслед за Сиэлем, устроилась рядышком, прилезла поближе, одернула юбочку платьица свободной рукой, уже с закрытыми глазами – они ведь должны были спать.
- Хорошо, Сиэль, я все помню, я сделаю.
Он снова назвал ее милой, губки сами собой расплылись в широкой улыбке абсолютного счастья, кажется, она уже начала даже привыкать, что он будет и может называть ее так, с трудом справилась с улыбкой, быстро приоткрыла  глаз, оценила, что он уже закрыл оба, тоже закрыла свои и напряженно притихла, притаилась рядом… чуть и правда не заснув в итоге. Потому, что рядом с Сиэлем ей не угрожало абсолютно ничего.

+1

27

Главное, о чём беспокоился Сиэль сейчас, это была Элизабет. И ещё – то колечко, что нашли они на заднем дворе. Будущую жену он крепко держал за руку, аккуратно укрывая её ладошку своей, а посерединке, в их ручках, надёжно покоилась важная находка детей. Они обязательно сохранят её и покажут родителям. А те-то точно знают, что с такими колечками делать!
«Мы должны дождаться родителей. У нас ведь получится, правда?»
Мерзкая неуверенность нарастала, а когда по коридору послышались тихие шаги, Сиэль ещё сильнее зажмурился, не двинувшись с места. Они с Лиззи должны были казаться спящими. Тогда их никто ни за что не тронет. Шаги становились громче, приближаясь. Маленький лорд отважно не двигался с места, продолжая притворяться спящим. Но шаги будто не утихали, и Сиэлю уже казалось, что сюда идут трое или даже четверо. То шли они тихо, то переходили на бег, ведомые какой-то тихой, но, несомненно, торжественной музыкой. А потом звуки усиливались, переливались, выстраиваясь то в ряд, то вновь разбиваясь на сотни ярких осколков. Всё это было так волшебно.
«Так это я во сне? Мне же снится это, наверное, я правда уснул и теперь сплю. Как хорошо! А Лиззи? Интересно, милая тоже смогла уснуть?»
И Сиэль, будто проверяя, крепче сжал тёплую ладошку девочки, и тут же успокоился – его будущая жена была совсем рядом, в полной безопасности.
«Я бы хотел, чтобы она тоже хороший сон видела! И никогда не боялась!»
Маленькому лорду показалось очень важным видеть с Элизабет один и тот же сон, ведь свой сон ему нравился. И, наверно, понравился бы и его Лиззи.
Шаги прекратились, и теперь всё захватила тишина, правда – совсем ненадолго. В ней Сиэль услышал тихое потрескивание свечи и чей-то мелодичный голос, поющий будто на странном, неизвестном, но таком красивом языке. Он не разбирал слов, но мелодия мальчишке нравилась.
«А как вернутся родители – мы им колечко покажем! И они нам отдадут игрушку. Она, несомненно, будет красивой. Лишь бы милой понравилось!»
Предвкушение чего-то хорошего заполняло сознание, Сиэль попытался представить игрушку, какой же она будет? Но у него никак не получалось.
«И чтобы Лиззи понравилось, и мне. И чтобы она была новой! И не похожей на другие! Это как же надо постараться, чтобы сделать такую игрушку?»
Музыка грянула громче, да так, что мальчишка вздрогнул. Не со страха, а от странного предвкушения. Он всё думал о том, как они покажут колечко родителям, как отыщут новую игрушку, и как будут играть вместе с милой.
«Ну же, давай, играй громче!»
Мысленно потребовал Сиэль, и неизвестно откуда льющаяся музыка всё нарастала, становясь сильнее, чётче, грандиознее, будто подчиняясь мальчишке. И это так радовало маленького лорда, что он всё продолжал крепко держать Элизабет за руку, полностью успокоившись за неё, ведь его милая тоже успешно притворялась спящей или даже уснула по-настоящему!
<<…>>
- Они и правда спят. А я-то думал, что притворяются.
Сквозь такую интересную музыку, которую Сиэль слышал у себя в голове – ту, то торжественную, то грустную, то вновь приятную и незабываемую, прозвучали чьи-то голоса, но маленький лорд не понял, чьими они были, кому принадлежали. Фантомхайв нахмурился, сжал ручку Лиззи, убедился в том, что та рядом и никуда не сбежала, а потом – осторожно открыл глаза, почему-то зевнув. Рядом с ними, ближе к Элизабет, сидела мама и тётя. Мальчик растерянно хлопнул ресницами, повернув голову в другую сторону. Там стоял папа: Сиэль не разглядел лица, потому что не поднимал головы, но по ногам, считал лорд, он безошибочно узнавал всех, кому ему было надо.
- Вы приехали все… уже?

+1

28

Никогда еще во всей своей коротенькой, ярко-розовой, миленькой жизни Лиззи не чувствовала такой внутренней гармонии, полного удовлетворения и ощущения странного, убаюкивающего и успокаивающего покоя. Всегда куда-то бежала, спешила, летела, не умела ходить – постоянно прыгала и носилась по коридорам в своих новеньких туфельках на каблучках, красивенько выстукивающих какую-то легкую, яркую мелодию, она всегда торопилась быть быстрее всех и лучше всех, для своего Сиэля, конечно, потому что не видела ни единой причины доказывать что-то кому-то еще! А вот сейчас, когда ее Сиэль был рядышком с ней, когда они оба сидели неподвижно на диване и притворялись спящими, Элизабет Мидфорд присмирела, пригрелась, ощущая, как от ладошки ее будущего мужа по ее собственным пальчикам струится тепло, похожее на тепло от горячих солнечных лучей, и это было так замечательно, что девочка впервые успокоилась по-настоящему, не понимая даже, просто ощущая, что бежать и спешить больше никуда не надо, что все, чего ей так не хватало – вот сейчас тут, совсем близко, держит ее за руку и все стало, наконец, на свои места и хорошо.
«Как хорошо сейчас, я бы так сидела и сидела, до самой нашей свадьбы, даже родители уже могут не приходить… Ведь тогда придется вставать, улыбаться, куда-то идти, а потом Сиэля заберут домой, и я снова буду ждать, когда он приедет ко мне в гости, вернется ко мне. Как чудесно!»
В комнате наверняка был разожжен камин, потому что и кроме ручки Сиэля вокруг тоже все было тепло и очень уютно, совсем скоро девочка сонно тряхнула светловолосой кудрявой головкой, понимая, что нет, конечно, она не спит, ни разика не спит, они же только притворяются, Сиэль же сказал, что ни в коем случае нельзя спать вместе до самой свадьбы, и она потерпит уже! Так  и не открывая глаз, закопошилась, придвинулась к мальчику рядом еще чуть-чуть поближе, удобно устроилась, почти уткнувшись носиком в его плечо и довольно засопела, у ее Сиэля даже запах был очень приятный.
«Похоже на розовую воду, да, которой тетя Рейчел пользуется, кажется… Нет, тут что-то другое, особенное, на вкусное мыло немножко похоже, парфюмерные магазины Пенхалион, кажется, даже королева Виктория их одобряет… Глупости какие,  я совершенно не сплю, ни капельки, я просто сижу рядом с Сиэлем, жду наших родителей и не хочу, чтобы они уже приходили… Интересно, чье же это колечко? А где оно? А, у Сиэля же, какое красивое, тоненькое такое, с камушком… Нет, я что-то путаю, да? Интересно, а что там с игрушкой нашей, не забыли ли они? Мы так ничего и не нашли, но это был лучший день, весь день… Как все дни с Сиэлем, лучший, лучший, с ним не бывает плохих совсем».
Розовенькие нежные губки дрогнули в улыбке, улыбка быстро скользнула – и ушла, но не исчезла, никуда не пропала, промелькнула по фарфоровой щечке, запуталась в золотых локончиках волос, перебралась тихонько на плечо маленькому графу, скользнула куда-то ему в шею и там и осталась, напоминая, что Лиззи совсем рядом, даже когда они сидят с закрытыми глазами. Открывать глаза хотелось все меньше и меньше, тепло вокруг убаюкивало, Лиззи показалось, что вдруг, на фоне, где-то далеко, заиграла музыка, тоже спокойная, радостная, светлая, заставляющая не вслушиваться, а просто расслабиться и окончательно…

- Сиэль?
Прямо сквозь сон пробился сначала знакомый голос, потом оказалось, что их несколько и они все очень-очень знакомые. Лиззи сначала не узнала никого, а потом сразу маму, после нее – папу и родителей Сиэля, снова радостно, облегченно разулыбалась, сонно потерла кулачком щечку, зеленые сонные глазки, со все еще слипающимися сейчас длинными стрелками ресниц, но не двинулась с места, послушно сжимая ручку Сиэля, впервые, опять впервые, не собираясь никуда бежать от него, торопиться и спешить, пока он сам не встанет и не поведет ее. Кажется, в их будущей семье будущий лидер наметился твердо и навсегда, насовсем.
- Они вернулись, да? Мама!
Проснувшись целиком и окончательно, наконец, быстро обернулась к мальчику, осторожно, аккуратненько потянула к себе теплые после сна пальчики, чувствуя, что вот сейчас, прямо теперь надо обязательно прояснить один момент!
- Сиээээль, нам что, это все… приснилось? Нам снился один сон на двоих, да? А… то, что мы нашли там, это тоже, да? Сиэль, я все помню, а ты?
Все это было произнесено горячим, сбивчивым шепотком ему в самое ухо, Лиззи, как всегда, совершенно не волновало, что взрослые смотрят на них с понимающими, одобрительными улыбками, она хотела срочно увидеть, убедиться, что все было взаправду!
- Давай, пожалуйста, покажи…!
Несколько секунд – и пальчики разжались, демонстрируя то, что было так прочно скрыто в них. Витой ободок, сплетенный ловкими пальцами из травинок, ярко-синий, такой же синий, как глаза ее Сиэля, цветок наверху, вместо драгоценного камешка.
- Сиэль?

0


Вы здесь » Black Butler » Аллея памяти » Дело о загадочном камне, милой леди и безымянной игрушке