Black Butler

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Black Butler » Аллея памяти » Правила ведения игр без правил


Правила ведения игр без правил

Сообщений 11 страница 20 из 47

11

- Да, милорд.
Прислушиваясь к забавному неожиданному ощущению теплоты от детской руки у себя на шее, Демон поклонился. Накинул плед на босые голые ножки мальчика, сидящего на кровати. Полусонное выражение мордочки ребенка настолько ярко диссонировало с тем, что сейчас произносил граф, что Демон невольно приостановился. Засмотрелся вдумчиво. Это было действительно хорошо.
- Вполне возможно, я еще недостаточно уяснил себе все ньюансы человеческой натуры. Потому, что до сих пор предполагал, что именно сила движет вашим миром.
Улыбнулся своей обычной, мягкой, темной улыбкой, укутавшей мальчика теплее пледа. Улыбка была обаятельна и полна миролюбия и вежливости. Может, даже личной привязанности ко всем живущим. Именно так казалось всем, кто видел улыбку Демона впервые, во второй, десятый раз. Сиэль Фантомхайв давно не обольщался подобным – он знал, что все с той же улыбкой его Дворецкий не раздумывая уничтожает всех незваных ночных гостей по утрам. Ничуть не меняя выражения лица.
- Да, милорд.
Повторно согласился, на этот раз с разрешением начать процесс умывания. Прозрачная струя воды хлынула из кувшина в белоснежную миску, стоящую на табурете у кровати. Горячая, затем холодная, нежная кожа маленького графа была очень чувствительной, и малейшие перепады температуры могли пагубно отразиться на ней. Когда в начале своей карьеры дворецкого Демону приходилось экспериментировать с температурой воды для умывания в миске, миска не раз оказывалась на полу. Иногда - на самом Себастьяне. Дважды – во благо, потому что иначе Сиэль Фантомхайв рисковал был сваренным заживо. Исключительно из старания Демоном сделать все как можно идеальнее. Сейчас же мальчик мог быть вполне спокоен. Он и был.
- Хорошо. Тогда я подам вам завтрак прямо в ваш кабинет.
Расписание сегодня приходилось менять прямо в процессе, так как слишком раннее пробуждение автоматически влекло за собой и последующие корректировки времени. Отсутствие аппетита даже в какой-то степени было на руку – у Демона оставалось время чтобы умыть и одеть своего Хозяина. А после, спокойно и не торопясь, как это делают обычно человеческие дворецкие в большинстве своем, приступить к приготовлению завтрака. Если слуги к тому времени не разнесут кухню по кирпичику.
- Чем же отличается понятие «заставить» от «подчинить», милорд?
Несколько капель ароматного, успокаивающего и увлажняющего кожу масла, крылья носа дрогнули – Демон принюхивался к тонкому нежному аромату воды теперь. Удовлетворенно кивнул. Именно такую воду предпочитал его Хозяин. Мягкая губка нырнула в миску. Подхватил плед, аккуратно складывая. Подвинул табуретку поближе, опускаясь на одно колено. Приступая к умыванию мальчика. Утренние процедуры были давно доведены до автоматизма и ни в коем случае не могли служить причиной прекращения столь занимательной для обоих утренней же беседы. Демон поймал себя на мысли, что этот ребенок даже не представляет уже, что утренние беседы могут быть иными. О теплом молоке. Об игрушках, о гостях, о пони и поездке к бабушке, о пончиках и днях рождениях. Сиэль Фантомхайв давно был ДРУГИМ. И просыпался с мыслями о том, что можно и чего нельзя делать силой. Демон мысленно ухмыльнулся. Он не прогадал с этой душой.
- Боялись и опасались оступиться. Разве этого невозможно добиться силой?
Губка скользила по ноге мальчика, аккуратно удерживаемой за щиколотку. Пятка упиралась прямо в обтянутое темной тканью колено Демона.
- Конечно, милорд. Все, кто появится на вашем заднем дворе с этого момента будут ожидать вашего пробуждения в целости и сохранности.
Промокнув ножку полотенцем, вернул ее владельцу, подхватывая вторую. Приподнялся, склоняясь к рукам мальчика. Пренебрегать утренним обтиранием ни в коем случае не следовало. Человеческое тело было само по себе достаточно непрочным, со всеми этими легко ломающимися костями и в мгновение ока рвущимися как нитки мышцами. Что же касалось его Хозяина, тут требовался и вовсе отдельный уход.
- Однако не кажется ли вам, что предавший один раз легко и просто сделает это снова? Что помешает наемникам взять ваши деньги и повторить попытку через какое-то время?
Мельком глянул в глаза мальчику, выпрямляясь, отставляя табурет. Губка мирно плавала в уже остывающей воде, важно, с чувством выполненного дела. Сам мальчик был упакован в огромное полотенце и целиком готов к одеванию.
- Не проще ли и выгоднее нанять кого-то со стороны? Как мы с вами сделали со слугами в поместье, к примеру? Их не будет нужды перевоспитывать – они изначально будут служить именно вам, милорд.
Демон не пытался убедить или настоять на своем. Ему это было не нужно и не интересно. А вот выслушать рассуждения умного и не по годам развитого Хозяина – нужно и интересно. Не только Демон помогал мальчику. С точностью наоборот маленький граф демонстрировал Демону все тонкие причудливые, извилистые грани человеческого ума, сознания, путей мышления. ЭТО было действительно занимательно.
- Да, милорд.
В темном взгляде мелькнуло что-то, похожее на уважение. Уроки экономики не прошли даром, что бы по этому поводу не думал сам граф. Четко и конкретно установленный план собственных дальнейших действий удивил Демона.
"И это он решил сейчас. Обдумал, принял решение, оценил со всех сторон, повсеместно. Сидя у меня на кровати, замерзнув и капризничая по поводу жесткости одеяла. Он далеко пойдет.  Очень далеко. А я прослежу, чтобы ему никто не мешал."
- Вы абсолютно правы. Никто не станет брать в расчет кондитера. Тем более, маленького, неразумного кондитера-ребенка, который, естественно, не в силах понять и увидеть ничего, дальше собственных детских проблем.
Демон улыбнулся.
- Вашу руку, милорд.
Пальчики Хозяина нырнули в рукав рубашки, приготовленной заранее. Пальцы Дворецкого запорхали по пуговицам, практически не касаясь ни ткани, ни самого тела. Личное пространство Сиэля Фантомхайва сильно увеличилось со дня заключения их контракта, с момента, проведенного им в клетке. Демон знал это, чувствовал и вполне не возражал – он мог бы научиться одевать Хозяина и вовсе на расстоянии.
- Значит, вы планируете начинать с самых низов. С наемников.
Подвел итог еще раз, возвращаясь к вопросу о теневой части будущей деятельности графа.
- Оставлять ли вам всех ночных гостей или достаточно будет двух-трех особей?
Поинтересовался светским тоном, как совсем недавно о десерте из клубники.

+2

12

Как и сам граф, демон не видел той огромной картины внутреннего мира людей. Это и понятно – Сиэль был слишком мал для понимания подобного, а демон просто-напросто не так сильно интересовался людским поведением.
- Сила и движет этим миром. Это правда. Но слишком кратковременно. На каждое действие найдётся противодействие. И придётся показывать им силу постоянно, чтобы они не думали, что я ослаб. Тем более, сила побуждает людей её измерять. Я не уверен, что хоть кто-то из ныне живущих способен победить демона, но составить тебе и мне проблемы – вполне возможно.
Вот это – уже дело затратное. Граф не собирался тратить на что-то подобное своё время. Ему ещё мстить предстояло. Для этого тоже требуется сила.
- А ты у меня один. Разменивать такую фигуру на глупые сражения с пешками неуместно. Хотя иногда – приходится, и выбор отсутствует совсем.
Прозвучало, как оправдание. Сиэль вскользь глянул на демона, фыркнул и опустил глаза в пол. С каждым новым словом дворецкого, Фантомхайв и сам задавался всё большими вопросами, ответа на которых никак не мог найти. Граф отрешённо кивнул, молча соглашаясь на завтрак в кабинете. Хотя он вполне мог спуститься и в залу, но пока его занимали совершенно иные мысли, поэтому Сиэль был нынче очень покорным и крайне задумчивым. Вода, принесённая демоном, едва заметно колыхнулась, пока Себастьян аккуратно опускал туда мягкую губку. Фантомхайв же всё молчал, не дав ответа на последний вопрос дворецкого. Заставить и подчинить. Разница в смысле этих двух слов просто колоссальная, но как же её объяснить?
- Мне необязательно быть сильным, чтобы подчинить тебя себе.
Пожалуй, без демона, граф был абсолютно бессильным. Он не мог обслужить себя сам, он мог в любое время умереть от голода, холода или болезни. Но Микаэлис неизменно находился рядом. Умывал своего хозяина, одевал, оберегал. Демон обладал огромнейшей силой. Но подчинялся мальчишке.
- Заставить это когда…
Граф замолчал, упрямо поджав губы, и отвернулся от слуги, рассматривая стенку. Некоторые вещи очень сложно поддавались объяснению. Сиэль всё никак не мог сформулировать правильно, в чём же различие между этими двумя понятиями, поэтому обеспокоенно смотрел в одну точку на стене, не моргая. В детстве он не думал, что сказать и объяснить что-либо может быть так сложно. Самым обидным, пожалуй, было то, что и ждать объяснений не от кого. Отца и матери не вернуть, а учителя это ведь не то, они и наврать могут, им лишь бы деньги получить! Эту науку Сиэль уже успел усвоить.
- Подчиняются ради чего-то.
Неуверенно, спустя несколько минут, начал говорить граф, но замолчал, хмуро уставившись на демона. У Сиэля не было ответа на этот вопрос.
- Чего-то… большого.
Демон слушался приказов маленького графа из-за контракта, по которому после заберёт его душу. Людей интересовали деньги, но это обычных людей. Те, с кем бы хотел сотрудничать Сиэль, были заинтересованы в силе и связях. Им выгодно высокое положение в обществе. И они любят добиваться чего-то большего, чем простая плата за выполнение определённых работ.
- И подчиняются могущественным. Тем, у кого есть власть, деньги, и да – сила. Ты ведь тоже не стал бы служить никчёмному хозяину, Себастьян?
Объяснять все свои мысли такому существу, как демон, казалось графу вполне логичным. Новый дворецкий был очень сильным. Но не таким умным, хотя для слуги – самое то. Сиэль смотрел на Микаэлиса внимательно.
- Силой можно добиться всего. Но это будет только до тех пор, пока тебя боятся. А если боятся, значит – не уважают. Значит – предадут однажды.
Граф тяжело вздохнул, стиснул в кулачке скомканную ткань пледа и бессильно уронил руку на кровать. Об абсолютной верности людей Фантомхайв и не мечтал. Он знал, что такое невозможно априори, просто по природе человеческой – неосуществимо. Любой предаст. Только если…
- Принудить. И поставить в зависимость. Принуждение никто не любит. А зависимость люди уважают, очень часто сами попадают в зависимость.
Хотя графу казалось, что люди бывают разными, некоторым нравится и серьёзное давление на них. Но для маленького лорда это была пока непознанная сторона человеческих желаний. Сиэль чуть прищурился, глянув с неким интересом и сомнением на демона, что находился рядом с ним.
«Кажется, не только люди странные».
- Людям нравится зависеть от того, кто сможет защитить их везде. Не только силой. Одна сила их может напугать, и они отвернутся от её обладателя.
Может быть, именно поэтому и погиб отец? Молодой Фантомхайв и представить себе не мог, кто же захотел их убить. Но кто-то это сделал. Что же вело убийцей? Может быть, не что иное, как слабость главы рода? Тогда, выходит, что убившие его семью – правы? Граф болезненно сморщился, провёл ладошкой по лицу, стирая так и не проступившие в этот раз слёзы. Прошлое всё ещё тревожило его. Оно возвращалось, преследовало. Но решительность графа от того только возрастала, становилась колоссальной.
- Все предают друг друга. Рано или поздно. Один раз или несколько. Но предают тех, в ком не заинтересованы. Зачем человеку служить кому-то, если можно убить этого кого-то? И занять его место. Или попытаться это сделать. Поэтому наёмники будут те же. Используем их несколько раз, прежде чем они захотят меня предать. Они получат деньги. А мы – страх тех, кто некогда их нанял. Покажем свою силу, вместе со своими возможностями.
Сиэль самодовольно ухмыльнулся, и эта нехорошая улыбка на губах ребёнка выглядела со стороны особо пугающе. Но Фантомхайв не смотрел на себя со стороны, ему было безразлично, как он выглядит, граф упрямо копался в себе, своих знаниях, стремясь вывести логику своего следующего хода.
- Мы продемонстрируем им свои возможности и силу. И им придётся сделать паузу перед следующим ходом против меня. В это время я займусь укреплением на легальном рынке производства игрушек и сладостей.
Мальчишке ничего не мешало сидеть и рассуждать обо всём на свете. Сиэль думал и об игрушках, и о политике, и о финансах, и о силе демона. Сидел себе и размышлял о том, как он станет действовать дальше, в будущем, а его в это время умывали, одевали и заботились о нём, как о маленьком ребёнке.
- Да.
Буднично произнёс граф, подтверждая слова демона о наёмниках с низов.
- Оставляй тех, кто захочет жить, дальше – решу всё я.
Маленький лорд, как и многие другие дети, любил играть. Только его игры были куда серьёзнее, чем у кого-либо ещё. Власть, влияние, сила, деньги – всё это ещё никого не сделало счастливым. Но Сиэль сейчас едва заметно улыбался, и та улыбка была настоящей, детской и спокойной. Не важно, о чём думал граф, какие строил планы, он всё ещё оставался сущим ребёнком.

Отредактировано Ciel Phantomhive (13 Мар 2017 22:07)

+1

13

Мир, из которого Сиэль Фантомхайв вытянул для себя личного Демона, разительно отличался от мира людей. Он был иным настолько, что даже общих точек для сравнения отыскать было невозможно. Как сравнивать бабочку и плавать. Воздух и завтрашний день. Миры отличались по сути своей. Если бы Демону приказали описать свой мир, он бы улыбнулся. И, пожалуй, не выполнил этот приказ, просто потому, что в человеческом лексиконе не существовало слов  для описания подобного. Именно поэтому он и находился здесь, проводя большую часть своего вечно свободного времени. Именно из-за этого он изучал интереснейший своей непохожестью мир людей. Поэтому обожал и восхищался тем, чего нельзя было получить в его собственном мире. Великолепнейшими, совершенными существами, по чьей-то удивительной глупости не ставшими венцом творения природы в мире людей. Кошками. При мысли о кошках всегда ледяной взгляд темных глаз значительно теплел. Так Демон смотрел только в двух случаях – на кошек и спящего Хозяина. Видимо, тот здорово напоминал ему беззащитного хрупкого котенка во сне. Хотелось трогать щеку и искать подушечки лапок.
- Вы обладаете полной возможностью демонстрировать им силу постоянно.
Продолжая разговор, приподнял руку мальчика, завершая священнодействие с пуговицами на манжетах.  Аккуратно вернул на худенькую коленку, принял вторую. Наблюдая со стороны за тем, как безэмоционально и равнодушно маленький граф принимал заботу о себе, трудно было представить, что творилось вначале сложного пути Дворецкого. Когда каждая ванная давалась с боем. Каждое одевание могло закончиться летящими в голову Демону ботинками. Каждое неловкое и несоразмеренное движение или жест – синяками для самого мальчика. Демону пришлось выдержать самую сложную борьбу – с собственной неизмеримо огромной силой. Которая могла бы раздавить ребенка одним пальцем – но должна была не причинить ему ни малейшего неудобства.
- Понимаю, милорд. К сожалению ни ваша честь, ни положение, ни основные функции, которые вы возложили на себя в качестве преемника, продолжателя и главы дома Фантомхайв не позволили бы вам разобраться с основным большинством ваших врагов… кардинально. Раз и навсегда.
Согласился со словами умненького не по годам человечка перед ним, выпуская руку, склоняясь ниже. Не глядя подцепил внезапно удлинившимся острым лезвием ногтя невесомый чулок со стула. Посмотрел на собственную руку, хмыкнул. Аккуратно надел обычную белую перчатку, снимал которую только во время водных процедур. Окружающим не обязательно было видеть ни черные блестящие, как будто отлакированные причудливым потусторонним мастером, ногти Демона. Ни его печать, связывающую с Хозяином до самого окончания контракта. Демон пошутил тогда черной, несмешной шуткой, оставив печать прямо на синем глазике мальчика. Однако, как выяснилось в процессе, самому Демону его печать мешала больше, чем Сиэлю – его. Повязка носилась с такой невозмутимостью и подкупающим высокомерием, что давно уже воспринималась окружающими как часть сценического, демонстративного образа мальчика. И никому в голову бы не пришло попытаться заглянуть под нее. Перчатки же приходилось менять постоянно.
- Да, милорд.
Босая пятка снова уперлась в его колено. Приподнял, удерживая, свободной рукой осторожно натягивая чулок. Закрепляя, выпуская ногу мальчика. Переходя ко второй, не менее босой пока, ножке.
- Я у вас действительно один.
В спокойном, умиротворенном, бархатном в своей абсолютной темноте голосе отчетливо промелькнула улыбка. И торжество. Мысль о том, что ему удалось первому получить полное право требования на эту драгоценную душу, очень воодушевляла. Сжал коленочку чуть сильнее, чем следовало, отпустил, поднялся. Подхватил мальчика, поставил на кровать. Теперь они были практически одного роста, разговор мог продолжаться, не прерываясь.
-  Я понимаю. Вы можете использовать меня так, как пожелаете. Как посчитаете нужным.
Кивнул, в принципе одобряя отношение мальчика к себе. Если бы тот допустил хотя бы секунду слабости, Демон бы его съел. Сожрал, высосал досуха. Слабость была не в том, чтобы обнимать за шею, играться Демоном, как игрушкой, гладить, лечить, жаловаться и плакать, валяться в его кровати, капризничать и швырять вещами. Слабостью в понимании Демона была Трусость. Страх проигрыша. Ложь во спасение. Множество вещей, считающимися обычными людьми вполне приемлемыми и простительными. Демон так не считал. Интереснее всего было то, что Сиэль Фантомхайв тоже так не считал. И это удерживало Демона рядом, в коленопреклоненной позе, сильнее всякого контракта, по сути своей.
-  То есть, по-настоящему сильному и могущественному нет смысла заставлять. Ему подчиняются сами. Подчиняются добровольно и с удовольствием. Я правильно понял разницу, милорд?
Умение разобраться в путанных, но точных и правильных мыслях мальчика были одним из тех преимуществ Демона, которые Сиэль выделял и ценил. В отличие от остальных слуг – да что там, от окружающих в принципе – Демон понимал сразу и с полуслова. Иногда – с полувзгляда. Графу достаточно было просто посмотреть, чтобы Демон сорвался с места и исчез, выполняя очередной приказ. Ошибок до сих пор не случалось. Рассматривая сосредоточенное лицо мальчика перед собой, Дворецкий аккуратно затянул узел обязательного галстучка. Поправил методично. Придирчиво осмотрел. Снова усадил, принимаясь за финальную деталь туалета – обувь.
- Естественно не стал бы, милорд.
Согласился, вновь опускаясь на колено. На этот раз в ногу упирался высокий каблук ботинка, однако судя по безмятежному бледному лицу Дворецкого, он не ощущал никакого неудобства. Скорее, наоборот.
- Когда я пришел к вам в нашу первую встречу, просьб и клятв о контракте было намного больше, чем только ваша. Точнее, умоляли поголовно все присутствующие там. Постоянное желание людей получить абсолютную силу, могущество и власть забавно и умиляет. Однако для меня интерес представляла только ваша просьба. Поэтому да. Я не стал бы служить … как вы сказали? Никчемному хозяину.
С удовольствием повторил, отпуская ножку. Выпрямляясь, рассматривая целиком одетого мальчика.
- Встаньте, милорд. Последний штрих. Боятся, значит, не уважают? Я думал, у людей все происходит с точностью наоборот.
Выразил голосом легкое недоумение. Развернул вставшего мальчика к себе спиной, поправляя темные волосы, аккуратно расчесывая. Сам Демон предпочитал на голове творческий беспорядок. Однако Хозяин должен был выглядеть идеально всегда.
- Как люди говорят – боится, значит, уважает? Или я неправильно понял это идиоматическое устойчивое выражение?
Уточнил, напрочь, обдуманно игнорируя слова милорда о зависимости. Этот момент беспокоил Демона. Его следовало проанализировать отдельно, в одиночестве и более тщательно. Терпеливо подождал, пока ладошка пройдет по лицу, стирая так и не пролившиеся слезы. Утешать не спешил, наблюдая. Сиэль Фантомхайв должен был справиться сам. Да и не принял бы утешения. Повязка аккуратно легла на глаз. Пальцы невесомо и быстро закрепили ее оригинальным бантиком.
- Да, милорд. Я лично проведу опрос всех встречаемых мною незваных гостей. И выясню, у кого желание жить преобладает над прочими глупостями. Я вас понял.
Поклонился. Туалет был целиком и полностью завершен.

+1

14

Все тяготы взрослой жизни Сиэль сносил так стойко и так правильно, что ему мог бы позавидовать любой зрелый английский джентльмен. Правда, о маленьком графе Фантомхайве ходило столько нелепых слухов, что ему завидовал, разве что, абсолютно сумасшедший человек из низших сословий.
- Вот именно. Кардинально никак нельзя с ними.
Полностью согласился маленький лорд со своим дворецким. Порой, хотя и крайне редко, у Сиэля с Себастьяном складывались вполне качественные, даже, можно сказать, дружеские отношения. Граф находил Микаэлиса сообразительным, и за это уважал. Хотя и не любил сближаться со слугами, но, время от времени, именно Себастьян выслушивал всевозможные догадки Сиэля о методах управления хозяйством и ведения важных дел по бизнесу.
- Ты у меня один. И тебя я должен использовать по максимуму, а не просто так, как мне того хотелось бы. Ты многое умеешь, но мне надо, чтобы ты умел выполнить самое сложное, самое опасное из всех возможных дел!
Звучало будто приказом, хотя мальчик говорил решительно и строго по другой причине – он самостоятельно определял новые цели и методы их достижения. Демон же был всего лишь шахматной фигурой в руках игрока.
«Эй, чего это ты?»
В суровом, требовательном взгляде мальчика не читалось ни испуга, ни ещё какого-либо другого чувства, кроме откровенной холодности и надменности. Сиэль не любил всякие фокусы своего демона. Хотя это Себастьяну никак не мешало выкидывать что-нибудь подобное, как сейчас. Граф злобно фыркнул.
- Я тебе не игрушка.
Строго напомнил граф, стоя уже на постели, не собираясь самостоятельно менять своего местоположения. Демон часто делал не совсем то, что ожидал от него ребёнок. Так же, как и маленький лорд совершал то, что Себастьян никак не мог предугадать. Эта игра, затянувшаяся на неопределённое время, кажется, вполне устраивала их обоих. Но Сиэль любил побеждать во всех играх, не важно, с кем он их затевал и какими сложными они оказывались в итоге. Фантомхайв по-хозяйски подцепил демона за подбородок – стоя на кровати, Сиэль был практически одного роста с Микаэлисом. Подобное преимущество дворецкий, кажется, совершенно забыл предусмотреть. Граф пристально глянул тому в глаза, прежде чем разжал пальцы, отпуская слугу.
- Я и использую тебя так, как считаю нужным использовать.
Холодный, надменный взгляд в какой-то момент изменился, Фантомхайв пару раз моргнул, слушая демона, и уверенно кивнул на его слова.
- Да, могущественные и сильные остаются такими всегда, если продолжают так действовать постоянно. Люди это понимают и подчиняются им сами. Да сам я могу! Не обращайся со мной, как с куклой, чёртов демон!
В очередной раз возмутился Сиэль, оттолкнул от себя дворецкого, чуть самостоятельно из-за такого неаккуратного действия не слетев с кровати. И сел на своё место сам. Чем старше становился маленький лорд, тем больше он требовал от демона. Фантомхайв являлся графом, поэтому требования часто были необычными. Сиэль проявлял самостоятельность в политике и экономике, и даже в бизнесе, но до сих пор не умел завязывать ленты на ботинках. Эта странная, не всем понятная выборка из умений, была мерой вынужденной. Иначе Фантомхайв попросту в итоге не успевал бы нигде.
- В результате ты служишь не никчёмному хозяину.
«Который может умереть с голоду или запнуться о развязавшуюся ленту от обуви и разбить себе нос. Как-то странно, в итоге, всё получается».
Но об этом Сиэль решил подумать когда-нибудь в другой раз. Сейчас были дела куда важнее, чем какие-то обычные дела, с которыми справятся и слуги. Для чего-то же их всё-таки нанимали. Граф поднялся со своей кровати.
- Они уважают из-за страха. И если его не станет, то и уважения не будет.
Постоянно держать в страхе огромное количество людей никак нельзя. Если страх будет слишком сильным, то народ может и восстать против тирании.
- Напугать – легко. Поставить в зависимость – тяжелее. От первого ты получишь только испуганное существо, загнанное в угол страхами. Что же сделает загнанное в угол животное? Однажды оно обязательно укусит хозяина. А люди совершенно ничем не отличаются от зверей.
Возможно, именно где-то в этом месте допустил ошибку бывший глава рода.
- Зависимый от более сильного человека – станет гордиться этим. Он будет думать, что, имея такую зависимость, он всегда в безопасности, если всё делает правильно, выполняет приказы вовремя, не допускает ошибок.
Маленький лорд уже было направился к выходу из комнаты, как вдруг остановился в дверях, внимательно глянув на своего дворецкого.
- Да. Пусть они сами сделают свой выбор. Людям так нравится его делать.
Улыбнувшись, Сиэль тут же направился к демону, который сразу же был принудительно взят за руку. Граф запрокинул голову, глянув на того снизу вверх, довольно ухмыльнулся, и потянул дворецкого прочь из комнаты.
- Надо осмотреть поместье.
Выдал Сиэль, и не подумав высвободить из своих пальчиков руку демона.
- Что ты так смотришь? Мистер Липман сказал, что мне следует самому следить за всем хозяйством. И чтобы я, не позднее, чем к следующему занятию, рассказал ему про устройство поместья и хозяйства. Правда, он согласился и на отчёты по расходам и приходам в мой бюджет. Чтобы мне не тратить своё драгоценное время. Какой добрый дядя, правда, Себастьян?
Граф вновь взглянул на демона – на этот раз взгляд был очень мягким, по-детски спокойным и наивным. Мистер Липман, гадкий старикашка, считал маленького лорда сущим ребёнком, не способным ни к чему. Но Сиэль уже понял, для чего ему понадобились бумаги и отчёты по внутреннему бюджету. Ходило много слухов о том, что Фантомхайвы нынче абсолютные банкроты. И если Липман сможет это подтвердить, то он очень неплохо заработает. Он упускал только один, крайне важный, момент. Маленький граф не был глупым, тем более, он не был ленивым ребёнком. Поэтому, не позднее, чем к следующему занятию, Сиэль положит на стол учителю далеко не расходные книжки своего поместья, а вполне сносный план ведения внутреннего хозяйства. Именно для этого и был взят в плен, то есть – за руку, демон.
- Он не получит ничего, связанного с моим бюджетом. Пусть читает про расходы на закупку картошки и мяса, да непредвиденные растраты на новую униформу дворецкого по случаю непростительной, просто вопиющей невнимательности последнего. Я ему ещё про это в подробностях расскажу. Устно. Господин Липман обязательно обрадуется такому дополнению к домашнему заданию! Он всегда говорил, что нужно творчески подходить к выполнению уроков. Правда, он навряд ли думал, что получит именно это.
Нехорошая улыбка, растянувшаяся на губах мальчика, говорила совершенно о противоположной реакции учителя: Липман будет вне себя от такого поворота событий. Потому что мерзкий старикашка не получит своего.
- Я всё равно встал раньше. До завтрака ещё много времени. Так что – начнём с подвалов. Ах, да. Можешь сегодня приготовить мне завтрак не по-человечески. Пожалуй, я не стану тебя за это наказывать, Себастьян.
Зависимость – странная вещь. Глядя на этих двоих, очень сложно сказать, кто же из них от кого зависит в итоге. Маленький мальчишка, что держал демона за руку, или демон, обладающий нечеловеческой силой? Сиэль прекрасно знал ответ, даже если его не знал пока Микаэлис. Пальчики сильнее сжали ладонь дворецкого, а граф спокойно потянул дверь за ручку, выходя.

Отредактировано Ciel Phantomhive (15 Мар 2017 21:25)

+1

15

Внезапное хозяйское прикосновение пальчиков к собственному подбородку заставили на мгновенье опешить.  Замереть от неожиданности. Демона никто и никогда не трогал. За подборок, в том числе. Сейчас же ощущение было настолько необычным и странным, что не отстранился сразу. Несколько секунд смотрел в ясные, абсолютно невинные, очень высокомерные, чрезвычайно синие своей недосягаемой глубиной глаза мальчика. Пытаясь прочитать в них страх. Неуверенность. Хотя бы тень сомнений.
"Ни-че-го. Кроме спокойного ощущения своей власти надо мной."
Помедлив, попробовал высвободить лицо. Снова замер, ожидая, пока пальчики разожмутся и выпустят сами. Незаметно перевел дыхание. Опыт оказался слишком непривычным и странным, даже для вечного Существа. Что-то похожее чувствует одичавшая в лесу собака, долгое время прожившая среди волков. Когда ее пытаются погладить. А она – понять, стоит ли вцепиться в назойливую руку лезвиями клыков, пропарывая до кости. Или же позволить тронуть себя. Хотя бы ради эксперимента.
"Интересно."
Времени на более глубокий анализ не было, поэтому Демон просто сделал шаг назад. Невозмутимо продолжая завершение туалета.
- Прошу прощения, милорд.
Пришлось быстро и незаметно отвернуться на секунду, скрывая ухмылку. Мальчик был восхитительно сердитым. Он забавно сопел, сверкал глазищами. Делал строгое лицо. Дворецкий преисполнился почтения и и повинился. Тут же снова подхватил его, усаживая. Демон чувствовал, что пощечина не заставит себя ждать. И буквально наслаждался моментом. Игра продолжалась, принося бесконечное удовольствие обоим сторонам Контракта.
- Я не считаю вас куклой, мой лорд.
"Действительно. Вы – принадлежащая мне и только моя душа. Это разные вещи."
- Да, вы очень доступно объяснили момент о принуждении и подчинении. Подчиняются сами, добровольно, с радостью. Тому, кто сильнее, исключительно. Это непременное условия, как я понимаю.  Заставить же может любой глупец, применив силу. Это довольно интересный момент человеческих отношений.
Глянул на маленького графа, который уже самостоятельно встал, выпрямился, оценил себя. Оценил Демона. Судя по всему, остался удовлетворен, насколько мог быть удовлетворен подобный маленький перфекционист – иногда это определение удачно заменяло более емкое и изящное. Которое Демон не произносил вслух.
- Думаю, это не совсем свобода выбора в полном смысле этого понятия, не так ли? Разве выбор делает тот, кто подчиняется?
Понимающе ухмыльнулся. Тонкость граней всегда нравилась – прямолинейность и открытость всем ветрам была невыносимо скучна. Мальчик перед ним был настолько многогранен, что у Демона иногда возникали глубокие сомнения, хватило ли бы ему еще одной Вечности, чтобы проникнуть его всего, до конца. Автоматически натягивая очередную белоснежную перчатку, удивленно глянул вниз. Обнаружив, что процессу что-то мешает. Ручка мальчика сурово и непререкаемо сжала руку Дворецкого, явно не собираясь отпускать так просто, как в случае с лицом.
- Милорд?
В коротком полувопросительном обращении явственно проскальзывали и нотки уточнения – какого черта? – и легкого недовольства – как же завтрак? – и новой заинтересованности – зачем и куда?
- Ах, вот как.
Выслушав информацию, тут же расставившую все по местам, Демон мягко улыбнулся. Так улыбаются угольно-черные огромные Коты, пробуждаясь от послеобеденного сна, зевая во всю клыкастую пасть, изящно выгибая спину, все еще сонно жмуря вертикально-узкие изумруды глаз, но уже планируя сожрать слишком любопытную мышь. На данный момент все акценты были расставлены, роли розданы, едва только умный мальчик упомянул очень много знающего, но не слишком умного дядю.
- Конечно, милорд. Попытка и горячее желание помочь оставшемуся совершенно одному маленькому мальчику  - что может быть милосерднее и похвальнее, не правда ли? Я рад, что вы сразу поняли мотивы поведения этого замечательного человека.
Нехорошая, темная улыбка на детских губках мальчика встретила полное согласие в виде ответной, широкой. Где-то даже с промелькнувшими на заднем фоне клыками. Демону нравилось, когда в недалеком будущем у него намечались совершенно определенные приказы. Скажем, убить гадину, пожелавшую полакомиться его Хозяином и сделать на этом деньги. Это было правильно.
- Конечно, милорд. У меня стойкое ощущение, что моя униформа вот-вот придет практически в полную негодность.
Не отнимая руки, склонился почти к ушку мальчика.
- Даже, думаю, прямо к концу нашей с вами прогулки по поместью. Естественно, исключительно по моей вине.
По тонким змеиным губам снова промелькнула улыбка. Демон не сомневался, что активный и энергичный мальчик приложит все усилия, чтобы после осмотра поместья сюртук Дворецкого годился только на половую тряпку для Мэйлин. Не приложит он – постараются слуги. Причем даже не зная, что работают во благо, для разнообразия.
- Думаю, даже вполне представляя себе истинные желания этого человечка, вы же не станете спешить прогонять его от себя?
Уточнил с интересом, все еще продолжая разговор о Липмане. Демона интересовали не только близкие, но и дальние планы Хозяина. Он не сомневался, что они уже формируются в темноволосой головке. Рука все еще была прочно захвачена в оковы куда крепче обычных, железных, поэтому полупоклон пришлось выдавать прямо на ходу.
- Благодарю вас, мой лорд.
Нотка сарказма у Демона вполне заменяла приступ хохота у человека. Сегодня его не накажут. Ему определенно везло. Это был его день. Граф потянул ручку двери, желая вновь проявить самостоятельность. Демон послушно потопал следом. На данный момент ему никто тут права выбора не давал. А за завтрак обещали не наказывать. Демон удовлетворенно засопел. И аккуратно потянул мальчика вправо, ненавязчиво предлагая начать именно сначала. А не оттуда, куда упорно снова пытался вернуться его Хозяин - в спальню Демона.
- Могу я предложить вам осмотреть подвальные помещения? Рациональнее всего получить полное представление о поместье, начав с самого основания - и закончив на крыше. В подвалах вашего поместья хранятся огромные запасы разнообразных алкогольных напитков, в частности - вин. Я позволил себе рассортировать их по годам, странам, емкостям и градусу. Вам остается только взглянуть.
Демон улыбнулся, ведя мальчика вправо, к лестнице вниз.
- И не рассказывать об этом нашему общему другу Липману, чтобы он не поселился там, вместо вашей классной комнаты.

Отредактировано Sebastian Michaelis (16 Мар 2017 21:29)

+1

16

Выйдя в коридор, Сиэль внимательно огляделся, отныне запоминая дорогу. Попасть в неудобное положение, как тогда, с комнатой дворецкого, было непростительной ошибкой. Хотя граф в тот момент нисколько и не расстроился, что пришёл именно к Себастьяну. Но повторять подобные оплошности нельзя. Поэтому, лучше говорить о чужих ошибках. Например, об ошибках демона. Куда полезнее. Графу – развлечение, демону – наука.
- С тобой это случается слишком часто. Расхититель моего имущества.
Пожурил граф демона. Таким тоном отчитывают, разве что, маленьких детей, сломавших старую, никому не нужную и не несущую за собой ценности, игрушку. Себастьян был всегда собран и аккуратен, поэтому если уж и случались нехорошие события с его униформой, то точно не по вине демона. Скорее уж – графа. Или незваных ночных гостей, которых всегда в избытке.
- Если по твоей вине, тогда и нечего каждый раз лезть ко мне в карман.
Разумеется, Сиэль понимал, что деньги для его нового слуги не несут никакой ценности. Равным счётом – никакой. Но пройти мимо такого случая указать на место нерадивому, небережливому дворецкому, мальчик не мог.
- Зачем же мне его от себя прогонять, если я понял, кто он на самом деле?
Хороший вопрос. И большинство из людей, ответило на него немного иначе, не как ответил сам Сиэль. Тех, кто был неугоден – прогоняли. От таких избавлялись. Фантомхайв давно научился их использовать для собственных целей. Зачем Липман ходит к нему и берёт за свои услуги дешевле обычного – граф понял. Поэтому он продолжит использовать учителя до того момента, пока тот сам не сбежит. Но и просто так не отпустит. Куда без заслуженного вознаграждения?! Очередное развлечение уже маячило очень близко.
- Пусть остаётся. У него книг ещё много, а информация очень полезна мне сейчас. К тому же, зачем платить за уроки больше, если можно – меньше?!
Граф был маленьким. Но это ничуть не мешало ему быть крайне жадным.
- Хорошо. Тогда начнём с подвалов.
Решительно согласился граф, правда, рука демона тут же была стиснута куда сильнее прежнего, а Фантомхайв приумолк и умерил свой пыл, сбавив шаг.
- А там, наверное, крысы водятся?
Спросил граф полушепотом, запрокидывая голову и рассматривая демона. Подвалы Сиэль очень уж не любил. Там было страшно. И сыро. И звуки там все такие громкие, жуткие. В общем, Фантомхайву идея с подвалами не очень понравилась. Но не сообщать же демону о том, что он боится?! Ни за что! Лучше уж он потерпит, зажмурится, если совсем испугается, но точно не станет докладывать Микаэлису о своих страхах и переживаниях. Нет уж!
- А мы давно, когда маленькие были, с Лиззи ходили в подвал. И нам почти не страшно было. Разок только. Но это всё потому, что я ещё маленький был.
А сейчас Сиэль, разумеется, вырос. На целых полтора года. И это ему, конечно, обязательно поможет. Правда, меньше бояться он так и не стал. Зато теперь храбрился и вёл демона. За руку. Вперёд, подвалам навстречу.
- Посмотрим на вина и сразу уйдём, да?
Компромисс. Графу он сейчас был очень необходим. Потому что в подвале задерживаться было никак нельзя! Это же подвал! А у маленького лорда с собой только один-единственный демон! Так и со страха помереть можно.
- Что ему тогда сказать? Что у меня есть подвал, но без вина?
Озаботился маленький лорд, хотя бы потому, что стоило срочно отвлечься от этих страшных подвалов и его не менее страшных обитателей. Как-то он тут на днях слышал, случайно, что Бард жаловался Мэйлин, что крысы совсем озверели и в какой-то деревне уже детей воруют. Отвлечься не получилось. Мысль была крайне пугающей. Фантомхайв нервно сглотнул и тут же уцепил демона за руку ещё сильнее. Чтобы его хоть крысы не украли, а то, как же он тогда графа спасать будет, если эти страшные звери его самого утащат?!
«Может, начнём лучше с крыш? А потом и до подвалов дойти не успеем».
План был хорошим. Но только для трусов. Граф себя трусом не считал. Поэтому пришлось экстренно придумывать новую тему для отвлечения.
- Тот, кто подчиняется, делает выбор из того, из чего ему позволяют его сделать. Как ты с тортом и хождением в полуголом виде по поместью.
Начал вещать маленький лорд, и делал это крайне сосредоточенно, даже почти голос не дрожал. Рука демона была отпущена. Но только потому, что ладошка Сиэля вспотела так, что, кажется, намокли и перчатки дворецкого. Мальчишка вздохнул, утёр ручонку о штанишки, и важно взял Себастьяна за руку, опять. Потому что с ним было как-то спокойнее. Особенно в подвале.
- Ты же не выбрал: не готовить торт совсем. Или приготовить вместо него мясо. Потому что тебе разрешили выбрать только готовить его или раздеться.
Важно объяснил маленький граф. Демон, кажется, мог бы поспорить со своим хозяином, что выбирает всё сам, без посторонней помощи. Но ведь выбирал Микаэлис только из того, из чего позволял выбрать Фантомхайв.
- Мы уже пришли, да?
Поместье было действительно огромным. Но графу сейчас хотелось, чтобы оно оказалось ещё больше. Может, тогда они не смогли дойти до подвала?
- А там у нас точно только вина, Себастьян?
Шепотом поинтересовался граф и окончательно замолчал, аккуратно и крайне медленно спускаясь вниз. Руку Микаэлиса, разумеется, не выпустил.

+1

17

- Да, милорд. Иногда я становлюсь преступно небрежным,  и униформа на мне буквально горит. Постараюсь, чтобы подобное повторялось как можно реже.
Расхититель хозяйского имущества широко ухмыльнулся. По выразительному взгляду непроницаемых глаз было ясно, насколько и в каком именно направлении Дворецкий будет стараться. И Сиэль Фантомхайв, и сам Демон прекрасно знали, что испортить что-либо последний мог исключительно выполняя очередной приказ. Несмотря на полную, абсолютную незаинтересованность в материальном вокруг, начиная от личных вещей и заканчивая деньгами, Демон относился ко всему крайне аккуратно. Пожалуй, он был самым аккуратным слугой из всех, которые были у маленького графа. Которые служили ему сейчас. И которых он мог бы приобрести когда-либо в будущем. Всегда идеально черный, отутюженный, накрахмаленный, белоснежный в нужных местах – даже выражение лица Дворецкого было нейтрально-стерильным, как стены в больничных палатах. Если Бард взрывал кухню, ни частички копоти не оседало на сюртуке Дворецкого, случайно оказавшегося в эпицентре взрыва. Если горничная Мейлин заливала кипятком с мылом весь коридор, включая попавшиеся на пути комнаты и остальных слуг, Дворецкий единственный выходил сухим из воды. Прихватив с собой Хозяина, умеющего как всегда удачно оказаться не в нужное время не в нужном месте.
- Вы всегда можете высчитать стоимость моей новой униформы из моей заработной платы.
Прекрасно зная, как маленький граф скрупулезно и бережно относится к деньгам, предложил задумчиво. Сам Демон не относился к деньгам никак. Они были ему настолько же бесполезны и не нужны, как еда, сон, одежда, солнце и воздух. Демон в принципе своем не нуждался ни в чем. Другое дело, что-то могло его заинтересовать, редко – но могло. И вот сейчас это что-то вцепилось своими хрупкими пальчиками в белоснежную перчатку и упорно волокло его в подвал. До жути боясь самого подвала при этом.
"Восхитительно."
Крылья изящно-прямого носа Демона дрогнули. Он глубоко вдохнул, втягивая нотки страха в голосе мальчика. С наслаждением проглотил, пропуская сквозь себя, получая от этого ни с чем не сравнимый кайф. Пальцы Демона слегка сжали ручку в ответ. Нет, это был не тот трусливый страх, за который следовало бы сожрать и забыть. Это был вполне нормальная боязнь адекватного человеческого существа, прекрасно осознающего всю опасность нахождения в помещении с возможными хищниками, в полной темноте, на их территории. Другое дело, что самый страшный хищник сейчас шел рядом с мальчиком, послушно отдав ему руку на растерзание.
"Он боится крыс. Он абсолютно не боится меня. Нет слов."
Демон снова удовлетворенно вздохнул, стараясь демонстрировать свои ощущения как можно незаметнее. Сиэль Фантомхайв, при всей детской наивности, отлично чуял все оттенки поведения своей большой, дьявольски кошмарной игрушки, и тут же начинал пользоваться этим, использовать, давить и проводить эксперименты. Демон не любил эксперименты над собой.  Некоторые были вполне сносны и даже контролируемы. От других по спине бегали мурашки, а обычная система стороннего наблюдения над миром людишек сбивалась напрочь. Каким-то образом Хозяин вовлекал его в эту систему, вынуждая испытывать до сих пор не испытанные ощущения. Это беспокоило. Злило. И странным образом притягивало. Все было сложно и интересно.
- Я постараюсь лезть в ваш карман как можно реже.
Покладисто согласился. Это действительно не стоило слишком больших усилий – Демон вообще не лез в карман Хозяина. Скорее, наоборот, делал все возможное и необходимое, чтобы карман и сам Хозяин оставались в максимальной целостности.
- Очень правильное решение, милорд. Как говорят у людей: держи друзей близко, а врагов – еще ближе?
Демон улыбнулся одобрительно. Это было одно из немногих человеческих изречений, в которых и правда был смысл. Для самого Демона изречение не подходило. У него не было друзей, он в них не нуждался. У него не было врагов, он их уничтожал. У него был Хозяин. Но про него в изречении ничего не было сказано.
- Да, милорд. Вчера Мейлин лично видела одну из них.
Ласково подтвердил наличие крыс в подвале. Ощущая, как пальчики сжали его руку еще сильнее, как потеет ладошка, судорожно сжимая снова и снова. Страх, испытываемый мальчиком сейчас, вполне возместил все его выходки и неосторожные слова, сказанные Демону с утра и до этого момента. Демон ощутил себя отмщенным и довольным.
"Я становлюсь совсем как мелочные и мстительные человечки. Но приятно! Интересно, как бы отреагировал Хозяин, вздумай мне исчезнуть и оставить его в подвале с крысами одного?"
Мысль прошла спокойным фоном и не увлекла ни новизной, ни оригинальностью. Потому, что Демон точно знал, как бы отреагировал маленький дрожащий мальчик – он бы заплакал. Встал. Вытер кулачком глаза. Успокоился, взял себя в руки. И полез бы прямо по головам пораженных наглостью малыша крыс отыскивать его, Демона. Потому, что крыс много, а Демон у него один и нужный (с) И как же его Демон без него-то? (с)
- Конечно, милорд. Вы сильно изменились за последнее время. И сейчас никакие мелкие грызуны не смогут отвлечь вас от ознакомления с вашим имуществом.
Демон глянул на темноволосую макушку внизу, у руки.
- Кроме того, пока я с вами, никто не причинит вам вреда. Вы это прекрасно знаете. Зачем говорить Липману что-либо?
Удивленно помог отвлечься Хозяину от неприятных, тревожащих мыслей, с которыми тот усиленно боролся.
- Один ваш недоуменный взгляд в ответ на странное пожелание осмотреть обычному наставнику ваши личные подвалы должен будет как нельзя удачнее намекнуть тому, что его любопытство неуместно. Если же он решит посетить подвалы без вашего разрешения…
Широко, ласково улыбнулся. Акульи клыки блеснули матово – Дворецкий уже распахнул дверь в подвал.
- … Я встречу его там, если вы не против. И сам, лично проведу ознакомительную экскурсию по флоре и фауне этого замечательного помещения. Погодите, сейчас я зажгу свечи.
Почувствовав, как напряглись пальчики перед кромешным мраком и темнотой, в которой сам Демон чувствовал себя как рыба в воде, аккуратно, свободной рукой коснулся светильника на стене. Свет вспыхнул тоненьким, уверенным желтым язычком. Поднял светильник повыше, прихватывая с собой. Вторая рука была занята конкретно и надолго.
- Я понимаю вашу мысль, милорд. Приблизительно так же происходит и в человеческой политике. Правящие классы дают народу широкое право выбора – каждый сам выбирает, чем именно закрыть свой рот и заткнуться. Народ доволен. У него есть право выбора. 
Демон улыбнулся.
- В основном, да, милорд. ВИна, виски, коньяк. Некоторые продукты. К слову, накиньте этот плащ. В подвале холодно, температура необходима для правильного хранения, чтобы избежать порчи вашего имущества.
Отставил светильник. Аккуратно накинул на плечики мальчика его темный плащ, закрепил застежкой. Одна рука так и оставалась в полном владении графа, на нее Демон даже не пробовал покушаться или отбирать. Это было чревато сердитым и разгневанным Сиэлем.
-  Пройдемте дальше, милорд. От входа вы не рассмотрите и части всего. Не переживайте. Всех крыс  я беру на себя. Если они вообще тут есть.

+1

18

Маленький граф только лишь фыркнул на слова своего слуги, и показательно отвернулся от того, не собираясь слушать его оправдания. Однако рука Себастьяна не только не была отпущена, но и сжата куда крепче, чтоб не сбежал. Сиэль ещё успел подумать о том, как бы того хорошенько наказать. Для демона сложно придумать достойную кару, но граф пока не сдавался.
- Именно так я и сделаю.
Твёрдо решил маленький лорд, держа слугу за руку. С нерадивого дворецкого положено вычитать жалованье. Надо было подумать ещё и над тем, а ограничиться ли графу лишь только вычетом, или всё-таки не стоит?
- Или же добавлю к этому что-нибудь ещё.
Недвусмысленно намекнул Фантомхайв, самодовольно ухмыльнувшись, и высокомерно задрал носик, глянув на высокого демона снизу вверх.
- Хотя, если ты продемонстрируешь себя с хорошей стороны, то я, возможно, ограничусь только лишь вычетом из твоего жалования. Себастьян.
Все дети любили игры. Сиэль исключением не был. Правда, его забавы были куда интереснее и опаснее обычных. Но он же настоящий граф, а не ребёнок.
- Какая глупость.
Надменно изрёк мальчик, шмыгнув носом. Вот, вроде, демон, долго жил, всё видел, а говорит всякую ересь! Фантомхайв это никак не мог понять.
- Друзей лучше вообще не держать рядом. Разве что – использовать, иногда.
Глупый демон. Может, он ещё посоветует графу друзей себе сыскать? На кой ляд ему друзья?! В салочки играть Фантомхайву крайне некогда. А сладости он и самостоятельно все съест, без посторонней помощи. Он справится, да.
- Если в моих подвалах действительно есть крысы, значит, ты отвратительно следишь за моим поместьем. Они уничтожают запасы, а ты только сейчас решил сообщить мне об этом? Когда я сам решил спуститься в подвалы?
Несмотря на явный испуг, Фантомхайв полностью сохранял самообладание. Демон его хотел напугать? Чтоб граф расплакался, попросился на ручки или убежал прочь? Не важно, что дворецкий там хотел, важно то, что Сиэль на это отвечал. А отвечать маленький граф умел. Любил. И практиковал часто.
- Правильно тётушка Френсис говорит, что следует за всем следить самому.
Шах был тут же поставлен демону, чтоб знал, как пугать графа. Сиэль много чего опасался. Но это совсем не значит, что он об этом будет всем сообщать.
- Ну, Липману всё равно придётся что-нибудь рассказывать, раз уж я его лишу возможности лицезреть отчёты о моём бюджете.
После того, как граф нашёлся с ответами демону, все страхи отошли на второй план. Сейчас важно было решить, что Сиэль выложит учителю.
- Ладно. Я скажу ему, что мои подвалы… Что там… Скажу, что они у меня просто есть. И хватит с него.
Правильно, чего церемониться?! Липман однозначно будет недоволен тем, что не сможет получить у мелкого засранца расходные книги. Может, еще что-нибудь интересное придумает. Новый ход, например. Сиэль нехорошо улыбнулся – все его ходы давно просчитаны, отработаны и перекрыты.
- Если он действительно рискнёт сунуться в мои подвалы без приглашения, ты его непременно встретишь. Помни о вежливости. До самого окончания.
Напоминания никогда не бывают лишними. Особенно демону. Фантомхайв отдавал себе отчёт о том, кто ему служит. Себастьян Микаэлис являлся идеальным дворецким настолько же, насколько был настоящим демоном.
- Всё верно. Выбор. Поэтому неукоснительно заботься о любых наших гостях. Званых или… не очень. Любой, попавший в поместье Фантомхайв по всякой причине имеет право на лучшее обслуживание в моём доме.
Строго-настрого приказал граф, послушно останавливаясь и дожидаясь дворецкого. Пока тот зажжет свет, пока он набросит на плечи мальчика тёплую накидку. Все его действия воспринимались Сиэлем обыденностью.
- Значит, разные продукты…
Как только маленький лорд ступил за порог своего подвала, он тут же заинтересовался всем происходящим, отпустил руку демона, отважно шагая всё глубже и глубже. Остановился Сиэль только лишь у дальней полки, рассматривая. В длинном стеллаже находилось много стеклянных банок. Именно они и привлекли внимание Фантомхайва. Банки стояли ровным рядом и блестели своими выпуклыми боками в тусклом свете светильника.
- Варенье, да?
Как всякий ребёнок, Сиэль любил сладкое. И не терпел ограничений. Особенно – в сладком. Но дрянной демон умудрялся его ставить в рамки. Неслыханная дерзость. Граф взял в руки одну из баночек, оборачиваясь.
- Это подашь мне на завтрак.
Банка тут же перекочевала в руки дворецкому, а Сиэль Фантомхайв вернулся к осмотру подвала. Теперь, после таких находок, дело набирало нешуточный оборот. О крысах было тут же забыто. Это ведь его подвал. Его дом. И, соответственно, его крысы. Даже если они тут есть – это проблемы дворецкого. Фантомхайв же внимательно изучал уже следующую склянку.
- А говорят, что ликёры вкусные.
О винах маленький лорд слышал не так много. Взрослые с ним о таких вещах не говорили, приходилось довольствоваться лишь слухами и обрывками фраз. Сиэль важно прошёлся вдоль стройных рядов бутылок, останавливаясь рядом с теми, какие показались ему более симпатичными и изящными.
- Это ликёр? А это?
Допрос с пристрастием не закончился только лишь на банках с вареньем. Он медленно, но верно перебрался к спиртным напиткам, которые графа заинтересовали куда больше. Стекло разного цвета, а за ним – плескалась жидкость, к которой взрослые имели странное пристрастие и тайную любовь.
- Хочу вот эту. И ещё вон ту, которая выше стоит. Дай.
Интерес полностью овладел ребёнком, да так, что Сиэль не сразу опомнился, когда в стороне, снизу, что-то зашуршало. Граф испуганно обернулся, крайне бережно прижав к груди две бутылки, которые он только что рассматривал.
- Тут точно кто-то есть.
Шепотом сообщил граф и попятился назад, к демону, всё так же отважно сжимая ручонками бутылки со спиртным. К своему имуществу Сиэль относился до крайности трепетно и любвеобильно. Особенно к варенью. Ну, и к винам. С недавнего времени, минут пятнадцать уже как.

Отредактировано Ciel Phantomhive (19 Мар 2017 21:06)

+1

19

- Да, милорд, я понял вас.
По совершенно серьезному выражению лица Дворецкого невозможно было даже предположить, что он не слишком озабочен ни деньгами вообще, ни вычетом стоимости униформы из заработной платы в частности. И что сама по себе заработная плата является для него такой же фикцией, как и униформа, как и высокая должность Дворецкого. Как любая, по сути своей, нормальная для живого человека потребность во сне и прочих, ничего не значащих для Демона, вещах. Он был, мягко говоря, не слишком человеком. Даже если очень старался.
- Я постараюсь в будущем демонстрировать себя исключительно с лучшей стороны, чтобы не вызвать вашего недовольства и нареканий.
Послушно поклонился, судя по всему действительно собираясь стать еще идеальнее, если это вообще было возможно. Демону нравилась эта игра. Демон принял ее правила еще там, у клетки, когда эти же синие глаза, сейчас смотрящие на него требовательно и повелительно, смотрели затравленно и умоляюще. Демон сам выбрал для себя форму Дворецкого – того, кто всегда сможет находиться рядом с маленьким господином, не вызывая дополнительных вопросов. Это был его последний личный выбор. Потому что потом, постепенно и незаметно, Сиэль Фантомхайв прибрал своего Дворецкого к своим маленьким хрупким ручонкам. И предпочитал делать все выборы за него. Демон не возражал – игра должна была быть максимально честной. Иначе было неинтересно.
- А куда же их девать тогда?
Откровенно заинтересованно посмотрел на мальчика сверху вниз. Из-за разницы в росте Демон, в основном, общался с темноволосой макушкой. Иногда – с задранным вверх носиком. Чаще – с суровыми синими глазищами на бледной мордочке. Сам же маленький граф не слишком заморачивался подобными мелочами. И просто ставил Демона на колени, когда ему изволилось общаться с ним лицом к лицу.
- Используемые друзья попадают под иные определения, насколько я осведомлен. Это напарники, помощники, коллеги, сотрудники, слуги, рабы. Не друзья.
Добросовестно пытаясь разобраться во всех ньюансах сложных и запутанных человеческих взаимоотношений, Демон удивленно приподнял бровь. Вариант с полным отсутствием того, что люди называли «друзья», то, за что они цеплялись, не желая оставаться в полном одиночестве, боясь этого больше смерти, был действительно нов и необычен. В который раз уже в его взгляде на мальчика проскользнул не просто гастрономический, а иной интерес. Демоны могли обходиться без друзей. Мало того, свободно обходились без них. Люди не могли. Сиэль Фантомхайв не был демоном – и мог.
"Изумительно."
- Крысы существуют во всех поместьях, милорд.
Философский тон Демона никак не соответствовал полуулыбке, проявившейся тенью на тонких губах. Мальчик был перепуган, он до смерти боялся крыс. Однако не преминул быстренько скинуть всю вину за свой же страх на своего же личного Демона. При этом действительно забывая о страхе, упорно двигаясь в ту сторону, куда он намеревался прийти.
"Если бы его целеустремленностью обладало хотя бы десять процентов всего населения Земли, ни единой глобальной проблемы уже бы не существовало."
- Во всех, где есть что-либо, связанное с едой. Слуги поместья Фантомхайв давно и безуспешно ведут борьбу с мелкими и крупными грызунами, покушающимися на ваши запасы. Однако, боюсь, стоит мне принять более кардинальные меры и разложить нечто, похожее на яд, как им тут же полакомится либо Бард, либо Финни.
И сам Дворецкий, и его Хозяин прекрасно знали, что Демон сейчас прав. Слуги обладали редкостной привычкой портить все, до чего дотрагивались. И если последствия их разрушительной деятельности до сих пор удавалось купировать так или иначе, Демон сомневался, что сумеет спасти всех трех сразу, вздумай они попробовать яды для крыс. А быть снова виноватым не хотелось. Это могло закончиться чем-то более неприятным, чем возмещение своей заработной платой.
- Конечно, милорд. Кто, как не дворецкий семьи Фантомхайв всегда вовремя, бережно и четко позаботится о всех ваших гостях, званных и незваных, ожидаемых и неожиданных?
Если бы мальчик сейчас резко задрал свое личико и заглянул Демону в глаза, оттуда на него глянула бы Тьма. Настоящая, непроглядная, та самая, которую он и призвал к себе. Веселая и обаятельная, безжалостная. Которой очень понравилась мысль встречать гостей самостоятельно. Особенно незваных. Особенно с полученным разрешением организовать встречу по собственному усмотрению. Секунда – Тьма исчезла, оставив равнодушного ко всему, идеально вышколенного Дворецкого, который с интересом принялся наблюдать за ходом инспекции по подвалу.
- Да, милорд. Варенье, джемы, желе, целые ягоды в собственном соку. Малина, клубника, смородина, персик, вишня, слива.
Демон перечислял неспеша, вкусно, как будто сам мог в полной мере оценить каждую использованную ягоду. В какой-то мере так и было – он наслаждался эмоциями мальчика, смакуя их ничуть не с меньшим удовольствием, чем сам Сиэль – варенье. Так как одной из своих основных функций Дворецкий считал заботу о здоровье попавшего в его сети ребенка, сладкое выдавалось в очень ограниченном количестве. Война велась кровопролитной, с переменным успехом, иногда даже с жертвами в виде самого наказанного внезапно Демона. Мальчик капризничал и требовал сладкое. Получал шпинат. Иногда шпинат оказывался на самом Демоне. Иногда – мрачно съедался. Поэтому сейчас, когда граф воотчию увидел, СКОЛЬКО у него сладкого хранится, Демон понял – лучше и мудрее будет спасовать, уступить и не лезть под горячую руку. Его собственная рука, крысы и темнота были тут же забыты. Тщательно выбранная банка перекочевала в руки Дворецкому, который тут же проникся важностью момента. Не каждому первому встречному Сиэль Фантомхайв доверил бы варенье!
- Хорошо, милорд.
"Значит, блинчики. Нежнейшие блинчики отлично будут гармонировать с выбранным вишневым вареньем."
Перехватив банку поудобнее, направился за мальчиком. Коротко глянул в сторону поблескивающих из темноты углов глаз – оттуда давно уже следили за чужаками две жирные огромные крысы. Раздумывая, насколько вкусны чужаки. И стоит ли вообще связываться с ними. Один взгляд Демона заставил шуршание затихнуть. Однако маленький худенький беззащитный мальчик был явно слишком интересной добычей, чтобы убраться так просто. Крысы продолжали наблюдать за мальчиком. Демон вдумчиво наблюдал за крысами. Мальчик пристально наблюдал варенье.
- Это ликер, милорд. А это – настойка. Она гораздо крепче и выше по градусу своему. Если вы желаете начать знакомство с алкогольными напитками, я бы настоятельно рекомендовал вам ограничиться ликером.
В мягком обычно голосе прозвучали строгие нотки. Демон был целиком согласен, что мальчик должен знать, что такое алкоголь. Обязан попробовать. И на этом закончить, так как конечная цель и самого графа и его Демона никак не соотносилась с полной потерей личности от регулярного употребления крепких напитков.
- Да, милорд. У нас незваные гости.
Демон усмехнулся. Быстро подхватил не желающего расставаться с выбранными бутылками Хозяина на руки, усаживая на свободную от варенья руку. Тут же в месте, где только что стояла правая ножка графа, щелкнули челюсти и раздался протестующий писк. Серая крыса, размером с самого Сиэля, возмущенно глянула на Демона, на мальчика, выматерилась на своем крысином языке и исчезла в темноте. Демон аккуратно прижал ребенка к себе, невозмутимо уточнил.
- Я так понимаю, мы возвращаемся обратно, милорд? Или продолжаем осмотр дальше?
Мысленно усмехнулся.
"Вы ведь продолжите, верно?"

+1

20

Порой, граф поражался осведомлённостью Себастьяна. Но чаще – удивлялся его глупости. Демон мыслил о людях слишком узко, и как-то… прозаично.
- Как, куда девать? Известное дело – куда. Работать они должны. На меня.
Какие-то странные были у демона понятия о друзьях. Откуда он вообще взял, что друзья – это что-то важное и непременно нужное каждому человеку?!
- Вообще, нет такого понятия, как друзья.
Граф замолчал опять, взялся ещё за одну банку варенья, нахмурился, и вернул ту на место. В его подвалах было столько всего интересного, не ограничивать же себя только вареньем, не так ли? Сиэль прошёл дальше.
- Точнее, понятие есть. Для всяких глупцов, не способных проводить время с пользой. Вот им и нужны друзья. Которые утешат. Которые окажутся рядом. И которые однажды предадут. По глупости или намеренно. Так всегда.
Поэтому Сиэль не терпел даже этого слова: «друзья». Он делил людей на тех, кого он использует сейчас. На тех, кого намерен использовать потом. Долго. Коротко. Единовременно. Постоянно. В связи с этой градацией, граф тратился на каждого используемого соразмерно его использованию. Чем чаще требовался человек, чем серьёзнее были эти дела, тем щедрее награждал таких маленький лорд, не скупясь на подарки и вложения. И Фантомхайва полностью устраивала данная система. Он к ней шёл больше трёх месяцев. И менять уж точно не собирался. Тем более – из-за демона.
- А потом эти люди будут всем жаловаться и лить слёзы направо и налево, осуждая тех, кто их предал. Знаешь, зачем они так будут делать, Себастьян?
Ещё одна остановка – уже у полки с винами, и граф обернулся к демону.
- Чтобы найти себе новых друзей. Заведомо зная, что и они предадут. Но, в глубине души, надеясь, что это произойдёт как можно позже. Глупо, да?
Уверенный взгляд синих глаз был направлен на дворецкого. Граф аккуратно потрогал ещё одну бутылку, примериваясь – брать ту или не стоит. Красивая.
- Скажи слугам, что я их рассчитаю совсем, если будут продолжать разводить крыс в моём поместье. И пусть катятся на все четыре стороны. С крысами.
Полезность этой «убойной» четвёрки заключалась в другом. Разумеется, граф об этом знал. Только вот допускать поблажки нерадивым слугам не собирался. Даже если горничная никогда не промахивалась, стреляя из любого оружия, суть её не менялась – она была горничной. И она обязана непременно следить за порядком в доме. Иначе пусть убирается отсюда.
«Значит, настойка крепче ликёра. А что же с вином? А ещё есть другие».
Наверное, у каждого в жизни бывают такие моменты, когда хочется сильно зажмурить глаза и оказаться как можно дальше от тех мест, где ты только что находился. Сиэль сдавленно пискнул, когда внезапно очутился в воздухе и потом – на руках у демона. Правда, бутылки выронены не были. Граф вцепился в них мёртвой хваткой, и скорее уж демона съели бы эти чёртовы крысы, чем мальчишка расстался с вином и ликёром. Потому что своё личное имущество маленький лорд оберегал очень трепетно, тщательно и без страха.
«Какая огромная животина! Отъелась, поди, на моих вареньях!»
Граф неосознанно прижался к демону куда сильнее, хотя уже во все глаза, без всякого испуга, смотрел на то место, где только что была крыса. Всех больше было жалко варенье. Остальное – тоже. Но варенье – особенно.
- Себастьян! Ты должен заниматься охраной поместья куда лучше!
Голос не дрогнул, прозвучав очень повелительно, Сиэль решительно смотрел на своего слугу, правда, всё еще слишком сильно и явно прижимался к тому всем телом. Граф попытался выдохнуть, и даже статно выпрямился.
«Хорошо, что я не хотел в туалет. А то было бы совсем уж неудобно».
- Верни меня на пол! Я ещё не всё осмотрел.
Спустя пару минут трепетных прижиманий к слуге, изрёк граф, изрядно краснея от неудобной ситуации. До него только что дошло, что это был его писк в самом начале, а не крысы. И что его однозначно слышал дворецкий.
- С таким слугой, как ты, Себастьян, я точно умру раньше от чего-нибудь, прежде чем смогу отомстить хоть кому-то!
Чтоб не оказаться виноватым во всём самому – стоило обвинить кого-нибудь другого. Демон для этой цели подходил просто идеально. Поэтому и был сразу же, при первой возможности, обвинён во всех напастях. Опять.
- Значит, джемы? И персики. Ты говорил.
Как только ножки Сиэля коснулись пола, он тут же озаботился прежними делами. Варенье, конечно, вещь вкусная. Но вот джемы… О, это было особенным продуктом, о котором маленький лорд мог говорить часами. И ещё дольше (и чаще!) – кушать. Эта нежная, приятная консистенция, когда только начинаешь зачерпывать сладость маленькой ложечкой. Эта мягкая текстура, когда джем попадает в рот, и божественный вкус, которым можно наслаждаться часами! Можно. Было бы. Если бы этот вредный дворецкий не скармливал потрясающую сладость крысам, бессовестно ограничивая графа в потреблении сладкого! Гневный взгляд был сразу же брошен через плечо, и адресовался только одному Себастьяну. Ну, и ещё чуть-чуть – крысам.
- Мне следует самому пересмотреть своё меню.
С каждым месяцем, или, возможно, даже с каждой неделей, граф всё больше и больше полномочий забирал себе. С того самого момента, когда они только переступили порог восстановленного поместья вместе с Микаэлисом, Сиэль уже начал диктовать свои условия. За последующие месяцы Фантомхайву пришлось взрослеть быстро, без остановок. Набираться знаний любыми способами, даже такими опасными, как использование в педагогической деятельности демона. Который, кстати, был отвратительным гувернёром. Но потрясающей энциклопедией. Поэтому, до поры до времени, маленький лорд закрывал глаза на выходки демона, предпочитая получить больше знаний.
- Ладно. С этим я разберусь позже.
Две бутылки, изъятые графом лично, были срочно отданы Себастьяну.
- Эти я буду пробовать. За обедом.
Граф до сих пор сомневался в своём решении, но о том, что бутылки обязаны быть поданы к обеду – сомнений ни у кого не возникало. Разумеется, если Микаэлис всё ещё намеревался оставить целой свою драгоценную шкуру.
- Здесь я закончил осмотр.
Важно сообщил граф, напоследок окинув взглядом подвальное помещение.
- Куда дальше? Погреба?
Самодовольно ухмыльнулся Сиэль, глянув на дворецкого снизу вверх, да так невинно и открыто, что лорду в такие моменты верили даже бедные демоны.

Отредактировано Ciel Phantomhive (21 Мар 2017 21:58)

+1


Вы здесь » Black Butler » Аллея памяти » Правила ведения игр без правил