Black Butler

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Black Butler » Аллея памяти » Правила ведения игр без правил


Правила ведения игр без правил

Сообщений 1 страница 10 из 47

1


- Обученье началось: руки вместе, ноги – врозь!
- Кажется, там было как-то иначе, Себастьян.
- Разве?...^___^

В ролях: Ciel Phantomhive, Sebastian Michaelis
Место действия: поместье рода Фантомхайв.
Тема игры: письмо, чтение, математика. Нормы поведения, верховая езда, стрельба из ружья. Политология, экономика, управление. Миллионы правил, тысячи условий, сотни законов. Но даже если выучить и знать всё – ты не застрахован от проигрыша. Взрослые часто пренебрегают тем, что пишут в книжках. Нарушают договорённости и законы. Не брезгуют менять условия. И как же обыграть крупнейших деятелей политики, акул бизнеса и шакалов теневой экономики десятилетнему ребёнку? Заставить их захотеть принять участие в новой игре. Игре без правил. Только вначале – научиться самому играть в такое.
Время игры: 28 октября 1886

Warning: яоя нет. Здесь же эта маленькая капризная сволочь дети! (с) Себастьян Микаэлис.

Эпизод принадлежит исключительно мне и моему другу. Использовать только с нашего согласия, которого мы не давали. bar_r@bk.ru.

Отредактировано Ciel Phantomhive (22 Май 2017 01:17)

+2

2

«Год. Уже почти целый год. Никаких результатов. Абсолютно ничего».
Мальчишка нехотя перевернулся на другой бок, потянув одеяло на себя.
«Уже почти год прошёл. И ничего не меняется. Всё бесполезно. Всё слишком затянулось. Я хочу быстрее покончить со всем разом. Но бывает ли так?»
Зарывшись в большое, тёплое одеяло, Сиэль зажмурился. Ещё только утро. Слишком рано вставать. В такое время встают только слуги, а мальчишка не хотел походить на них. Он – граф рода Фантомхайв! И это не обсуждается.
«Я хочу проснуться. Проснуться, и чтобы всё было по-прежнему. Мама и папа. И я. И мы все вместе. И новое утро. И ничего этого не произошло!»
Считал ли он, что сможет забыть о родителях, когда заключал контракт с исчадием Ада? Нет. Сиэль не собирался ни о чём забывать. Он собирался мстить. Мстить всем, кто посмел унизить и оскорбить род Фантомхайв. Но это сложно, всегда, неизменно помнить обо всём. Даже о самом страшном.
«Глупо. Мечтают только дети. А я не могу быть наивным ребёнком. Не могу. Не могу больше так! Меня перестала отвлекать даже рутина. Даже скучные занятия. Даже эти нелепые уроки музыки. Это всё – бесполезно!»
Всё же, маленькому графу очень хотелось, чтобы и его мечты вдруг оказались правдой. Тогда не нужно было бы мстить, тогда были бы живы папа и мама. Тогда… Фантомхайв грозно завозился под одеялом, скинул на пол одну из подушек и опять замер. Пора бы прекратить мечтать. В его-то положении. Но почему-то робкие грёзы о живых родителях не хотели исчезать, каждый раз, особенно рано по утрам, беспокоя юного графа.
«Я должен отомстить. И тогда мне ничего не будет сниться. Тогда я»…
Себастьян говорил, что если делать что-то очень быстро – получится обязательно плохо. Тётушка вовсе не хотела, чтобы Сиэль мстил. И не раз высказывалась об этом. Будто её кто-то обязан был слушать! Фантомхайв выбрал свой путь добровольно. И не собирался изменять своим решениям.
Этой ночью он опять просыпался из-за уже привычной возни под окнами поместья. Себастьян давно научился расправляться с нападавшими тихо и быстро. Спокойно спать графу это ничуть не помогало. Фантомхайв даже признавал, что это не вина дворецкого. Демон ведь не может избавить его от кошмаров. Самому следует бороться, но это задача далеко не из лёгких.
«Глупо надеяться на кого-то и ждать помощи. Нужно всё делать самому».
Самому.
Тусклые, холодные рассветы не приносили света, только лишь туманы и дождь. Самый дождливый месяц самого дождливого города. Дороги медленно превращались в грязь, и казалось уже, что отныне никогда не выехать с тех мест, где застала людей такая погода. Тьма вместо света окутывала и поместье Фантомхайв. Время под утро нехотя замирает, погружая людей в чуткий сон. Кто на этот раз проснётся от страшного кошмара? Чей отчаянный крик разорвёт липкую тишину рассвета?
«Мама. Папа. Я хочу. Быть сильным».

- Кто здесь?
Спросил граф, но не услышал своего голоса. Яркое солнце било в открытые окна, и Сиэль невольно улыбался, жмурясь от приятного, тёплого света.
- Здесь кто-то есть!
Мальчишка слез с кровати, потянув дверь за ручку, и тихо выскользнул в коридор. Тут тоже было светло, и странное чувство предвкушения чего-то хорошего завладело графом. Он бежал вдоль по коридору, уверенный, что в конце него непременно будет нечто хорошее. Может быть, новая игрушка?..
«Скажу маме, что я её люблю. Хочу прийти туда, где меня ждут».
Идти по коридорам было так легко, что Сиэлю казалось, что он будто летит. Свободно парить над землёй так здорово и прекрасно! А ещё этот свет…
«Чего? Что происходит? О чём я думаю? Я сплю? Какая мама? Какие, чёрт побери, игрушки?! Почему я не могу пошевелиться? Просыпайся же! Ну!»

Тут же исчезли и свет, и лёгкость, взамен же пришли холод и тьма. Сиэль непонимающе моргнул пару раз, переступая с ноги на ногу. Мраморные полы поместья были однозначно холодными, особенно если ходить по ним босиком. Граф огляделся по сторонам, но так и не понял, где находится. И как тут оказался. Он что, ходил во сне? Или летал?! Этого только не хватало.
«Дурацкий сон. Каким образом я вообще вышел из комнаты? Кошмар».
Мальчишка обречённо вздохнул и, обняв себя за плечи, пошёл вдоль по коридору дальше. В этой части поместья он, кажется, никогда не был.
«Как холодно».
Поёжился маленький граф, но останавливаться не рискнул. Так и простыть можно. А ему никак нельзя простывать – на такие мелочи нет времени.
«Интересно, сколько сейчас время? Себастьян будет просто в восторге, не застав меня в постели. Решит, что я сбежал? Чёрт. Как же тут холодно!»
Думать о чём-либо в таких условиях было решительно невозможно. Сиэлю казалось, что если он тут проторчит ещё минут пять, то точно превратится в сосульку. Поэтому Фантомхайв незамедлительно взялся за ручку первой попавшейся ему на пути двери и потянул ту на себя. Это же его поместье, поэтому всё принадлежало ему. Он без зазрения совести полагал именно так.
«Прийти туда, где меня ждут. Да? Как же».
Граф недовольно фыркнул, задрав голову и рассматривая Микаэлиса, стоявшего в дверях. При параде, разумеется. Одет, обут и, судя по улыбке, вполне себе доволен жизнью. Нет, с желаниями явно стоит быть аккуратнее.
- Я замёрз.
Без приветствий сообщил Сиэль демону. Из всех комнат поистине огромного поместья он умудрился прийти именно к комнате Себастьяна Микаэлиса. И, что-то подсказывало маленькому графу, это ни черта не простое совпадение!
- Сколько сейчас время?
Осведомился Фантомхайв, по-хозяйски прошёл к идеально заправленной кровати в комнате дворецкого, и залез на ту с ногами. Ему было холодно. Поэтому остальное – совершенно не важно. И во всём виноват демон.
- Уволь меня от вопросов. Не хочу ничего объяснять.
Одеяло было тут же натянуто до ушей, а маленький граф, как ни в чём не бывало, уложился спать дальше. Потому что не выспался, разумеется.

Отредактировано Ciel Phantomhive (28 Фев 2017 23:22)

+2

3

- Официальные визиты в высшем человеческом обществе принято оговаривать заранее.
Почти интимный шепот холодного, нечеловеческого голоса коснулся уха очередного желающего полакомиться мальчиком. Несколько тел уже лежали на траве идеально коротко постриженного английского газона. Не украшая его – служа лишь временным украшением. Последнее тело – его смело можно было определять именно так уже – все еще слабо трепыхалось в руках. Орошая кровью исключительно себя. Идеальный дворецкий не мог допустить, чтобы хотя бы капля упала на его белоснежную рубашку. На черный, всегда выглаженный фрак дворецкого. На газон, наконец.
- Приходить через парадный вход. По предварительному приглашению. Совершать исключительно в дневное время. Потому, что в ночное людям свойственно спать, и вы могли разбудить моего Хозяина.
Обучение хорошим манером должно было пропасть зря. Это было известно, когда несколько плохо вооруженных людей возникли на лужайке. Это было понятно, когда они подъехали к замку Фантомхайв. Это было очевидно в тот самый момент, когда в голове любого из них всего только зародилось неумное желание наведаться к беззащитному мальчику. Перерезать ему горло. Демон облизнулся. Брезгливо стряхнул невидимую пылинку с собственного плеча. Невесомо перехватил сразу три тела и поволок их, удерживая над газоном. Траву не следовало мять. Газон, как и все остальное в этом доме, должен был выглядеть идеально. Демон не слишком беспокоился. Ни один грабитель не сумел бы нанести газону вреда больше, чем Финни, в его стандартный рабочий день. Несколько секунд – и темная, стройная, высокая тень метнулась вправо-влево. Если бы стороннему наблюдателю вздумалось сейчас измерить величину каждой травинки, он был бы поражен. Ночью Демону не было нужды притворяться человеком. Поэтому каждая травинка, потянувшись за его движениями, выпрямилась. Выровнялась. Приняла точно такой вид, как до эфемерного сейчас уже визита незваных гостей. Еще несколько секунд – и не осталось даже того нежного, острого аромата свежепролитой крови, который приятно будоражил Демона последние пятнадцать минут. Короткий взгляд вверх, в сторону темных окон спальни. Демон улыбнулся. Давно прошло время, когда Хозяин просыпался от криков и воплей под окнами. Сейчас он мог бы распахнуть окно в тот самый момент, когда острая ладонь перерезала горло – и не услышать ни звука. А по желанию и получить чай – ничто не могло отвлечь идеального Дворецкого от приказов Хозяина.
"Упала подушка. Он встал с кровати. Идет по коридору."
Растворяясь в темноте более, чем полностью, Демон снова вскинул голову. Принюхался. Аромат теплого после постели мальчика сразу выделился из остальных. Может, потому что он изначально был нацелен на него. Сиэль Фантомхайв едва ли успел сделать несколько шагов босыми ногами по холодному коридору, а Демон уже вернулся в замок. Трупы могли ждать. Господин ждать не мог.
"Очередной ночной кошмар."
Ночные кошмары маленького графа становились все реже. Нечеловеческая целеустремленность, пробивавшаяся сквозь хрупкую оболочку обычного ребенка, поражали Демона. Он учился. Схватывал на лету. Если что-либо не получалось сразу, огромных трудов стоило не научить – убедить не торопиться. Все должно было усваиваться постепенно, но Сиэль Фантомхайв не признавал никаких постепенно. И Демон успокаивал. Притормаживал. Убеждал. Не словами  - каждое второе слово мальчик встречал в штыки и отвечал еще более въедливо или по-детски обиженно. Действиями. Своей невозмутимостью, спокойствием, своим примером.
"Брать пример с Демона. Как интересно."
Дворецкий скользнул к себе в комнату, бесшумно прикрывая дверь. Он прекрасно знал, куда именно сейчас направляется его молодой господин. Предчувствовал, куда тот придет. Даже если не собирался.
"Он все равно придет ко мне."
Дверь скрипнула с шумом. Все, что делал Сиэль, желая, чтобы его заметили, производило максимум шума. Демон улыбнулся. Трудно было сказать, рад ли он видеть мальчика, переминающегося с замерзшей ноги на ногу. Но он определенно был не против его появления прямо перед своим носом. Потому, что он его ждал.
- Доброе утро, милорд.
Выслушав, церемонно поклонился. Ни единым движением не выдавая, что появление графа на пороге комнаты слуги – явление, выбивающееся из череды обычных повседневных явлений.
- Да, милорд. Сейчас ровно четыре утра. У вас еще несколько часов для сна. Вы пожелаете провести их здесь?
Приблизившись, аккуратно расправил скомканное кое-как одеяло, добросовестно намотанное на худенькое тельце в длинной ночной рубашке. Только что похожий на гусеничку, Сиэль приобрел более-менее человеческий вид. Закутанный в одеяло тщательно и целиком.  Затем поправил подушку, задумчиво выпрямился.
- Здесь всего лишь одна подушка.
Так как мальчик твердо решил спать именно здесь, ни единого вопроса действительно не последовало. И сейчас Демона занимало одно – где взять вторую подушку в комнате того, кому подушка вовсе не нужна?
- Попробуйте уснуть. Я буду рядом.
Судя по всему, мальчику было вполне комфортно без дополнительных спальных принадлежностей. Демон повернулся к свече, тускло и тихо горевшей в подсвечнике. Глянул на нее, пламя погасло. В полутьме выпрямился у кровати, замирая. У него тоже было еще несколько часов. И он собирался провести их именно так – охраняя.
"Следовало предложить ему теплого молока. Хм. Иногда для достижения полного идеала следует приложить некоторые усилия. Думаю, он согласился бы со мной."

+2

4

Неприятные новости никогда не приходят в одиночку. Если что-то уж случилось плохое, то непременно случится ещё, и ещё раз. Фантомхайв нахмурился под одеялом: было слишком рано, чтобы вставать с постели. Но он не только встал со своей кровати, так ещё и притащился в комнату слуги.
- Только четыре утра?
Сиэль даже обиделся. Время – странная штука. Когда его катастрофически не хватает, оно летит, будто угорелое! Но стоит преступить тебе к рутинным, скучным делам – оно словно замедляет свой бег, растягивается. В таких неудобных ситуациях, как сейчас, время и вовсе остановилось окончательно.
- Разумеется, я останусь здесь.
Объяснил маленький граф, не мешая демону поправлять одеяло с подушкой.
- Ведь там – холодно.
Где это абстрактное «там», Сиэль не уточнил. Он не помнил, замёрз ли он ещё в своей комнате, потому и встал с кровати, или холодно стало лишь в коридоре. Последовательность событий не была важна для Фантомхайва, поэтому, считал он, неважно оно и для его личного демона. Главное это то, что графу стало некомфортно спать. Из-за снов ли, или холода – не имеет значения. Само событие, произошедшее вот сейчас, показывало только одно: дворецкий не смог позаботиться о своём хозяине, за что поплатился.
«Мне придётся торчать в его комнате ещё часа четыре? Вот же».
Недовольно фыркнул граф под одеялом, пытаясь улечься удобнее. Сиэль делал всё, как и раньше: закрыл глаза, лёг на спину, но сон всё никак не шёл. Графу показалось, что ему стало жёстко, но потом он, кажется, вспотел, то подушка оказалась слишком высоко. Фантомхайв посопел ещё пару минут, отчаянно пытаясь уснуть. Не вышло. Граф сбросил одеяло с себя, ткнув подушку кулаком, недовольно фыркнул, разозлился и чуть не расплакался от подобной несправедливости. Нельзя же так с детьми-то! Подсунут вот некачественное одеяло – а ты спи и мучайся! Сиэля не беспокоил тот факт, что он сам покинул свою удобную постель с мягкими перинами и одеялом.
- Противная!
Разозлился мальчишка, избавившись от подушки, скинув ту прямо на пол.
- Себастьян, почему тут так жестко?
Пожаловался Сиэль, попытался снова зарыться под одеяло, но и тут потерпел полное фиаско. Небольшая, по сравнению с его, постель прислуги не была пригодна для того, чтобы на ней усердно ворочались: одеяло само поползло на пол, за ним съехала и простыня, Фантомхайв от неожиданности даже удивился. Кто бы мог подумать, что кровати так сильно могут различаться?!
- Одеяло – кусается! И простыня холодная!
Жалобы, за последние пару минут, участились в разы, достигнув рекордного количества. Сиэль всегда отличался привередливым нравом. Но до сего дня на подушки, одеяла и простыни не жаловался в таком огромном объёме.
- Надоела мне эта кровать.
Устало и обиженно объяснил Фантомхайв, подумал было уже с неё слезть, но не рискнул: навряд ли полы потеплели за такое короткое время, а простывать маленький граф совсем не хотел. Ведь придётся лежать в кровати, опять.
- Как ты на ней вообще сп…
Разъярённый Фантомхайв глянул на дворецкого, поймал его взгляд и затих. Микаэлису не надо было спать. Вполне полезный навык. Сиэль вздохнул.
- Да. Точно. Ведь ты не спишь.
Почему-то стало грустно. Может, потому что граф жалел, что ему, всё-таки, спать было необходимо. Интересно, видят ли демоны сны? Наверное, нет. Ведь как что-то может присниться, если ты всегда бодрствуешь?
- Люди так не умеют. А жаль. Столько проблем можно было избежать.
Раньше, когда ещё не было у Сиэля никакого демона, он не задумывался о том, что люди могут быть настолько несовершенными созданиями. Демоны обладают огромной силой. Им не надо спать, они никогда не проголодаются в экстремальной ситуации, они исполнительны и всегда выполняют приказы. Но почему тогда таких идеальных созданий привлекают жалкие людишки? Разве только из-за еды? Фантомхайв ухмыльнулся, глядя на дворецкого. Если бы он просто хотел его съесть – это не стоило ему никаких усилий. Граф не успел даже понять, что происходит, не смог бы дать отпор. Но Себастьян находился рядом, выполнял приказы, никогда не лгал лишь из-за контракта. Который предложил он сам. Сиэль понятия не имел до того дня, что с исчадиями Ада можно что-то заключать, а как это делать – не знал и подавно.
- А ещё ты наверняка не заболеешь, если будешь ходить босиком по холодному полу. Давай проверим?
Растянув губы в лукавой улыбке, невинно предложил Фантомхайв. Демоны – существа практичные. Люди же – интересные. В своей непосредственности, в своих желаниях, в своих чувствах. Не это ли так привлекало исчадий Ада?
- Раздевайся.
Приказал Фантомхайв, ничуть не сомневаясь, что его приказ будет выполнен.

+2

5

"Все же люди – странные существа."
Молча слушая недовольного ранним подъемом – собственным, выбранным ранним подъемом – Хозяина, Демон философски размышлял. Люди постоянно метались. Не умели делать верный выбор. Обижались за это на других, на природу, на собаку рядом – только не на себя. Снова ошибались. Собака рядом становилась еще более виноватой. Ошибались фатально. Убивали окончательно провинившуюся собаку. Заводили новую. Собаки менялись, ошибки и система поведения оставались теми же. Если бы его спросили, кто более последователен в своих поступках, он без раздумий указал бы на собаку. Особенно дохлую.
- Да, милорд.
Тихий, растаявший в полутьме комнаты голос, тактично позволяющий уснуть и поспать еще немного. Демон сделал все, чтобы не мешать – и в то же время присутствовать, наблюдая. Ради последнего он и согласился на этот контракт – ради наблюдения. Мальчик был интересен. Более того, он оказался самым интересным представителем человеческой расы за последние сто лет. Его характер, жесткость, детская наивность и беспомощность – и взрослая целеустремленность и злость, переливающая через край. Такого вкусного сочетания эмоций, характеристик и манеры поведения Демон еще не встречал. И все это вместе. В одном хрупком, легко ломающемся человечке. Который сейчас нахально занял его кровать. И не собирался оттуда уходить без борьбы.
"Он постоянно борется. С собой. С окружающими. С врагами и друзьями, которых у него нет. Со мной. С подушкой."
Демон стоял абсолютно неподвижно, никак не реагируя на негодующий возглас и взгляд мальчика. Тот изо всех сил пытался уснуть. То, что затея обречена на провал, было ясно даже подсвечнику. Однако Сиэль Фантомхайв не умел и не собирался сдаваться.
- Вы желаете, чтобы я принес вам еще один матрас и несколько подушек?
Предложил своим спокойным, умиротворенным полушепотом, разительно отличающимся от звонкого, хрипловатого после сна, голоска мальчика. Предложил – и не двинулся с места. Заинтересованно наблюдая, олицетворяя собой полное спокойствие. Так стоят глиняные, безмолвные големы, созданные своими хозяевами чтобы убивать. Големы не умеют носить подушек. Демон и не собирался.
- Потому, что это – одна из служебных комнат.
Объяснил обстоятельно, неспеша смакуя каждое слово.
- Слуги проводят в кроватях намного меньше времени, чем их господа. Нет нужды устраивать им апартаменты, которые вы покинули совсем недавно.
Объяснив то, что мальчик и без него мог бы угадать, Демон снова замолчал. Перехватил подсвечник в другую руку. Коснулся белоснежной перчаткой края – язычок пламени лизнул свечу. Затем – вторую. Подсвечник был трехсвечным, однако третья так  и не загорелась. Демон собирался соблюдать момент со «сном» на своей кровати до самого его окончания. Скорого окончания. Подушка ушла первой. Проследил за ней темным взглядом, мысленно усмехнулся. Не шевельнулся. Далее в немилость попало одеяло. Последней на полу оказалась простыня. Демон сделал ставку – матрас или сам мальчик? Однако вместо того, чтобы последовать за безбожно скомканной постелью, Хозяин все решил иначе.
"Вот почему он так интересен. Он абсолютно непредсказуем в своих поступках, мыслях, выборе."
Демон задумчиво перевел взгляд с простыни на маленького господина, зло бурчащего на весь окружающий мир. Ранние подъемы, как оказалось, были не из списка тех занятий, которыми Сиэль Фантомхайв мог наслаждаться в полной мере.
"Я могу предугадать лишь ВЕРОЯТНЫЕ его поступки. Заблаговременно подготовиться. Просчитать возможные ходы в его нескончаемой шахматной партии, которая началась в момент, когда он был вытащен из клетки. Возможные – но не те, которые делает он в конечном итоге. Это замечательно. Это стоит того, чтобы быть ЕГО Дворецким."
- Я не сплю на этой простыни, милорд.
Мягко уточнил, улыбнувшись. Улыбка Демона была как всегда теплой ровно настолько, насколько теплой являлась сейчас плитка ледяного пола.
- Да. Вы совершено правы. Однако человеческому организму нужен пусть и краткий, однако регулярный отдых. Чтобы он мог функционировать в полной мере и далее.
Внезапное желание мальчика провести над ним очередной эксперимент заставило всегда невозмутимого Демона удивиться. Моргнуть. Осторожно поставить подсвечник.
- Вы собираетесь проверить, заболею ли я, походив по полу босиком? Раздеваться?
Переспросил еще раз, удостоверяясь, что не послышалось. Несколько секунд вдумчиво смотрел на мальчика, вполне довольного жизнью сейчас. Усмехнулся одними губами.
"Маленькая сволочь."
Порой Демону казалось, что весь этот контракт состоит из сплошной череды нескончаемых соревнований между ним – и его маленьким Господином. И что Господин периодически лидирует с весьма ощутимым отрывом! Приказ оставался приказом. Поэтому Демон подумал. И величественно снял галстук.
- Да, милорд.

+2

6

Единственное, что Сиэлю, время от времени, нравилось в своём новом слуге, так это его догадливость. Умный дворецкий – это не тот вариант, который был бы угоден графу. А вот смышлёный слуга – в самый раз, подходит.
- Да. Проверить.
Совершенно не отрицал маленький граф. Он любил играть ещё до того, как унаследовал этот титул, земли и положение в обществе от покойного отца. Но он и представить себе не мог, что играть можно и с демонами. Во всё, что угодно. Ведь они не люди. Они не ломаются так быстро и часто. И не болеют. Наверное. Последнее следовало непременно проверить. Сейчас же.
- А если заболеешь – придётся тебя лечить. Но вызов врача на дом – дело дорогое. Я не стану тратиться ради дворецкого. Поэтому тебя буду лечить я.
Граф обворожительно, по-детски улыбнулся. Навыков в лечении у него было ровно столько же, сколько навыков в приготовлении сочной, говяжьей вырезки. То есть – не было совсем. Всё, что знал Сиэль о болезни и лечении – так это то, что следовало лежать в кровати и кушать что-нибудь вкусное. Демону необязательна была кровать, а готовить, помимо самого Себастьяна, никто тут не умел и даже не собирался учиться. Поэтому лечение демона методами Сиэля Фантомхайва оставалось настоящей загадкой, покрытой мраком неизвестности. Но юного графа это нисколько не беспокоило.
- Ты всегда выполняешь приказы. Но не так, как я их приказываю.
Размышлял вслух маленький лорд. Он снова улёгся на кровать, и теперь, за неимением одеяла или хотя бы чего-то другого, чтобы укрыться, он лежал навзничь, внимательно рассматривая совершенно обычный потолок спальни своего слуги. Всё в этом мире сильно отличалось друг от друга. И если у себя в покоях можно было долго любоваться причудливым орнаментом и лепниной на стенах, в комнате Микаэлиса всё было унылым и скучным.
- И все так делают. Каждый ищет выгоду. Или вариант улизнуть от дел.
У молодого графа не было возможности учиться делам управления постепенно, поэтапно. Его отец погиб очень внезапно. Он не успел ничему научить сына, подготовить того к взрослой жизни настоящего лорда. Всё приходилось понимать самому. И в очень уж сжатые сроки. Но Сиэль, как бы ни был он умён и находчив, оставался маленьким ребёнком. Которого часто не брали в расчёт взрослые, некогда сотрудничавшие с его отцом. Лишь те немногие, самые верные или самые алчные, продолжали оставаться рядом с ним. Да и то – выполняли его приказы нехотя, не полностью, не точно.
- И это очень неудобно.
Важно заметил Фантомхайв, потерев глаза кулачками. Сон прошёл окончательно. На смену ему пришли нерадостные мысли, поэтому граф грустно смотрел в потолок, будто там, на нём, можно было найти ответ.
- Иногда мне кажется, что мне было бы лучше умереть, Себастьян.
Помолчав недолго, поделился своими собственными наблюдениями граф.
- Но мне нельзя. Никак нельзя умирать. Ведь ты огорчишься.
С нескрываемой детской непосредственностью объяснил Сиэль демону. Именно так: не потому, что умерев, он не сможет отомстить. Не потому, что умирать страшно и после смерти ничего уже никогда не будет. Нет. Лишь потому, что дворецкий, это сущее исчадие Ада, огорчится из-за контракта. Ведь они договаривались совсем на другое. А Сиэль понимал, что нехорошо нарушать соглашения. Он и сам не любил, когда их нарушал кто-то другой. Конечно же, Микаэлису будет ужасно досадно из-за кончины графа.
- Поэтому я пока поживу.
Твёрдо решил маленький лорд. Его решения всегда были обдуманными и категорическими. И всё же кое-что очень тревожило юного Фантомхайва.
- Только мне надо понять, как бы отдавать приказы правильно. Нет, не тебе. А другим. Всем. Чтобы они никогда не смогли их понимать по-своему.
Странные, страшные игры затевали взрослые. Сиэля они одинаково пугали и восхищали. Он так интересовался ими, что очень хотел сыграть сам. Но все его несмелые попытки не увенчались успехом к данному времени.
- Мистер Аддерли обучает меня политологии. Дядя, то есть, профессор Остин – управленческой деятельности. А гадкий старикашка Липман приходит сюда, кажется, чтобы просто получать деньги. Он учит меня экономике. Только чем больше я с ним занимаюсь, тем больше понимаю, что он ничему меня не учит, и я напрасно трачу свои деньги. Может быть, в этом и состоит обучение экономике? А ты учил меня понимать законы, Себастьян.
Граф аккуратно сел на кровати, подтянув под себя ноги, и глянул на демона.
- Законы – это главное.
Важно заметил Фантомхайв, глядя на слугу и, кажется, втолковывая ему что-то очень нужное. Как будто учил того какому-то неизвестному уроку.
- Но не те, которые мы с тобой учили. Это те законы, государственные. Их надо знать. Но они не так важны, если дело касается взрослых игр.
Маленький Фантомхайв внимательно посмотрел на демона, как будто думал, стоит ли ему всё это рассказывать, ведь информация была очень важной. Но потом решил, что стоит. Ведь Микаэлис всегда находился с ним рядом и был предан лорду, как никто другой. Хотя тоже не любил выполнять всех приказов. Они бывают разные, Сиэль это уже понял. Но для подчинённых приказы все должны быть равными. Ведь они не знают, для чего их отдаёт тот, кто сидит выше их. Полководцу виднее. И Фантомхайву тоже виднее!
- Потому что, когда приказ не нравится, то его стараются не исполнять. Сделать что-то другое. Обмануть. Или забыть. И это есть большая игра.
Сиэлю сложно было выразить свою мысль, ведь он и сам её пока что не совсем понял. Всё, что сейчас мог сделать граф – это просто рассуждать.
- Тебе не хочется раздеваться. А я не сказал – до какого момента это делать. Поэтому ты надеешься отделаться одним развязыванием галстука. И если я отвлекусь или ты меня отвлечёшь – то тебе не придётся раздеться всему.
Отличный пример. Сиэль любил всё сравнивать – так он лучше понимал.
- Или Лао. Он всегда по-своему выполняет приказы. А я не могу просто избавиться от него, потому что он единственный сотрудничает с Китаем.
За неимением большого выбора, графу приходилось быть лояльным.
- Если бы я приказал тебе раздеться сейчас же, немедленно и полностью – у тебя бы был минимальный выбор выполнения приказа. И, скорее всего, ты бы выполнил его так, как я это сказал и потребовал. Но как же быть с Лао?
Одинаковой формулировки тут никак не подобрать. Всегда будет иная трактовка. А, значит, остаётся лазейка, которой он воспользуется.
- Приказать, не связываться с сомнительными личностями? Но какие из них сомнительные? И кто это будет определять. Приказать вначале уведомлять меня, и только потом брать кого-то в дело? Тогда я добьюсь только неповоротливой верхушки управления, а в бизнесе каждая секунда на счету.
Дилемма. Можно научиться теории управления. Вызубрить законы. Но практика как была провальной, так и осталась поныне. Это графа и огорчало.

Отредактировано Ciel Phantomhive (5 Мар 2017 21:31)

+2

7

Судя по тому, насколько умиротворенно созерцал Демон свой тщательно вывешенный на стул галстук, с разоблачением было покончено. Показав себя идеальным дворецким и из рук вон стриптизером, Демон явно не считал, что дефилирование по коридорам замка Фантомхайв в полуобнаженном виде каким-либо образом входит в его обязанности. Выполнение приказов – несомненно. Предугадывание желаний Хозяина – естественно. Обнаженный вид – нет. Несмотря на совершенство выбранного им человеческого тела с точки зрения обычного человека, сам Демон не слишком впечатлялся собственной наготой. Впрочем, равнодушным его оставляли как обнаженные женские, так и мужские тела. Не говоря уже о детях. С точки зрения вечного, бессмертного, эфемерного существа, целиком и насквозь состоящего из Тьмы, они были слишком хрупки. Ломки. Слишком стабильны для внезапных изменений. Слишком неустойчивы к течению времени. Сам Демон всегда предпочитал свою обычную форму, о которой не знал никто из смертных. Которую не видел даже его Хозяин. Потому, что сначала он слышал Голос, заключил с Голосом контракт – после же рядом с ним появился идеальный Дворецкий. Соответствующий этому званию от концов длинных черных волос до носков всегда блестящих начищенных черных же туфель. Белый беззащитный живот в этот образ не вписывался. Нет, Демона нельзя было обвинить в полной черствости и отсутствии хорошего вкуса. Его вкус просто был слишком хорош. Хорош настолько, что человеческие понятия не могли ни понять, ни приблизиться к его пониманию красоты. На данном этапе своего нескончаемого жизненного пути самым красивым существом рядом был мальчик, воюющий с его постелью. И кошки. Именно в таком порядке.
- Чтобы правильно организовать процесс лечения, требуется куда более знаний, чем обладаете вы, милорд.
Невозмутимость была бы полной, если бы голос предательски не дрогнул. Представив себя на секунду в полной власти дорвавшегося до больного Демона Сиэля Фантомхайва, с его энергией, целеустремленностью и любовью к опытам, мысленно содрогнулся. И покрылся мурашками.
"Если бы он родился в Средние Века, вся Великая Инквизиция была бы у его ног. Несомненно. Умоляя поделиться опытом."
- Кроме того, данное человеческое тело достаточно выносливо, чтобы ходить босиком по ледяным плиткам. Поэтому я испытываю огромную благодарность вам за вашу заботу, милорд. И вынужден разочаровать сведениями о том, что попробовать на мне новейшие методы лечения вам не удастся.
Мальчик улыбнулся. Его Дворецкий усмехнулся в ответ, рассматривая детское личико. Наивность, доброта и открытость сочетались в этом ребенке с мстительностью, злостью и обидой настолько резко и варварски, что не улыбнуться в ответ было невозможно.
"Вот ЭТО действительно прекрасно. Он сам не понимает, насколько он великолепен сейчас. Это хорошо. В этом тоже часть его прелести."
- Да, милорд.
Спокойно согласился с тем, что он выполняет приказы не совсем так, как желал бы сам Хозяин. Иногда – совсем не так. Иногда выполнение даже невозможно было назвать выполнением в полной мере. Однако и упрекнуть Демона в том, что хотя бы один приказ не был выполнен, было невозможно.
- Естественно. Людям свойственно лениться. Неудобно для вас, милорд. Но разве это беспокоит кого-то кроме меня и вас самого?
Уроки Демона всегда отличались строгостью, непреклонностью и периодическими наказаниями  - последнее, впрочем, скоро закончилось. Потому, что умный и схватывающий на лету мальчик больше не позволял себя наказывать. Не давал такого повода. Сам Демон с удивлением обнаружил, что в конечном итоге он попадал под раздачу и недовольство куда как чаще, чем его Хозяин. Видимо, в чем-то ребенок смог его опередить? Вот и сейчас, так сосредоточенно и самозабвенно рассуждая о смерти, он сделал настолько неожиданный Демоном вывод, что на минуту в спальне воцарилась полная тишина.
"Он не умрет, потому что это огорчит меня?"
Если бы на месте Сиэля Фантомхайва был любой другой, Демон немедленно убил бы его. Просто потому, что плохо выносил сарказм и иронию в исполнении людей. Однако сейчас он просто молча стоял и рассматривал маленького человечка. Который, судя по всему, твердо решил не огорчать своего Дворецкого своей смертью. Это было непонятно. Непостижимо настолько, что следующие слова Хозяина прошли фоном. Пришлось отмотать память обратно и сосредоточиться на разговоре. Обдумать непостижимость человеческой натуры у него еще будет время.
- Вы научитесь, милорд. Совсем скоро вы научитесь отдавать правильные приказы.
Мягко успокоил. Склонился, поднял одеяло. Аккуратно стряхнул, не позволив ни единой пылинке даже глянуть в сторону мальчика. Неспеша накинул одеяло на хрупкие плечики, укутывая. В отличие от самого Демона, тело маленького графа не обладало и долей той выносливости, о которой велись споры чуть ранее. А сопли плохо способствуют углублению в теорию экономики, финансов и права.
- Не забывайте, что я – не совсем человек. Однако вы правы.
Обучение мальчика проходило совершенно не так, как этого требовали человеческие нормы правильного и профессионального обучения детей его возраста. Хотя бы потому, что Демон понял сразу – обычный стандарт норм тут неприемлем. Демон знал многое, если не все. Обучать мог, умел, не любил, считая тратой времени. Ему с радостью и гордостью доверили бы пост любого ректора, профессора или академика абсолютно любого учебного заведения в этом человеческом обществе. Но в случае с Сиэлем Фантомхайвом следовало действовать иначе. Демон не учил. Он намекал. Иногда намекал заведомо неверно, заставляя рассуждать и думать, после - наблюдал. Никогда не пытался давить. Любое «должен» и «обязан» маленький граф воспринимал в штыки. И если Демон желал, чтобы тот никогда НЕ делал чего-то, ему было достаточно обозначить это как вынужденную и принудительную обязанность своего подопечного.
- Итак, что же делать с Лао?
Улыбнулся, слушая рассуждения мальчика. Казалось, Дворецкий целиком поглощен выполнением своей обязанности – стоять смирно, удерживая подсвечник. Однако он ловил каждое слово Хозяина. С удовольствием подводя итог – его обучение не проходит даром. Граф умел думать. Не как ребенок – как хитрый и умный взрослый. Пусть с некоторым отсутствием опыта, легко, впрочем, восполняемого.
- Стоит ли приказывать ему, сомнительной личности по сути своей, не связываться с сомнительными личностями? Или это будет еще менее рациональный приказ, чем попытка раздеть меня?
Негромко уточнил, рассматривая личико ребенка сверху вниз.
- Вариантов решения любой проблемы всегда куда больше, чем просто два. Двоичная система исчисления всего вокруг свойственна только очень недальновидным людям. Скажем, для начала я бы на вашем месте задумался, а надо ли ВАМ, чтобы он прекращал связываться с сомнительными личностями?
И без того негромкий голос Демона сейчас и вовсе превратился в тихий. Едва не опускаясь до шепота, вливаясь в уши мальчика, застревая там, в темноволосой головке.
- Если не можешь ограничить, прекратить – постарайся целиком и полностью подчинить и взять под контроль. Сделай так, чтобы он сам захотел сообщать тебе обо всем, что тебя интересует. Чтобы любые лазейки от тебя стали ТВОИМИ лазейками. Пусть даже от тебя.
Демон улыбнулся.

+2

8

Демон всегда умудрялся болтать лишнее. И, в другой бы ситуации, Сиэль непременно высказал бы дворецкому всё, что только посчитал нужным. В другой. Не сейчас, когда маленький лорд был так поглощён своими важными раздумьями. И о болезни демона, и о своих приказах ему или другим людям.
- Даже если ты не заболеешь, а я захочу тебя лечить – я буду тебя лечить. И ты наверняка не сможешь противиться мне. Если я прикажу правильно.
Учился Сиэль всему крайне быстро. Поэтому, считал мальчик, он разберётся и с правильностью приказаний не только дворецкому, но и союзникам.
- Вот именно, что невыполнение или ненадлежащее выполнение пока беспокоит только меня. И тебя. Иногда. А должно беспокоить их.
Почему это об ошибках других приходится думать графу? Надо сделать так, чтобы они думали о своих проступках. И непременно боялись их допустить.
- Совсем скоро – меня не устраивает. Чем дольше я не понимаю, как действовать правильно, тем больше даю поводов окружающим сомневаться во мне. Это значит, что мои решения и мои приказы будут для всех пустым звуком. И придётся силой заставлять их слушать меня. Но это неправильно.
Ну, нет – это вполне допустимо, особенно при наличии за спиной демона. Только вот, маленький граф хотел сделать всё иначе. На него должны хотеть работать. Все должны жаждать его приказов и выполнять их немедленно. Их страх – непременно осмысленный и благоговейный, страх оказаться в глазах графа и общества недостойными. А не тот страх, что испытывает обречённый на смерть узник по дороге на эшафот. Но всё просто только в мечтах. К счастью ли или к худу, но маленький Фантомхайв не собирался всего лишь мечтать. Он намеревался воплощать свои грёзы в реальную жизнь.
- Я помню об этом постоянно, Себастьян.
Граф удобнее поправил на своих плечиках одеяло и сел ровнее. Демон, находящийся отныне рядом с ним, не беспокоил Фантомхайва. Он воспринимал дворецкого, как что-то само собой разумеющееся, обычное. Как стол, стул и кровать обязаны были находиться в этой комнате, так и Себастьян стал обязанным сопровождать своего господина всегда и везде.
- Конечно, я не собираюсь приказывать подобного Лао. И дело тут не в рациональных приказах. Если я заставлю его порвать все связи с теневым бизнесом Китая, то сам останусь в проигрыше. А я не люблю проигрывать.
И всё же, пока что Сиэль не мог победить в этой игре, избегая неприятностей лишь пропуском собственных ходов, да лояльностью, изрядно ему надоевшей.
- Мне надо, чтобы те сомнительные личности хотели связаться со мной, а не с Лао. Но сделать это через него. Потому что мне они сами тут не нужны.
Проще говоря, граф намеревался выстроить чёткую управленческую систему, укрепив вертикаль власти. Правда, пока то было крайне затруднительно сразу по нескольким причинам. Во-первых, род Фантомхайв, после гибели предыдущего главы, практически полностью утратил доверие многих семей, некогда с ним сотрудничавших. Сиэля не воспринимали полноценным наследником, видя в нём всего лишь ребёнка. Во-вторых, юный граф до сих пор весьма осторожничал в важных вопросах, опасаясь потерять капитал и оставшиеся немногочисленные связи. А в-третьих, Сиэль Фантомхайв на данный момент вовсе не понимал, что он хочет сделать, более того – даже не знал, как называется то правильно, что он сделать хотел. И всё из-за одного немаловажного, но до крайности обидного, фактора: никто и никогда в Англии, да и за её пределами тоже, никому не преподавал основы теневой экономики. А ведь она так ужасно отличалась от обычной! Но и об этом граф не догадывался на данный момент. Как можно догадаться о чём-либо, о существовании чего ты совершенно ничего не знаешь и никогда не слышал?
- Вариантов больше, чем два, верно?
Маленький лорд тут же слез с кровати дворецкого, ступая босыми ногами по холодному, мраморному полу, что его больше совершенно не беспокоило.
- Тогда я иду одеваться и завтракать.
Следуя своему же решению, Сиэль и, правда, направился вон из спальни.
- Или ты не готов?
Демон случайно или намеренно сказал то, что графу было непонятно. Сиэль не любил такие ситуации, ему требовалось время на раздумья, но сидеть и думать в безмолвной тишине, да ещё и в присутствии слуги – недопустимо.
- Тут холодно. Доставь меня в спальню, пока я не простыл.
Важно и совершенно без сомнений, распорядился маленький граф, встав в дверях. Заботиться о нём – задача дворецкого, вот пусть и выполняет.
«Полностью взять под контроль никак нельзя. Люди любят свободу действий. Отниму её – меня не поддержат, а попытаются избавиться».
Намеренно ли демон говорил то, что реализовать было решительно нельзя? Сиэль считал, что намеренно. И это правильно. Начни дворецкий диктовать свои условия – тут же был бы наказан. Потому что это не его игра, а графа.
«Сам захотел сообщать обо всём. Я бы мог покупать информацию. Но многие лица дворянского происхождения не станут сильно рисковать из-за денег. Потому что они у них и так есть. Им нужны связи. А их нет у меня».
Если бы всё было слишком просто, думал Сиэль, то каждый мог бы взять и додуматься, как правильно поступить в той или иной ситуации. И тогда игра не была бы такой интересной, какой была сейчас. Хотя и крайне сложной.
«Лазейки. Предоставлять лазейки в чём-то, чтобы взять под контроль».
Понять бы ещё, что в итоге следовало предпринимать. Мальчишка повернул голову к демону, разглядывая того очень внимательно, при этом хмурясь.
«Если тот приказ, который сложно выполнить, заменить на более лояльный?»
- Себастьян, если ты приготовишь мне десерт с клубникой к завтраку…
Граф начал очень важно, но к концу фразы его голос стал куда тише.
«Предоставить выбор, чтобы запретить одно, но получить другое».
Все приказы обязаны быть чёткими и правильными, поэтому Сиэль, с минуту сосредоточенно обдумав всё, продолжил говорить вновь требовательно:
- Или к обеду, сегодня же…
Если приказ будет заведомо невыполним – смысл его сразу же пропадёт. Маленький лорд отдавал себе отчёт в том, что на приготовления к завтраку, обеду и ужину уходит не так уж мало времени. Поэтому уточнение про обед было вынужденным, чтобы избежать невозможности выполнения приказа.
- То я, пожалуй, не буду приказывать тебе ходить полуголым по поместью.
Объяснил свою новую, только что особо обдуманную, позицию граф, и с выражением крайней заинтересованности уставился прямо в глаза демону. Он, конечно, не человек, но ему было приказано вести себя максимально похоже на людей. Поэтому эксперименты над исчадием Ада являлись неотъемлемой частью жизни Сиэля Фантомхайва. Только вот, с Себастьяном было всё более-менее понятно. А вот с Лао и остальными – куда сложнее. От этого – куда интереснее. Во всяком случае, в это очень хотелось верить.

Отредактировано Ciel Phantomhive (8 Мар 2017 23:25)

+2

9

- Я не смогу противиться вам, даже если вы прикажете неправильно, милорд.
Усмехнулся. Демон отлично понимал, что на одном неправильном приказе его Хозяин отнюдь не остановится. За первым последует второй. Если же Демона не удастся заставить лечиться пятым приказом, Сиэль Фантомхайв не успокоится и на десятом. Он просто не сможет. Не сумеет остановиться, не добившись своего. Пока это было только на уровне самого Демона – безусловного Слуги. Чья преданность была тщательно схвачена и зафиксирована контрактом. А, как известно, любой контракт куда надежнее абсолютно неясных и неконтролируемых привязанностей и преданностей, основанных на пустых эмоциях. Которыми так любили окружать себя и окружающих люди.
- Точнее сказать, смогу. Но недолго.
Детализировал, прикинув, сколько именно времени потребуется активному мальчику, чтобы залечить его до полусмерти. До смерти получилось бы вряд ли. Отношение маленького графа к своему новоприобретенному имуществу в виде Демона прямиком из глубин Ада было противоречивым.
"Варварским. Нелогичным."
Он постоянно ставил над ним опыты. Проводил одному ему известные эксперименты. Мечтал, чтобы Себастьян провалился, не сумел, был виноватым в чем-то. Иногда Демону казалось, что в общие, яркие цели его Хозяина темной точкой вкрадываются еще какие-то. Дополнительные. Неизвестные ему пока. И, одновременно, граф ценил и заботился о Демоне намного больше, чем об обычных слугах. Беспокоился. Постоянно искал. Боялся, что не найдет. Попытался бы излечить, даже если тот априори не мог заболеть. Не желал умирать по причине причинения этим Демону неприятных эмоций.
"Абсолютно непредсказуем. Частично. Сейчас он замерзнет и попросит меня отнести его в кровать. Следовало позаботиться об этом еще в момент, когда появился на пороге спальни. Нет. В момент, когда встал с кровати."
Легкое недовольство собой не помешало совершенному Дворецкому, находящемуся еще на пути к полному совершенству, осторожно и крепко обнять мальчика, замершего в дверях. Рассматривающего его с требовательным видом. Подхватить на руки. Мельком глянуть на одеяло. Принять решение и быстро выскользнуть из комнаты с драгоценным грузом на руках.
- Да, милорд. Если вы желаете завтракать уже сейчас, мне потребуется некоторое время.
Иногда вести себя как стандартный, среднестатический человек было гораздо сложнее, чем выполнять все остальные приказы, вместе взятые. Однако сложности никогда не были причиной избегать их. Скорее, с точностью наоборот - Демона развлекали даже собственные попытки максимально выглядеть человеком. Сейчас, к примеру, он вполне мог одной рукой готовить завтрак. Второй – убирать постель, разворошенную мальчиком. Третьей – одевать самого Сиэля. Потому, что изначально у него было куда больше, чем только две руки.
- Так как обычно вы приступаете к завтраку немного позже, завтрак еще не готов.
Закончил ненужное, но такое вкусное в своей традиционности пояснение, бесшумно скользя по коридору. Где-то внизу зевнул Бард. Еще не проснулся – одна мозг уже начинал свою неспешную работу. С точки зрения Демона, работа мозга у всех трех слуг была неспешной. Круглосуточно. Могли бы и не просыпаться. Проблем стало бы в разы меньше.
- Вы абсолютно правы.
Времени, чтобы ответить, как подобает, дав мальчику закончить мысль, было предостаточно. Успевает всюду тот, кто никуда не торопится.
- Ни порывать вам с Лао, ни заставлять Лао порывать со своим бизнесом не имеет для вас ни малейшего смысла. Хотя бы потому, что Лао вызывает ваш интерес в том числе и этими своими связями, не так ли.
Вопросительной интонации в вопросе не было. Да и сам вопрос очень походил на риторический, им и являлся.
- С вами, а не с Лао? Чего же проще.
Ухмыльнулся одной из своих не самых ласковых ухмылок. Такие обычно не дозволялись идеальным Дворецким. Но вполне подходили идеальным Демонам, в любом их обличье.
- Всего только заставить их принимать вас во внимание. Думаю, для тех, кто имеет в своем распоряжении такие фигуры, какие есть у вас сейчас, риск периодически вполне является оправданным.
Промедления и осторожности в ситуации Сиэля Фантомхайва и правда были не слишком уместны. Его повышенная осторожность во всем, что касалось дел, была понятна – и невозможна. Понятна, потому что страх, пережитый в клетке, потеря родителей, потеря себя на несколько секунд никуда не делись. Он повзрослел настолько быстро, что вел себя как слишком осторожный взрослый – оставаясь ребенком. Невозможно – потому, что действовать ему надо было крайне быстро и думать крайне быстро. Мальчик давно уже должен был быть мертв. Он получил еще кусочек своей жизни только потому, что СЛИШКОМ хотел этого, слишком просил. У него была одна, основная цель – и несколько целей поменьше, вокруг. У него был Демон. Он мог рисковать и не раздумывать, стоит ли делать это. Насколько Демон был осведомлен, те, кто скрывались в темных переулках Лондона иначе не понимали. Все, включая упомянутого Лао.
- Слушаю вас, милорд.
Мальчик задрал личико, что-то, видимо, надумав. Дворецкий со всем вниманием посмотрел на него, продолжая нести по коридору. Распахнул дверь в его спальню, внес, все это время глядя в глаза внимательно. Приказы Хозяина стоили того, чтобы отнестись к ним со вниманием. По большому счету, это было единственным, что заслуживало внимания Демона здесь.
- Да, милорд.
Во взгляде Дворецкого, остановившегося у кровати и все еще продолжавшего удерживать мальчика на руках, промелькнуло тщательно скрываемое уважение. И еще более скрытое удовлетворение.
- Я с удовольствием приготовлю вам десерт с клубникой к обеду.
Тут же сделал выбор, рассматривая сосредоточенного ребенка. Аккуратно опустил его на кровать. Машинально поднял одеяло, скинутое на пол. Раскидывать постели всех, кто попадался на его пути, стало традицией у Сиэля. Однако не это удивило, приятно удивило Демона. Мальчик учился и взрослел на глазах.
"Он уже пробует новую тактику на мне. Он заставляет меня выбрать то, что хочет он, из двух приказов, отданных им же. Выбрать с радостью и с полным соответствием моим желаниям."
Ходить полуголым отменялось. Демон улыбнулся и опустился на одно колено перед кроватью и босой ножкой мальчика.
- Могу я приступить к вашим обычным утренним процедурам, милорд?

+2

10

Как и предполагал граф, Себастьян продолжал верно исполнять его приказы. Он мог бы накрыть стол за пару секунд, но демон не делал этого, даже когда Фантомхайв поставил его в неудобное положение. Это стоило одобрения.
- Хорошо. Если тебе нужно время – я его предоставлю.
Важно заметил граф, и не менее важно обнял демона за шею. Дворецкий был намного выше Сиэля, поэтому, сидя на руках у того, Фантомхайву казалось, что начни он отсюда падать, то точно убьётся насмерть. Поэтому граф перестраховывался. Ему ещё проблемы с Лао решать, как тут можно умереть.
- Я пока не сильно хочу есть.
Подавив очередное желание зевнуть, Сиэль почесал щечку кулачком, и дальше смотрел только вдаль. Длинные коридоры поместья петляли между тёмных дверей комнат. Себастьян шёл довольно быстро и ровно, и юному графу казалось, что это не они движутся куда-то, а двери летят к ним навстречу. Мысль оказалась такой странной, что Фантомхайв всё думал и думал об этих дверях, коридоре, поместье и идущем демоне с ним на руках. И до того было удивительно, необычно, что Сиэль всё смотрел и смотрел вперёд, пока Себастьян что-то говорил ему, непременно что-то важное, и граф слушал, и всё изумлялся – так замечательно в поместье по утрам!
- Силой ничего не достигнуть.
Наконец-то произнёс маленький лорд, и голос его прозвучал тихо и чуть хрипло – он молчал уже продолжительное время, да и вообще пребывал в странном, немного сонном состоянии. Сиэль всё-таки зевнул, прикрывая рот ладошкой, и завозился на руках у Микаэлиса, устраиваясь удобнее.
- Это тебе, демону, так кажется, что людей можно подчинить силой. Нельзя. Силой можно напугать. Заставить. Но никак не подчинить, Себастьян.
Новый граф Фантомхайв очень отличался от своих сверстников. Он не любил принимать и доверять всему, что говорили люди, и даже демоны. Он любил всё понимать сам. И это понимание непременно должно быть обоснованным.
- Людям нужно что-то, что бы могло их возвысить. Сделать выдающимися. Я хочу, чтоб они не боялись меня, но опасались оступиться. И, в тоже время, гордились тем, что работают со мной, служат мне, выполняют мои приказы.
Маленький лорд очень старался определиться в своих желаниях. Если он сам не поймёт, что он хочет, то как же это смогут понять другие, ведь правда?
- Из-за страха люди сделают что-то, пару раз, а при первой возможности – предадут тебя. Да так, что все другие их не осудят, а назовут героями.
Когда же они с демоном вернулись в комнату графа, Сиэль огляделся, грустно вздохнув. Всё в этом поместье, да и само поместье с прилегающими к нему тысячами гектаров земли, было будто велико их новому владельцу.
«Наверное, я выгляжу совсем маленьким в таком большом поместье».
И это огорчило юного графа, хотя вместо уныния он больше испытывал заинтересованность. Учитель, преподающий политику, говорил, что всё в этой жизни возможно использовать, даже чьи-то слабости. Так почему бы не додуматься использовать свои собственные? Если всем нравиться видеть в графе маленького, несмышлёного ребёнка, то нужно ли им показывать что-то иное, или выгоднее остаться тем, кем тебя желают видеть? Быть тем, кем быть выгоднее. Ни это ли та самая правильная и прибыльная позиция?
- Да, десерт с клубникой на обед будет вполне уместен.
Согласился граф с дворецким. Про себя же Сиэль отметил, что выбор любят делать и демоны, и что в этом вопросе от людей они ничуть не отличаются.
- Приступай.
Прозвучало куда повелительней и строже. Настроение графа менялось часто. Но это не от того, что Сиэль был очень избалованным ребёнком, а потому, что ему приходилось проверять сразу несколько тактик поведения. У него не было достаточно времени, чтобы проживать всё поэтапно, смотреть на реакцию нянек, родителей, друзей и выбирать правильное поведение. В распоряжении Фантомхайва был всего лишь дворецкий. И несколько глупых слуг, которых граф совсем не воспринимал всерьёз. И если в самом начале они казались ему взрослыми, то на данный момент Сиэль их давно перерос и по уровню знаний, и по вариантам поведения. Прислуга мыслила слишком узко, от этого не являлась интересной для нового графа Фантомхайва.
- В следующий раз, когда на поместье нападут – не убивай их. Оставь всех тут, чтобы не сбежали. А после – я поговорю с ними сам. Они работают за деньги на тех, кто хочет меня убить. Денег у меня достаточно, и пока – это единственное, чего у меня в избытке. Я им предложу убить тех, кто их послал на верную смерть. Предложу за более значительную награду.
Маленький граф отдавал себе отчёт в том, что стоило начинать не с шестёрок, а с тех, на кого они работают. Но пока для подобного действия у Сиэля много чего не было. Поэтому он решил начать всё-таки с низов.
- Покуда на меня станут работать больше наёмников, я смогу с помощью них создавать некие неприятности тем, кто некогда хотел создать их мне. В это время я сам плотно займусь расширением собственного, легального бизнеса. Производство игрушек и сладостей – то, что нужно детям. И то, что навряд ли будут ценить взрослые. Никто не станет брать в расчёт кондитера, пока сладости того не покорят весь мир. Когда же это произойдёт и популярность возвысится, многие мелкие лорды захотят сотрудничать со мной безо всяких на то уговоров. Я займу незанятую нишу экономики Англии и зарубежья. Увеличу своё состояние. А ты – в этом мне поможешь. Тем более, прогонять незваных гостей не придётся, если они станут заходить с парадного входа.
Риски, разумеется, имелись, и граф их видел. Но они были бы куда более значительными, если он, без серьёзных накоплений и связей полезет прямиком в пасть нелегального бизнеса. Игрушки и конфеты для детей. Что может быть более безобидным? Только маленький граф во главе бизнеса.

+2


Вы здесь » Black Butler » Аллея памяти » Правила ведения игр без правил