http://forumfiles.ru/files/0015/c5/11/16394.css
http://forumfiles.ru/files/0015/c5/11/57334.css
Вверх страницы
Вниз страницы

Black Butler

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Black Butler » Флешбэки » The House in Dust


The House in Dust

Сообщений 31 страница 37 из 37

31

[NIC]Lion Anderson[/NIC][AVA]http://s2.uploads.ru/t/0wvfP.jpg[/AVA][STA]where is my mind[/STA] Лайон слушал. Внимательно и не перебивая, старательно пытаясь попутно анализировать и раскладывать у себя в голове по полочкам столь любезно предоставляемую информацию, позволяя только иногда жестами и мимикой выражать испытываемые по поводу услышанного эмоции. Сначала просто удивленно подняв брови – немного недоверчиво, пораженно. По мере продолжения объяснений юноша принялся нервно поправлять очки. Затем теребящая оправу рука плавно перекочевала на голову, ероша и без того вечно пребывающие в беспорядке волосы. Под конец рассказа Андерсон сидел, опершись локтями о колени с видом если не горестного мыслителя, то глубоко загруженного человека точно.
Вот свезло, как говорится, так свезло.
Ну, вот кто мог помыслить, что его, пусть и не совсем невинное, путешествие приведет к такому исходу? Самое большое, что Лайон представлял из разряда неудачных результатов – это разозленная шныряющим где не следует чужаком толпа местных. Или, на худой конец, его свернутая шея. В силу хлипкости заброшенного уже как черт знает сколько дома и собственной неуклюжей везучести. Но такое… Конечно, он любил страшные рассказы и даже верил в существование чего-то мистического, потустороннего, выходящего за рамки привычной ему реальности, но… кто вообще, собираясь в поездку, совершенно серьезно предполагает, что его попытается сожрать оголодавшая нечисть и готовится к этому?!
Так, собрались – опустив голову, юноша сосредоточенно потер виски. Надо взять себя в руки. И определиться, что делать дальше. Нужно как-то унять жужжащий в голове хаос, честно и последовательно вспомнить расписанную ситуацию и как-то ответить – судя по тактично затянувшейся паузе, Хозяйка дома ждет от него хоть какой-то реакции помимо невербальной.
- Как я могу.., - Лайон на секунду запнулся, вспоминая формулировку. – Отсоединить чужой лист? – данный вопрос представлялся ему самым сложным, и в то же время, самым насущным, поэтому он решил его задать первым. Приведенный пример «на зайчиках» воспринялся им довольно успешно – издерганная неведением психика готова была с распростертыми объятиями принять любое удобоваримое объяснение происходящему. Да и, вспоминая пережитое, Андерсон мог поклясться, что породить такие страсти его собственный разум не в состоянии, так что неведомое Чудовище вполне вписывалось в картину. Однако техничное исполнение задуманного пока виделось ему смутным.
Конечно, где-то внутри, юноша до сих пор не оставлял надежды, что все это – всего лишь сон. Очень дурной и очень затянувшийся. Галлюцинации, бред. Может, он подхватил простуду и лежит сейчас где-то в лихорадке, не понимая, где находится и что с ним происходит. Возможно, ему повезет, и он очнется. Но пока стоит действовать из того, что есть. И не задумываться о том, что для бреда его видения слишком продуманы в плане объяснений.
Бесцельно скользя взглядом перед собой, Лайон внезапно наткнулся на незамеченную им с первого взгляда деталь. Портрет на столике – он был здесь всегда? Или он просто не обратил на него внимания, пропустив из-за окружающих книг и отвлекшись потом всецело на нынешнюю собеседницу? Как бы то ни было, сейчас проигнорировать его так просто было крайне трудно. Что-то было во взгляде запечатленной на нем женщины, что-то привлекающее, цепляющее. Как недовысказанный вопрос или неоформленное желание, что заставляет вас вернуться обратно, когда, по существу, возвращаться причин нет. Какая-то загадка, головоломка, неясность, недоговоренность. Ребус на полях страницы, вроде как и необязательный для решения, но поневоле побуждающий мысли вновь и вновь крутиться вокруг, чтобы разгадать, расшифровать, прояснить. Понять. О чем она думает? Чему улыбается? Кто она?
Андерсон тряхнул головой, сгоняя наваждение. Похоже, слова Каменной леди произвели на него слишком сильное впечатление. Или нет? Потерев лоб, Лайон бросил украдкой еще один быстрый взгляд на изображение. На фоне Хозяйки дома, как и на всех окружающих его вещей, небольшая картина смотрелась на удивление… скромно. Вероятно, поэтому он не заприметил ее сразу.
- Тот… монстр – он давно живет здесь? – снова обратился к отражению, вспомнив тревожащий его момент. Почему-то это казалось важным. Сколько уже пустует этот дом? Лет сорок? Пятьдесят? Шестьдесят? Или целый век? Возможно, он далеко не первая и не единственная его жертва. Люди. Они должны были пропадать. Должны были быть исчезновения, поиски, домыслы, слухи, страхи. Местные – говорили ли они ему о чем-то подобном? Почему-то, когда он пытался что-то вспомнить, голова начинала неприятно ныть. Воспоминания путались, мешались в неоформленный кисель – из-за стремительной круговерти событий или из-за простой усталости? Морщась, Андерсон помассировал переносицу, досадуя на подводящее его в нужный момент сознание. Снял очки - иногда это помогало. Близоруко моргая, посмотрел перед собой, где гипотетически, должно было находиться зеркало.
«Почему вы мне помогаете?» - хотел задать этот вопрос, но почему-то с губ сорвался совершенно другой. – Простите, но.. как вас зовут?

+1

32

[AVA]https://pp.userapi.com/c631322/v631322430/3d138/vJxvIS80hbk.jpg[/AVA]Последний вопрос выбил женщину из колеи. Вот же чудак. Обычно, люди о своей жизни больше беспокоятся, чем об имени спасителей. Хотя Мора его не спасла окончательно, а только в начале пути. То, что юноша снял очки ей помогло сохранить лицо, ибо это лицо она сейчас растеряла и пыталась вернуть. Этот вопрос застал её врасплох и ведьма поняла, что эту часть антуража она не продумала. Всё было выверенно, как она и говорила Лайону, точно и чётко. Карточный домик мог развалиться, если говорить образно, положи она ещё одну карту, не подумав. А она не подумала о такой возможности, даже места не запасла.
Её заминка заключалась в том, что непродуманная голая правда могла осесть и дать монстру лишний след, информацию о ней самой, ниточку, что могла их связать. Опасно. Да и привычка не называться, будучи в образе, сильнее прочего. Сказать правду? Пожалуй, это лучший выход. Писатель показал себя проницательным, чутким человеком. Его внимание на её портрет задело ведьму, уголки губ дрогнули тогда в улыбке. Способный заметить мелочь, - с этим можно работать и больше верить в его возможности.
Совладав с волнением, Каменная отозвалась:
- Мы находимся в ловушке. Хоть эта территория принадлежит мне, здесь опасно оставлять личные "вещи". Чудовище близко, оно раскусит эту комнатку за доли мгновенья и мои речи туманны, чтобы не дать ему "след", лишнее, что может погубить всех нас. - Мора наклонила голову вперёд и в бок, глядя на писатель под углом. Заметил ли подсказку? Почему она не может удержаться от них, рискуя? Чёрт. Акума бы в лоб дал. Хотя, может и даёт, находясь "снаружи". - Называй меня, как хочешь, но не вкладывай в это имя никакого смысла, никакой мысли или чувства, иначе чудовище поглотит это и использует против тебя, против меня, чтобы сделать приманку. Хотя если это чувство или смысл будут ложны, это только на руку. - Она хитро улыбнулась. - Монстр действительно здесь очень долго. Очень голодный монстр, проглотит всё, что дадут.
«Надеюсь,» - мелькнула мысль. После той обманки, благодаря которой выбралась из коридора, демон мог стать более избирательным и осторожным. Надо будет проверить. Дом, в котором лежат их тела, похож на высушенную скорлупку, но сколько конкретно монстр заперт здесь - Мора не могла сказать.
- Пока ты ищешь сгибы, юный лев, тебе придётся ходить по территории монстра. Двери работают в обе стороны и точно так же, как чудище читает твой "лист", попробуй прочесть его. Я говорила, Полночь поможет. Но как отсоединиться, - женщина скривила в задумчивости губу и почесала каменным коготком висок. - Ловушки бывают разные и всё зависит от предпочтений их создателя. Где-то требуется грубая сила, где нужно что-то разбить, сломать, оторвать, с кем-то сразиться. Буквально, - ведьма кинула слишком уж оценивающий взгляд на юношу. Вздохнула и улыбнулась, - Что ж, к счастью, в этом мире правит воображение. Чтобы отсоединить "чужое" иногда... достаточно почистить "своё". Иными словами, тебе может попасться на глаза вещь, которой не должно быть совершенно в месте, которое ты знаешь, ведь чаще окружающее нас пространство строится на неосознанных, порой, забытых воспоминаниях. Выброси со своего "листа" чужие "буквы", "кляксы". Только... не хватайся необдуманно. И есть вариант, когда тебе дают загадку. Вопрос, задачку, проблему, которую нужно решить. Как замок, к которому нужно найти правильный ключ. Испытание. И этот вариант самый опасный.
Ведьма помрачнела. Давление усилилось, потемнело заметнее - время почти вышло.
- Опасный он потому, что чудовище непосредственно вовлечено. Облажаешься - погиб. В других - можно успеть унести ноги, затеряться в лабиринте, отражённом в своём множестве и переплетённый между собой. В последнем случае ты будешь общаться с частью "души" чудовища, как с ним лично и целиком. Если первые два варианта - частички паутины, то третье - лапка самого паука. Настолько мы малы по сравнению с ним, здесь.
Ведьма забеспокоилась, не напугала ли она его ещё больше, или на неё так действует давление, что сдерживать свои тревоги почти не удаётся. Женщина подняла глаза, потолок захрустел и пошёл незаметными трещинками.
- Он почти здесь. Торопись. Взгляни туда, - Мора указала на коробку у правой стены, почти напротив двери за хламом. В нём поблёскивали снежные шары, в каждом из них миниатюры, блёстки, но если внимательно приглядется, можно заметить какую-то жизнь. Несколько Мора заранее заполнила своими воспоминаниями, безопасными и отдалёнными от этого места, насколько это возможно. Но остальные - чужие и лишь некоторые Лайон заполнит сам своим собственным прикосновением. Система, созданная самой Морой, работала безотказно. Полночь встрепенулась на кресле вместе со своим отражением, облик Моры в зеркале сразу же слегка побледнел, как только кошка-гид призывно мявкнула и убежала к указанному месту. Из зеркала ведьма продолжала наставлять:
- Выбери шар и поставь на пол. Самый притягательный. Скорее, - теперь уже тревогу сдержать в горосе не удалось. - Я буду рядом, когда понадоблюсь.
Отражение растворилось, стены задрожали. Комната уничтожала себя, чувствуя приближение Зла, - сжималась и продолжит сжиматься, пока не исчезнет.

+2

33

[NIC]Тьма[/NIC][STA]Here's Johnny![/STA][AVA]http://s2.uploads.ru/t/dWHcy.jpg[/AVA]
За пределами дома менялся пейзаж. Неуклонно и неумолимо, напоминая подогреваемую на огне пленку за несколько мгновений до момента, как ровная матовая поверхность покрывается пузырями. Насыщенность красок уступала, терялась до плесневой бледноты. Кудрявые облака истончились и пошли клочьями мокрой ваты. А за миг до того, как ткань мира окончательно порвалась, ровный склон холма осел и провалился, исходя склизкими потеками со слипшейся в колтун травы.
Аккуратно сплетенная реальность чужого мира гнила, как от сильнейшего заражения.
Тьма ворвалась стремительно, выплескивая искаженное естество Дома. Зачумленное, с азартом и голодом почти живого существа старающееся поглотить инородное пространство. Разумеется, оно сопротивлялось. Рассыпалось торопливо на мельчайшие частицы, оседало песком сквозь пальцы, распадаясь на отдельные звенья и элементы, только бы остановить, задержать опасную заразу. И, на полмгновения, шаг – успевало, обгоняло, не давая притронуться, зацепиться,
(вцепиться),
поймать. Разрушалось, становясь меньше, тоньше, норовя песчинкой выскользнуть из захлопывающихся клещей. Самоуничтожение одноразовости как защитный психический механизм.
Осознав неудачность попытки, Тьма сменила тактику. Вместо распространяющихся гиф в пространстве протянулась одна единственная жила. Словно тонкая нить, которую кто-то невидимый облил мазутом. Нечисть скользила по ней, бежала подобно пауку, чувствующему на том краю «дороги» вибрации попавшейся жертвы. В отличие от человека, ей не нужно было искать спрятанную дверь. Ее выдавал хвост ныряющей в замок связи.
Будь у вторженца больше сил и концентрации, такие ухищрения не понадобились. Будь спасительный механизм запущен долей секунды ранее, у него не было бы даже и шанса. Но, тормозя проведение реакции, на одной из спаивающих реальность нитей висел небольшой, почти незаметный грузик. Чужеродный, не вписывающийся в канву отпечаток. И эта, пусть и незначительная, мельчайшая задержка давала опасную возможность.
Тьма поглотила оставленный ежедневник, прежде чем с размаху удариться в закрытую дверь.
И на некоторое время ей удалось обогнать процесс.
Проломив преграду, гниль дернулась, стряхивая с себя вязкие, нефтеподобные капли, тонкими головастиками тут же стремящиеся зарыться в исчезающие пол и стены. Сваленные в кучу предметы, плющ, зеркало – все это ее не интересовало.
Ощерившись иглами, темная масса бросилась на жмущегося к добыче проводника.

+2

34

[NIC]Лайон Андерсон[/NIC][STA]Hello? Hell...о?[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/t/ApWYt.jpg[/AVA][SGN] [/SGN] Лайон слушал. Слушал и слушал. А голова продолжала болеть, гудела тихо, будто где-то под кожей маленькие пчелы решили организовать свой улей. Произнесенные Хозяйкой Дома слова роились, укладывались, наслаивались друг на друга будто кирпичики, из которых ему предстояло что-то построить, что-то ладное и стройное, благодаря чему все сразу станет легко и понятно, как по щелчку пальцев, да вот только, Андерсон, такой растяпа, не имел каких-то нужных чертежей, и новое знание шло громоздко, туго и пока на Храм великого Озарения походило мало. Возможно, при непосредственной практике корявые части встанут на причитающееся им место, на это юноша рассчитывал. Ну, или в ином случае, судьба его сложится весьма и весьма печально. И даже не исключено, что не только его.
Рассеянно перебирая в руках оправу, кивнул. Молча, не перебивая, но давая понять, что он тут, внимает, понимает, выводы делает. Если отбросить непременную угрозу смертельной опасности, то, похоже, это, как он постарался себе представить, чем-то отдаленно напоминает даже детскую игру. Прятки, кажется. Только прятать тут от водящего нужно не только «себя», но и свое имя, слова и даже случайные мысли. Иначе смерть. Очень сложная игра. С очень голодным и злым водящим. Ну, разве не весело ли?
Вот нет. Ни капли.
В голове Андерсона неожиданно закопошился вопрос, один из многих, что и без того просились у него наружу, но пока вежливо терпели, вопрос, внезапный даже для самого Лайона, но Хозяйка продолжила говорить и, уловив в дрогнувшем на мгновении голосе тревожную нотку, мысль скрылась, зарывшись отличающимся ярким хвостом в кучу товарок, оставив после себя неприятное чувство пустоты, словно у человека, вернувшегося второпях домой, но забывшего зачем. Поспешно надев обратно очки, Андерсон встал с кресла и проследовал за указывающим направлением зверьком. Все расспросы явно лучше оставить на потом, если этот «потом» еще будет. Волнение до этого такой иронично-спокойной собеседницы заражало, будя утихшие было на время страхи, или юноша уже сам начал ощущать неладное, копящееся в воздухе подобно духоте перед грозой.
Благодаря пушистому гиду нужная вещь нашлась быстро, но, вопреки наставлению Хозяйки поторопиться, Лайон невольно замешкался, рассматривая лежащие в коробке стеклянные сферы. Такие разные: сверкающие, переливающиеся сполохами красок, будто бы живые, они цепляли каждая своей своеобразностью взгляд, мешая сбившемуся человеку выбрать. Наконец, наполовину, но уже отчасти решившись, юноша протянул руку к той, что лежала ближе к правому краю, мигая мягкими желтыми, розовыми и зелеными искрами из насыщенной синевы.
И, видно, вовремя, потому что дверь позади него с характерным надсадным деревянным треском выгнулась и проломилась, впуская в потемневшее и словно съежившееся пространство Нечто. По спине и затылку человека прошлась волна игольчатых мурашек, будто само присутствие было осязаемым, подавляющим, ужасающим.
«Вот как дуну, как плюну, и сразу снесу твой домик!» - всплыла в панике нежданная строчка из одной уже позабытой книжки.
Может, Андерсон и тупил временами, но с пинка соображал на радость быстро и неплохо. Подхватив Полночь на руки, юноша торопливо присел, ставя выбранный шар на пол и придерживая его ладонью, не давая укатиться, ведь очертания землянки с пугающей скоростью стали оседать и изменяться, как смываемый волной песок. Мимоходом Лайон успел заметить и приметить прорастающие снизу из шара каменные кристаллы, похожие на те, что складывали одежду Хозяйки. Наверное, поэтому он и выбрал его. На ум сразу же пришло имя, достаточно отвлеченное от оригинала, но весьма ему подходящее. Тоже из оставшейся в прошлом книжки, написанной, кстати, его однофамильцем. Фата-Моргана.
А между тем, вместо ожидаемого со страхом ощущения вонзающихся клыков в подставленную спину, тело наполнилось какой-то легкостью, будто его на большой скорости несло в лодке по течению реки. Оставшиеся целыми окружающие предметы резко увеличились в размерах, утолщаясь и вырастая к потолку словно диковинные горы. Человек и его четвероногий спутник стремительно уменьшались, следуя примеру Льюисовской Алисы. Прежде чем осознавший это Андерсон успел оглянуться, их, словно две крупинки в водовороте, затянуло в шар. Возможно, это и к лучшему. Потому что вид пропорционально увеличившегося со всем Чудовища вряд ли бы пришелся ему по вкусу.
До сумасшествия не пришелся бы.


В новом месте царил легкий полумрак, и после яркого пламени камина Лайон не сразу сообразил, куда его занесло в этот раз. Пришлось потратить несколько секунд, глупо моргая и давая глазам привыкнуть, вдыхая запах соли и теплой, подсушенной незнакомой травы. Вскоре, полутьма отступила, складываясь в расположившуюся перед ним стену. Протянув руку, Андерсон аккуратно провел по ней кончиками пальцев. Камень. Слегка шершавый на ощупь, но сухой. Подземелье? Склеп? Пещера? Повернув чуть голову вправо, юноша увидел уходящий вверх сталактит и, по соседству с ним – светящийся в пол его роста гриб.
«Что бы это ни было, это точно не мое», - не веря своим глазам, человек слегка покачал головой и вздрогнул, когда до его ушей донесся тихий звук перелистываемых страниц. Сделав глубокий неторопливый вдох (мало ли, что ждет его там), Андерсон отступил от стены пещеры и обернулся. Туда, где за так же каменным, уставленным всевозможным, далеким от его понимания ассортиментом столом кто-то сидел.

Отредактировано Серфин (30 Авг 2017 21:47)

+2

35

[AVA]https://pp.userapi.com/c841320/v841320250/1809d/WT1XoZDFHOA.jpg[/AVA]Возможно, нечто подобное было в её планах.
Нет, ни разу. Она считала целью монстра Лайона, но вид устремлённых в неё игл пригвоздил на месте. Это могло стать буквальным - реакция юноши была удачной. Образ Каменной Леди в зеркале не расстаял до конца, он засиял прозрачным голубым и выбрался из зеркала, вцепившись в раму. Она стала лёгкой, почти невесомой, и, с силой вытолкнув себя из зазеркалья, устремилась наперерез чудовищным отросткам. Призрак прикрыл собой уменьшающихся и разбился на миллионы мельчайших иголок из стекла от одного касания, протыкая, раня чудовище, запаляясь синим инфернальным огнём. Так она сжигала его и окружающее пространство, ослабляла, стирала, навязывала иллюзию боли. Именно иллюзию, морок, как любой уважающий себя аферист, или фокусник, когда ему нужно, чтобы жертва смотрела в нужную ему сторону. Хотя бы на мгновение.
Как только человек и кошка оказались внутри, шар опустел. Теперь, если демон захочет последовать за ними тем же путём, он попадёт в совершенно другое место.


«Ууууу, не нравится мне его выбор,» - поёжилась кошка, отойдя от ступора. Место она узнала по одному запаху, глядя на мерцающий потолок, ибо провела здесь "добрых" пару сотен лет. Лайон по привычке привыкал к темноте, чтобы что-то разглядеть, - ему быстро нужно осознать свои ментальные возможности, что он не так уж беззащитен в играх разума. Она же, не освобождаясь от рук юноши, легла ему на плечо передними лапами, чтобы увидеть Её. Себя. Юную, холодную, безучастную, - прошлое, которое заставляет шерсть на холке вздыбиться.
Магического света у каменного стола было достаточно, чтобы увидеть хрупкий девичий силуэт в белой блузке, красной длинной юбке и лента на шее. Волнистой тёмной рекой спускались волосы до талии. Если подойти поближе сквозь заросли гигантских листьев папоротника, заметна кровь на руках, чёрных туфельках, а черты лица сильно напоминают женщину с непримечательного портрета в прошлой землянке, только моложе. Бледная кожа отражала сияние, но бледность не походила на болезнь.
На шум и движения девушка не реагировала, ведь она всего-лишь воспоминание. Тень былого. Автономный образ, имеющий свой алгоритм действий. Кошка Полночь спрыгнула всё-таки, чтобы не мешать человеку и придать решимости, а девушка никак не отреагировала, когда животное запрыгнуло на каменный стол и стало рыться в раскиданых свитках, расставленных склянках и чертежах. Но на своё собственное воплощение всё-таки опасливо косилась. Выбор Лайона пугал её не только неприятным периодом её истории, но и возможностями, которыми оно обладает.

+2

36

[NIC]Лайон Андерсон[/NIC][STA]Hello? Hell...о?[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/t/ApWYt.jpg[/AVA][SGN] [/SGN] Это оказалась просто девушка.
Не диковинный подземный тролль, не ощерившийся многозубой пастью монстр и даже не сверкающий потусторонним светом призрак. Девушка. Вполне такая, какую он мог бы встретить однажды на улице погожим днем, если бы не полез, сломя голову, в проклятую кроличью нору с неизвестным метражом глубины. Невысокая, простоволосая, в одежде из привычной глазу ткани, а не из диковинно сросшихся кристаллов. Может быть, немного более бледная, чем следует, но вполне земная. Привычная.
«Нормальная».
Лайон выдохнул, ощущая нисходящее на него облегчение. Пусть и обстановка не совсем соответствующая, но после пережитого галопа по местным феерическим Европам, равно как и знакомства с их не менее чудными обитателями, встретить что-то вполне себе обыденное – разве не к удаче? Оттолкнувшись от его плеча лапами, Полночь спрыгнула на пол и прошмыгнула между разросшимися папоротниками к столу. Уверенное поведение вновь взявшего на себя роль гида зверька успокоило юношу, будто подтвердив его невысказанное предположение.
Осторожно огибая широкие листья, человек проследовал за духом и неуверенно остановился. Не отрывая головы от книги, незнакомка продолжила читать, будто даже не замечая присутствия незвано прибывших. И, если не услышать нерешительно замершего человека у нее еще шанс был, то пропустить мимо ушей возню шуршащего бумагой звереныша было весьма затруднительно.
- Эм.., - Лайон понял, что начинать разговор придется ему. Что не особо вдохновляло. Будучи с детства закоренелым интровертом, Андерсон довольно часто испытывал подобного рода затруднения в общении с другими. Ребенком он намного лучше себя чувствовал, когда собеседник обращался к нему первым, позволяя минуть эту неприятную, полную неловкости и запинающегося смущения стадию. Помнится, эта неуклюжая привычка сильно раздражала его отца, считавшего такую манеру держаться позорной. Но его тут нет, и самому Лайону уже далеко не шесть, да и теперь, когда он… Когда он… Теперь... Что?
Юноша с отсутствующим видом дернул головой, словно от нервного тика. Моргнул, прогоняя непонятно откуда взявшееся наваждение. И, как ни в чем не бывало, наклонился к сидящей девушке, будто не заметив этой небольшой заминки.
- Здравствуйте, - Андерсон осторожно протянул руку к обитательнице грота, пытаясь привлечь внимание. – Простите, не могли бы вы…
Красная капля сорвалась с тонкого запястья и яркой кляксой упала на девственно чистый лист. Запнувшийся человек изумленно проводил ее глазами. Незнакомка лениво перевернула страницу, с тем же скучающим видом продолжая рассматривать абсолютно пустую книгу.
«Это кровь. Господи, да это же, правда, кровь», - Лайон поспешно отступил назад, не в силах оторвать взгляда от покрывающей ладони девушки жутко знакомой влаги. Задетая неловким его движением на краю стола опасно затанцевала узкогорлая склянка, чтобы через секунду с чувственно актерским звуком самоубийственно хлобызнуться об пол. Жалобный и высокий звук разлетевшегося стекла взмыл ввысь к сталактитам, грозясь поднять от вечного сна даже мертвых. Андерсон обреченно сглотнул.
Не было печали, да собственные кривые руки помогли. «Спасибо». Как и всегда.

0

37

[AVA]https://pp.userapi.com/c841320/v841320250/1809d/WT1XoZDFHOA.jpg[/AVA]Влажный туман, поднимавшийся у самого пещерного свода, впитывал в себя темноту, окружающие цвета и так же мягко поглотил звук, лишь испуская мерное свечение. Инфернальное чудовище, древнее камня, лениво глядящее сверху вниз в причудливый сон капризного бога. Море всегда казалось, что оно живое там... Таковы её воспоминания. Значит, оно живое здесь. Такова построенная реальность.
Всего мгновение, как Лайон обернулся на девушку, отвлечённый разбитым стеклом, и тут же столкнулся с её спокойным внимательным взглядом. Когда она успела поднять голову? Почему кажется, будто она уже давно смотрит на него? Эти ярко-алые глаза знакомы с ним, они знакомы ему. Так пристально не смотрят в первый раз.
- Слушаю Вас, - отозвался её мягкий голос. Ничто не отразило эхом её слова, будто она находилась совсем близко, говорила тихо, но так ясно, словно у самого уха. В его голове. Но губы... алые губы шевельнулись, высвободив новую фразу, подталкивая гостя к разговору, - Не могла бы "что"?
Не такое простое это воспоминание. Отпечаток личности, которой Мора когда-то была. Самостоятельный отпечаток, поступающий так, как поступила бы Мора тогда. Говорящий так, как говорила бы Мора тогда. Опасный настолько, насколько Мора может быть.
Капли крови, с желейной медленностью стекавшие с запястий на бумагу, исчезали в ней, как в губке, и проступали едва заметными очертаниями символов, схем, узоров. Книга не была пустой - Лайон не знал, как на неё смотреть и со своего места ему могли быть видны золотистые чернила, почти сливающиеся с цветом пергамента.

Кошка, замерев вместе с воздухом вокруг неё, когда разбилась склянка, инстинктивно поглядела на юношу. Но он не поранился, поэтому она вернулась к поискам. Где-то здесь был ключ, подсказка, оружие, нечто более воплощённое, на чём мог бы сконцентрироваться пока ещё неумелый разум писателя. Он способен наделить силой любой предмет в своём воспоминании, а им нужно сейчас нечто посильнее. Нечто буквальнее. В итоге, Полночь выудила из бумаг причудливый предмет: продолговатый, смахивает на древний узорчатый ключ. Перо в виде ключа? Тонкое, весомое, из тёмного металла, один конец - изящная пасть европейского дракона с рогами, из которого торчит вместо пламени письменный кончик чернильного пера, а с другой - длинный хвост с мелкими каменными перьями, заплетённый в кельтский узор. Искусная работа, если приглядеться на свет, можно даже заметить чешуйки, вырезанные на корпусе.

Перо - идеальное оружие для писателя. Его-то она и положила рядом с Лайоном на стол, топнув при этом мягкой лапкой по предмету.

0


Вы здесь » Black Butler » Флешбэки » The House in Dust