http://forumfiles.ru/files/0015/c5/11/16394.css
http://forumfiles.ru/files/0015/c5/11/57334.css
Вверх страницы
Вниз страницы

Black Butler

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Black Butler » Сборник рассказов » Chapter one: The House in Dust


Chapter one: The House in Dust

Сообщений 1 страница 10 из 33

1

Игроки: Мортимер Т. Кокс (Mora Kox), Лайон Андерсон (Серфин), Тьма (Блэк Джек).
Место действия: поместье Оттенхар.
Тема игры: Много лет, скрытый за пологом темных лесов, стоит вдали от оживленных дорог старый особняк. Стены его щедро увило диким плющом, потускневшие от времени окна подернулись пылью, а на ведущих к входу дорожках обильно разросся бурьян – уже около половины века заброшенный дом не знает хозяина.
Среди местных об оставленном имении ходит дурная слава – жители ближайшей деревушки уверены, что опустевшее здание давно стало прибежищем нечистой силы. Опасаясь проклятия, ни один из крестьян не рискует нарушить покой этого забытого Богом места. Но находится один движимый поисками вдохновения писатель, который решается проверить, сколько правды может таиться за страшными байками.
Однако, какие последствия вызовет его поступок, если окажется, что потусторонняя сила в доме и вправду имеется и теперь незваного гостя так просто не отпустит?
Примерный или точный год/дата/период: конец августа, 1888.

House

https://pp.vk.me/c629322/v629322527/11721/zboInlTZrcY.jpg
https://pp.vk.me/c629322/v629322527/11702/xsSaJjRDYRM.jpg

Отредактировано Серфин (28 Окт 2015 00:19)

0

2

[NIC]Тьма[/NIC]
[AVA]https://pp.vk.me/c628722/v628722527/21fed/nlxrmnLHs6M.jpg[/AVA]
Заброшенные дома пугают. Вселяют ужас, нагоняют тоску, повергают в трепет, заставляя сразу же поверить в суеверия, от которых в другой ситуации отмахнулся бы как от чего-то несущественного. Причина такого впечатления не всегда становится ясна. Казалось бы, что такого страшного может таиться в груде старых досок и кирпичей, кроме кучи пыли и парочки одичавших крыс? Но, само осознание того, что дом оставили, причем оставили добровольно, при размышлении заставляет невольно напрячься.
Что могло послужить тем толчком, побудившим предыдущих хозяев неожиданно сняться с нажитого места? Унылый вид за окном? Гуляющие по коридорам сквозняки и текущая крыша? Желание быть ближе к городской суете? Трудности в общении с соседями? Неприятные воспоминания? Тяжелая болезнь? Смерть кого-то из близких? Тайный заговор? Убийство?...
Как видите сами, причин может оказаться много, стоит лишь только дать волю своей фантазии.
Поместье Оттенхар не являлось исключением из этого правила.
О прежних хозяевах заброшенного особняка мало кто помнил. Кто-то говорил, что в свое время в доме проживала многолюдная семья, члены которой однажды внезапно и скоропостижно скончались в течение одной недели. Кто-то – что здание было последним пристанищем злобного старика-затворника, тяжело страдавшего от неизвестной болезни. Но какие бы не ходили слухи, факт оставался фактом – уже около полувека старое поместье стояло без хозяина.
День сменялся ночью, лето перетекало в зиму, а дом стоял все такой же: одинокий, пустой и заброшенный. Цепляясь за фундамент, неторопливо вползал на фасад плющ, темнела и слущивалась под касаниями ветра и дождя краска, застилались пылью витражные окна – слой за слоем время снимало со здания следы обитаемости. С молчаливой озлобленностью и проступившей в каменных чертах обреченностью недобро смотрел особняк на случайных захожих. Неудивительно, что среди местных пошла молва и о висящем над ним проклятии.
И в чем-то их домыслы были правы.
Может ли представить себе человек, каково это – когда неумолимое время, день за днем размазывает тебя по реальности, словно тонкий слой краски? Когда мнимое и настоящее переплетаются в сознании настолько, что простой сон оборачивается мертвым кошмаром? Когда в неизменности дней само твое существование перестает казаться действительным?
Проросшая внутри оставленных стен злоба тихо дремала, убаюканная временем и долгим голодом. Жаждала свободы. Жаждала крови. Но неминуемо шли года, старел дом, а боязливые смертные все так же обходили страшное место стороной, не давая таящейся внутри тьме ни единого шанса. Клетка оставалась закрытой.
Но нет ничего неизменного в мире. Уходит страх, и взамен ему рождается любопытство. И вот, уже тревожа остатки прошлогодних листьев, раздаются на поросших травою дорожках чьи-то шаги.
Пробуждаясь от долгого сна, старый особняк готовится встретить своего гостя.

Отредактировано Блэк Джек (19 Дек 2015 19:20)

0

3

[NIC]Lion Anderson[/NIC]
[STA]One[/STA]
[AVA]https://pp.vk.me/c628817/v628817527/25806/fCJjhTMw3Ic.jpg[/AVA]
Порою жизнь показывается с довольно капризной своей стороны, вынуждая совершать поступки прежде совсем не свойственные. Рушатся планы, путаются карты, уходит из-под ног почва, и оказавшаяся вдруг такой близкой безнадежность кокетливо подмигивает глазом. Тяжело сказать, чем продиктованы такие поворотные фортели – простой прихотью или посланием свыше, но одно утверждать можно точно. От того, как человек справится с той передрягой, в которую его так великодушно скинули, зависит временами не только его нынешнее благополучие, но и дальнейшая судьба. Правда, отдать должное, всю значимость ситуации сам человек редко понимает.
Подобного рода судьбоносный переворот случился и в жизни Лайона Андерсона – одного начинающего писателя. В день, когда беспрестанно смолящий редактор отложил в сторону последние страницы его новой рукописи и, выпустив струйку дыма, сочувственно посмотрел на юношу, приходящего уже в восьмой раз.
«Слог у тебя хороший, пусть временами и хромает на обе ноги. Проблема не в этом. Публику таким уже не удивишь. Новеллы в наше время почитывают только сентиментальные барышни и старые карги. Причем первые нередко превращаются в последних», - цинично скинув пепел на головы прохожим в приоткрытое окно, мужчина окинул взглядом опустившиеся плечи горе-автора и великодушно пояснил: «Сейчас в моде ужасы. Страх. Всевозможные призраки, нечисть и замурованные в стенах скелеты. Толпа жаждет пугаться. Советую тебе сменить направление».
Своеобразной мотивации, пусть и отдававшей неприятным сигаретным душком, оказалось более чем достаточно. Предав огню свое прежнее произведение, молодой человек с жаром принялся за поиск новых идей.
Первоначально Андерсон составил список возможных источников нового вдохновения. Добрую половину из них сразу же пришлось вычеркнуть из-за проблем с Ярдом или банальной нехватки средств. Подвергнув тщательному анализу оставшиеся варианты, юноша пришел к выводу, что эксгумация – это слишком аморально, визит в цыганский табор – рискованно, а сбор среди местных баек займет непозволительно много времени.
Проведя пару ночей в бессонных терзаниях, писатель остановил свой выбор на проклятом доме.
Нельзя сказать, что данное решение было лишено своего рода привлекательности. Заброшенное здание, оставленное на поруки судьбы своими прежними хозяевами, всегда невольно притягивает внимание – уж если не мародера, так искателя приключений точно. Лайон был уверен, что, подышав несколько часов многолетней забористой пылью, его мозг сразу же сгенерирует гениальную идею. И, если повезет, она даже не будет в одиночестве.
Вдохновившись такой перспективой, юноша присмотрел наиболее подходящий его целям домик и, собрав все, по его мнению, необходимое, отправился покорять неизведанное пространство, предусмотрительно выпросив на работе несколько выходных за свой счет.
О предыдущих владельцах намеченной им цели, к его огорчению, Андерсону удалось узнать немного. Собранные им слухи во многом разнились и противоречили друг другу, а большая часть из них откровенно выглядела полнейшим бредом. Но, записав все равно пару приглянувшихся легенд, писатель уточнил дорогу в находившейся неподалеку от интересующего его места деревушке и, получив пару косых взглядов в спину, скрылся на заросшей кустарником проселочной дороге.
Впереди у него предстоял долгий, трехчасовой путь, в конце которого его поджидала встреча, последствия коей он вряд ли мог себе представить.
_____________________________________________
- Вот это здание, - восхищенно запрокинув голову, писатель рассматривал уходящие вверх каменные стены. Ноги юноши гудели: марш-бросок по пересеченной местности дался им нелегко. Помимо этого, Андерсон умудрился где-то на середине дороги сбиться с пути. Проплутав по бурелому и едва не свалившись в незамеченный с первого взгляда лесной пруд, Лайон, наконец, смог выбраться в уже знакомую местность. Чему и был бесконечно счастлив, несмотря на залепленные грязью ботинки.
Поправив очки, юноша вытряхнул из волос приставший лист и достал записную книжку, приготовившись увековечить свои первые впечатления.
«С первого взгляда поместье поражает своим чувством заброшенности. Оставшийся без присмотра плющ завил его стены почти до неузнаваемости. Прежнее величавое строение сейчас мало чем отличается от древних руин какого-нибудь капища. Горестно и жутко видеть прекрасный замысел архитектора в таком запущенном состоянии… Хм, несколько утрированно, но сойдет… Усиливая картину, из-за дождевого стока сиротливо выглядывает одинокое птичье гнездо. Что стало с его птенцами? Смогли ли они подняться в небо из этого забытого Богом места? Не давая ответа, дом молчит, а окна его, словно покинутая детьми вдова, открестились от внешнего мира полинявшими занавесями... Или это все-таки пыль?» - прикусив карандаш, Андерсон слегка сощурился, пытаясь всмотреться в тусклую гладь ближайшего стекла. К сожалению, безрезультатно. – «Ну и черт с ним», - привычно подосадовав на свое плохое зрение, юноша вернулся к записям. Но, напуганная, по-видимому, бытовыми вопросами муза упорхнула. Помучившись пару минут, писатель так и не смог вспомнить ускользнувшую идею и в сердцах зачеркнул последнюю фразу.
«Ничего. Внутри у меня будет достаточно источников вдохновения», - успокоившись этой мыслью, Лайон спрятал ежедневник обратно в сумку и поднялся по ступеням.
Дверная ручка встретила его недружелюбным оскалом неизвестной твари. Общее настроение дома она передавала вполне понятно – несмотря на все потуги и уговоры Андерсона, дверь никоим образом не хотела поддаваться чужаку.
«Ну, этого вполне следовало ожидать», - оставив в покое несговорчивую ручку, юноша огляделся, спешно придумывая другой вариант. – «Вряд ли прежние хозяева позволили бы себе не запереть главный вход. А вот ответственность их слуг стоит проверить», - спустившись с крыльца, Лайон стал быстрым шагом обходить особняк в надежде найти дверь для прислуги.
Чёрный ход обнаружился примерно через полчаса. Практически, благодаря удаче, так как неприметная темная дверь почти целиком скрылась под толстым слоем плюща. Повозившись некоторое время с живым навесом, и, в конце концов, продравшись через плотное сплетение лиан, Андерсон нашарил среди вороха листьев вожделенную ручку.
Заперто. Дверь не изменила своего мнения ни после первой, ни после второй попытки. Проржавевший старый засов решительно отказывался сдавать свои позиции.
Выпутавшись обратно на свежий воздух, писатель критично осмотрел окна. После тщательной инспекции выяснилось, что все проемы, до которых Лайон смог дотянуться, заколочены или заперты ставнями. Настроение молодого человека неуклонно поползло вниз.
Рассматривая уже всерьез идею подкопа, Андерсон, на свое счастье, наткнулся взглядом на приоткрытую оконную створку. Словно приглашая писателя, ползущий по стенам плющ заманчиво зацепился неподалеку от нужного подоконника.
Высокими мыслями о том, удача это или судьба, Лайон не стал загружаться. Окрыленный своей неожиданной находкой, юноша с упорством муравья принялся карабкаться по заросшим стенам.
Для честности рассказа нужно отметить, что опыта в скалолазании у Андерсона мало. Очень мало. Точнее, нет совсем. Поэтому то, что вдохновенно лезущий на третий этаж парень не свернул себе шею, можно заслуженно считать покровительством свыше. Или ниже. Во всяком случае, именно в тот момент, когда писатель практически добрался до своей цели, у него запоздало проснулось чувство самосохранения. И страх высоты. Поэтому нет ничего удивительного в том, что, когда нерадивый хозяин опасливо глянул вниз, его и без того уставшие ноги соскользнули с неудобного выступа кирпичной стены.
Издав короткий крик, Андерсон повис на подоконнике, суча ногами в поисках опоры. Сорванный его отчаянными движениями плющ с шелестом отделился от стены и провис вниз, бросив неуклюжего человека на волю судьбы. В богатом воображении писателя незамедлительно нарисовалась яркая картинка собственных разлетевшихся мозгов. Мало воодушевившись такой перспективой, Лайон задергался еще больше. В панике ему посчастливилось зацепиться носком ботинка за небольшую выбоину. Перехватив покрепче подоконник и собравшись с силами, автор рывком подтянулся. В правую руку писателя с готовностью врезались мелкие осколки стекла. Окно не было приоткрыто, как ему показалось ранее. Оно было разбито. Морщась от боли, Андерсон перегнулся через карниз и упал внутрь дома.

Отредактировано Серфин (24 Май 2016 20:39)

0

4

[NIC]Тьма[/NIC][AVA]https://pp.vk.me/c628722/v628722527/21fed/nlxrmnLHs6M.jpg[/AVA]
Дом встретил незваного визитера пустотой и молчанием. Проходящий через раму свет выхватывал лишь небольшую часть комнаты с камином и стоящими по его бокам двумя высокими книжными шкафами. В остальной же, процентно большей доли пространства царил полумрак. Обеспечивали его присутствие тяжелые шторы, плотно занавешенные на всех окнах, кроме одного, послужившего человеку своеобразным входом.
После того, как улеглась потревоженная бесцеремонным вторжением пыль, а глаза смертного привыкли к темноте, стали видны другие предметы обстановки. Витиеватый узор на выцветшем за несколько десятков лет ковре. Занимающий господствующее положение посреди комнаты черный рояль. Время оставило пару царапин на опушенной крышке и подъело на углах краску, но инструмент по-прежнему сохранял свой величественный вид. Правее его, ближе к стене, пристроились два небольших диванчика-канапе, разделенных изящным чайным столиком. На его поверхности стояла статуэтка охотничьей собаки – сестра-близнец своей безголовой товарки, занявшей место на каминной полке. По соседству с калекой покрывались пылью два канделябра в стиле прошедшей эпохи. На стенах - пара картин с мирными пасторальными мотивами. Несмотря на давнюю покинутость дома, в комнате до сих пор сохранилась легкая атмосфера прежнего уюта и уединенности. По-видимому, в прошлом это помещение играло роль небольшой гостиной, предназначенной скорее для нужд хозяев, чем для встречи гостей.
Это была та картина, что доступна человеческому восприятию.
Будь бы на месте писателя кто-то другой, наделенный большими способностями - то вряд ли бы оставил без внимания раскинутую под ногами сеть. Тончайшие черные прожилки пронизывали всю гостиную от пола до потолка, сливаясь в общие извилистые сосуды. Тьма находилась в заточении так долго, что успела срастись со своей темницей почти в единое целое. Комната жила. И дышала. И смотрела на заблудившегося смертного сотнями внимательных невидимых глаз.
Вычленившись из узора обоев к человеческой голове потянулась полупрозрачная тень. Но, волей случая, в этот момент из-за облаков выглянуло редкое солнце. Небольшой околооконный пятачок залило светом. Зашипев на неразличимых для людского уха частотах, фантом втянулся обратно в стену.
Затаившись, темная сила наблюдала за человеком. От его рук пахло кровью, и этот запах дурил ее, словно опиум морфиниста. Но за время своего заточения Тьма научилась терпению. И поэтому сейчас безропотно выжидала удобного момента, внимательно отслеживая каждое движение скорчившегося на полу юноши.

0

5

По ветхому коридору гулко раздавались шаги, содрагая пламя настенных светильников, масляных от воска, копоти и пыли.
- «Что за... убожество?» - лениво проворчал Акума, заглядывая через глаза ведьмы, - «Хуже жилища я и представить себе не мог». - на это Мора только хмыкнула, пряча улыбку. Расшаркивающийся домовладелец принял это на свой счёт и от испуга припустил обороты.
- Так сколько его нет?
- У-уже как второй день, инспектор.
- Тогда к чему такая спешка? Если человек предупреждает о своём отсутствии, то это вполне нормально, если он отсутствует.
- Конечно-конечно, инспектор! - Перебил мужчина, зазвенев связкой ключей. Скрежетнув металлом о метал в поисках замочной скважины и со скрипом повернув тугой замок, домовладелец принялся растерянно бороться с лентой, на которой эта связка и висела. Взгляд на детектива он так и не поднял. - Такой милый юноша, вкалывает как проклятый, скромный, тихий, да я бы никогда не подумал.. Но времена такие, зарабатывает он гроши, а скоро выплата за следующий месяц-эп. - Мужчина поперхнулся своими словами, косо уловив недовольный прищур молодого гостя, и продолжил елейно. - С ним могла случиться беда, немудрено, я беспокоюсь!
- «Ага, о деньгах, жирдяй.» - Немилостиво отозвался бес, глядя через окно в другом конце коридора. Словно бы услышав, человек нервно глянул вправо и наткнулся на кошачий силуэт, выделяющийся в оконной раме, не мигая уставился на него и с благоговейным испугом мелко покрестился - хоть в Англии кошек и любили, но, видимо, домовладелец был из других мест. С новой усмешкой посетитель смело повернул ручку двери и толкнул вперёд, от увиденного его самоуверенность поперхнулась.
- «Что я там говорил?... Забудь - беру свои слова назад».
- Кхм, «заткнись», - мысленно буркнул Мортимер и искоса глянул на хозяина комнаты; звук отпираемой двери вывел его из оцепенения и теперь он взирал вполне спокойного при виде царящего беспорядка. Это что, обычное дело.. вот это вот всё?
Хотя если учесть масштабы "трагедии" во всём доме - не стоит так шокироваться, - «Слышишь меня, Морррр?»
- «Да-да, что?..»
- «Всё же, прошу, не позорь меня и стяни это удивлённое лицо обратно от лошадиных размеров к хотя бы собачьим, или ну я не знаю, где твоя гордость?!» - Кот скользнул по выступам стены на другую сторону дома, чтобы собстенными глазами лицезреть это выражение и последующую реакцию.
С мысленным рыком уязвлённого самолюбия инспектор вернул над собой контроль и вежливо улыбнулся стоящему рядом грузному мужичку. Низенький, пухленький, лысеющий брюнет-британец с густыми, но короткими усиками, скрывающими губы и активно двигающимися при разговоре, будто они у него вместо рта были. Густые низкие брови таким же образом хранили очи сего объекта от посторонних наблюдателей. Вообще на вид обычный брюзга, с хозяйством у него явно не лады, как и с гардеробом - внешне опрятный вид при детальном осмотре выявлял множественные шероховатости, потёртости и многократный почин. Костюмчик чист, хотя явно не первой свежести, впрочем, как и сам владелец. Пройдя пару шагов по чердачному помещению, аккуратно обходя разбросанные по полу комки бумаги, молодой инспектор Скотланд-Ярда поинтересовался:
- Куда Вы полагаете он мог сбежать?
- Я не.. я не полагаю, что Вы. - Мужчина явно был недоволен, что его увильивание проигнорировано и вопрос задан с характерной прямотой.
- Оу, правда? - Мортимер наигранно удивился, прикрываясь мягкой улыбкой. - Но Вы настаиваете на розыске. Скотланд-Ярд - не частное сыскное бюро. Если Вы хотите найти человека, который не пропал, - наймите детектива. Или имейте терпение. - Тон юноши стал резок и строг, его слова вызвали серьёзное недовольство домовладельца, который и так не доверял суждениям мальчишки, у которого с губ молоко не обсохло. Возмущённо пропыхтев, он всё же собрался с ответом:
- Но Вы обязаны..!
- Что я обязан, то и делаю. - Холодно перебил его инспектор. - Вы подали заявление и имеете право на экспертное мнение. И чтобы его заключить, я собираюсь провести досмотр данного помещения. - Констебль надел перчатки, которые снял при входе в дом, и демонстративно их натянул. На какое-то время он забыл о присутствующих, погрузившись в процесс анализа увиденного.
В принципе, ничего страшного, и в его собственной квартирке бывает бардак, даже похуже. Бюджетное местечко; не бедняцкая халупа, но и не комната среднего заработка. Помещение как раз для тех, у кого туго с кошельком, но не настолько, чтобы побираться. Кровать, стул, нечто на манер стола, нечто на манер платяного шкафа - вот и всё убранство. Первое, что привлекает внимание (помимо общей захламлённости), - разбросанная одежда на кровати и перерытый шкаф. Какой отсюда может быть вывод? Учитывая, что на работе ему дали несколько выходных, мистер Андерсон - гипотетически разыскиваемый - собирался куда-то уехать, и собирался впопыхах, раз оставил всё в таком виде. Можно предположить, что о порядке он не беспокоился именно потому, что скоро вернётся, - тогда и уберётся. А спешил он почему? Долго добираться, а отпущенного времени не хватает? Мортимер заглянул под кровать, не нагибаясь, и аккуратно вытолкнул носком сапога тазик. Бумажный пепел легко шевельнулся на его дне, обнаружив обгоревшие клочки. Хм, многовато для любовных писем или семейной переписки, труд посеръёзнее будет. Лишившись интереса, Мор задвинул металлическую ёмкость обратно и повернулся к столу и на миг отвлёкся, ухмыльнувшись такому неподходящему месту для графина, как стул. Судя по разбросанным бумагам на полу, хозяин комнаты метался по ней туда-сюда и остаётся загадкой, как этот сосуд остался цел. Мор вытащил пробку с характерным звяканьем и принюхался, - «Пф, вода. Так не интересно, почему не спирт?» - Сохраняя невозмутимое выражение лица под взглядами ехидного кота, который всё слышал, и недоумённого домовладельца, который не слышал вообще ничего, заткнул ополовиненный графин. И если первый развлекался над мелкими и незначительными, по его мнению, интересами хозяйки, то второго непонятно почему слегка напрягало периодические немые ухмылки и хмыканья молодого человека. Какое-то пятно на пузатом боку привлекло внимание инспектора; взяв за горлышко ёмкость, он повернул его на свет из окна и пригляделся - отпечатки, чёрные, слегка смазанные. Вдохнув носом воздух над пятнами, юноша утвердился в догадке - по запаху всё-таки чернила. Мистер Андерсон, видимо, часто и много пишет, да и опрятность явно не его конёк. Рассеянн? Заметил ли он эти пятна, или просто не посчитал важным их стереть? Задумчиво повертев в руках стекло, Мор вернул графин на место. Самое интересное он надеялся найти на столе, не даром же там столько листов разбросано. Итак, что мы имеем? Юноша распростёр ладони, выбирая какой лист взять, не нарушая столь художественно хаотичную картину. Смотрелось, конечно, живописно: оплывшие свечи по краю стола, исписанные бумаги, заляпанные кое-где жирными кляксами. Ни одного цельного текста, лишь обрывки зачёркнутых фраз и каракуль. В общем и целом, написанное похоже на размышления; все подозрения развеял лист с краю, содержащий (авторский стиль и пунктуация сохранены):

История с восставшим мертвецом? Ходит ночью. Походка шаркающая. Плохо пахнет… Мало эстетично… Зачем шаркает? Носят ли трупы туфли?... Не хватает знаний. Можно наблюдать за гниением яблок, но человеческое тело должно, скорее всего, гнить по-другому… Нельзя придти в мертвецкую просто так посмотреть на трупы. Откопать на кладбище? ●•°●•●.•                            Мерзко.

Призрак? Вернулся ради мести? Узник? Предостережение? Волосы, шевелящиеся на затылке от страха. Вспомнить легенды? Замки? Тауэр? Нет, это может быть расценено как поношение королевской семьи… Я начинаю думать, как м-р Бэррингтон
                             http://s2.uploads.ru/ukyTC.png

Как написать страшную историю, не напугавшись самому?   http://s7.uploads.ru/ZJELY.png

Это оно!

что я собираюсь делать

Исчерпывающе, что ж, автор сих строк - писатель, отправился он на поиски музы, а в тазу - прошлое творение, чем-то разочаровавшее создателя. Картина складывается. Мортимеру подумалось, что имея привычку записывать свои мысли, мистер Андерсон мог отметить место, куда он собирался, хотя бы намёк. И такая запись нашлась: список поместий, названия которых ничего констеблю не говрили, абсолютно. Одна из строчек привлекала внимание двойным подчёркиванием, что подсказывало, именно туда писатель и уехал.
- Хм, Оттенхар, это где вообще? Полагаю, недалеко. - Еле слышно пробормотал себе под нос следователь, на что тут же среагировал мужчина, забыто мявшийся у двери:
- Что-что, простите?
Мор тут же вышел из оцепенения и торопливо повернулся, будто с удивлением обнаружил хозяина дома.
- Ох, ниче-го. Ничего. - Повторил он более уверенно, положив листы на место и отходя в угол комнаты, чтобы обвести её взглядом полностью. Толстяк не выдержал очередной порции молчания:
- Ну, так что Вы решили?
- Необходимости в розыске нет, сэр. Его не похищали, состава преступления нет. - Тут же откликнулся инспектор. - Ваш жилец - писатель, и судя по тому, что он может позволить себе подобное жилищье, - начинающий. Либо безуспешный. - Добавил юноша после паузы. - Можете не переживать, он скоро вернётся.
- «Конечно, если это не его хитроумный план и всё только выглядит так, будто он бедный растяпа, уехавший за вдохновением». - Не удержался от комментария кот.
- «Что за безумный коварный план». - Мысленный ответ переполнен сарказмом.
- Но вдруг он не вернётся?! - Воскликнул домовладелец.
- Он взял с собой самую малую часть вещей, его зимний "гардероб" остался в шкафу..
- Да какие вещи?! - Перебил взволнованный мужчина. - Они совершенно не имеют ценности, чтобы возвращаться за ними. Их с лёгкостью можно оставить ради новой жизни!
- Хах, так всё-таки Вы полагаете, что он сбежал. - С ехидной улыбкой констатировал Тибериус, сделав пометку, что ушлый хозяин уже успел установить ценность пожитков пока ещё не бывшего жильца.
- Я не.. уф, он может не вернуться из-за происшествия, разве нет?! - Попытался снова увильнуть пройдоха. Смерив его раздражённым взглядом, юноша уставился ему за спину. Заметив это, человек неуверенно повернулся и воскликнул, - Что ты.. Зачем ты пришла сюда?! - Но затем умолк на мгновение и с елейной улыбкой начал выталкивать перед собой кроху, что до этого пряталась. Юное создание семи лет с белокурыми короткими косичками и веснушками на поллица стеснительно потупило взор и вжалось спиной в мягкий живот мужчины, стараясь не встречаться глазами с "грозным" констеблем. - Это моя племянница, приютил сиротку. Ужасный случай. А этот молодой человек - инспектр нашей доблестной полиции, он сможет найти нашего доброго мистера Андерсона. - При этих словах лица всех троих заметно изменились (плюс морда одного кота, которая с тихим стуком уткнулась в каменную кладку стены). Мортимер был возмущён, но замечая, как засияло дитя, начал понимать в какую подлую ловушку попал, а организатор сего недоразумения, чувствуя близкую победу, дерзко осклабился в усы.
- Вы п-правда найдёте его? - Распахивая на юношу чистые лазурные глаза, лучащиеся невинностью и полные надежд, девочка шагнула к нему. Мортимеру стало дико неуютно; он не нашёлся с ответом, что-то пробулькал и выдавил из себя растерянную улыбку. Ей этого было более, чем достаточно.


Через несколько часов они уже садились в поезд на восток: человек и кот. Через две остановки они прибудут на ближайшую станцию, дальше дилижансом до деревни Оттенхар и пешком через лесополосу до самого поместья. Человек и кот в полупустом вагоне, у окна, друг напротив друга. Чинно восседая на своём месте, кот неотрывно пялится на человека, изучавшего карту и прикрывавшегося ею, чтобы взгядом не встречаться со своим соседом.
- Молчи. - Буркнул инспектор. Кот продолжил прожигать бумагу взглядом, не издав ни единого звука. - Я физически чувствую всё то, что ты хочешь мне сказать! - Раздражённо завозился Морт и глянул на кота поверх карты. Борьба в гляделки была тщетна и человек взвился. - Но она взяла с меня слово! Что мне было делать?!
В ответ на это Акума прищурился, да так обличающе, что Тибериус не выдержал и кинул в него комком, в который превратилась карта под безжалостным натиском отчаяния. Скомканная бумага отскочила от морды кота, который даже не думал уворачиваться, раскрылась и частично накрыла его. Только тогда бес соизволил медленно прикрыть алы очи и тяжко вздохнуть. Молодой человек со страдальческим стоном откинулся в кресле и потёр пальцами переносицу, облокотившись о раму окна локтём. За сим акт психологического давления был признан успешно пройденным и кот всё так же чинно снял с головы макулатуру.
- Я двно считал, что с этой твоей слабостью надо что-то делать. - Изображая мировое смирение невинно оскорблённого, Акума принялся складывать карту в её изначальное состояние. - Эти дети из тебя верёвки вьют.
Брюнет приоткрыл один глаз, пробурчав нечто возможно возразительное. Непонятно, для приличия он ворчин или действительно не согласен. Убрав руку с лица и устроившись поудобнее напротив кота, Мортимер решил взять мажорный мотив:
- Посмотри на это с другой стороны! Если он действительно недотёпа и ходячая беда, как она сказала, то его в итоге всё равно придётся искать. Мы просто экономим время, выезжая заранее!
Кот нахмурился и с сомнением хмыкнул. Карту он подмял под себя. Он многое неодобрял из того, что предпринимает его хозяйка. Начиная с того, что она старается не пользоваться теми силами, что он ей проводит. Своим собственным даром! Он решительно не понимал её мотивов. Хотя нет, мотивы-то понятны, но он был не согласен с ними. Ну и что, если бы они воспользовались поисковым заклинанием? Оно же протенькое и отзвуков почти не даёт! А поезд? Ну зачем ей все эти человеческие транспорты, эти... обыкновенные штуки. А эта работа? Маскарад? Акума приходит чаще к мысли, что Мора становится всё проблемнее. Иногда это даже весело, но привыкнуть ему до сих пор сложно.[NIC]Mortimer T.Kox[/NIC][AVA]http://s2.uploads.ru/t/kh6Ow.jpg[/AVA]

+1

6

[NIC]Lion Anderson[/NIC]
[STA]two[/STA]
[AVA]https://pp.vk.me/c628817/v628817527/25806/fCJjhTMw3Ic.jpg[/AVA]
Морщась и причитая что-то бессвязное под нос, писатель поднялся с пола, сжимая покалеченную кисть. Порезы кровоточили, и руда уже неприятными струйками стекала по тыльной стороне ладони, пачкая край рукава и грозясь заляпать антикварный ковер. Помянув недоброго, Лайон быстро пробежался глазами по помещению, в котором ему повезло оказаться и, достав носовой платок, принялся осторожно извлекать из ран мелкие осколки. Окровавленное стекло скользило между пальцами, и юноше пришлось пережить несколько неприятных минут, прежде чем он смог очистить раны и перевязать руку шейным платком. В этой ситуации радовало лишь то, что при осмотре на пальцах писателя не оказалось глубоких прорезов.
- Ну, просто прекрасно, - сжимая уже безнадежно испорченную ткань, Андерсон хмуро посмотрел на расплывшиеся по ворсу багряные пятна, нянча неприятно саднившую кисть. Произошедшее оставило в его душе весьма гадкий осадок, который, при более детальном и суеверном рассмотрении можно было бы расценить как предощущение чего-то дурного. Словно угадывая чувства писателя, по его волосам от окна скользнул неприятный холодок. Поежившись, человек постарался выбросить из головы дурные мысли и вернуться к более насущным и материальным вопросам. На жизнь нужно смотреть оптимистичнее. В конце концов, теперь он внутри.
Достав неизменный ежедневник, Лайон приступил к детальному осмотру комнаты, которую, по воле обстоятельств, был вынужден обделить вниманием в первые мгновения. Поднятая при его падении в воздухе танцевала легкая пыль, и время от времени юноше приходилось невольно задерживать дыхание, ощутив свербение в носу.
Сделав пару шагов к приковывающему взгляд инструменту, Лайон с некоторой долей благоговения коснулся лакированной деревянной поверхности. Старинный рояль пробуждал в нем воспоминания о матери и тех часах, когда садившаяся музицировать женщина пыталась развить в своих чадах любовь к музыке. В случае со старшим сыном этот процесс ей удался лишь наполовину: Андерсон с глубоким почтением и восхищением относился к творениям классиков, но был не в состоянии извлечь из бедных клавиш даже простенького вальса. Как бы то ни было, век музыкального инструмента в их семье был недолог. Осознав, что из его потомков не выйдет гениальных пианистов, Андерсон-старший быстро избавился от занимавшей слишком много места конструкции, выручив при этом даже неплохую сумму. «Клевание» собственных детей по нотам изрядно утомляло юриста.
Порезы под повязкой еще не успели до конца затянуться, и пальцы болезненно реагировали на любую попытку сжать их. Радуясь про себя, что рабочая рука осталась невредимой, писатель облокотился на рояль и, раскрыв ежедневник, принялся записывать увиденное.
«Небольшая зала, освещаемая по ночам огнем камина и канделябров, а днем – солнечным светом, проходящим через ряд окон. К сожалению, большая часть их сейчас завешена, поэтому комната погружена в таинственный полумрак, словно сам дом стремится отгородиться от остального мира, спрятавшись в скорлупе отчуждения от времени и сопутствующих ему перемен. В пользу этого впечатления говорит то, что обстановка комнаты выглядит абсолютно нетронутой, будто хозяева покинули поместье прошлым летом, а не полстолетия назад. Возможно, что при дальнейшем исследовании я найду более явные признаки запустения». Задумчиво постукивая карандашом по бумаге, писатель поднял голову от записей и наткнулся взглядом на небольшую фигурку на каминной полке. Заинтересовавшись, Андерсон спрятал записную книжку и подошел ближе.
«Собака. Вероятно, борзая. Хозяева увлекались охотой или это намек на любимца семьи?», - аккуратно взяв фарфоровое животное в руку, Лайон повернул ее к себе и, повертев под разными углами, коснулся скола. – «Странно. Сомнительно, что утонченные владельцы оставили бы на видном месте сломанную вещь. Может быть, статуэтка повредилась уже после их ухода?» - поставив фигурку на место, юноша огляделся в поисках отсутствующей части или оставшихся от нее осколков, но не смог ничего найти. Зато на небольшом столике в углу комнаты обнаружилась точная копия пострадавшей. «Чудно», - решив про себя, что стены этого здания могли видеть много разных событий, Лайон пожал плечами и направился вглубь гостиной, где виднелась дверь в другую залу или коридор.

Отредактировано Серфин (24 Май 2016 20:40)

0

7

[NIC]Тьма[/NIC][AVA]https://pp.vk.me/c628722/v628722527/21fed/nlxrmnLHs6M.jpg[/AVA]
Смертный был ранен. Боль расходилась от него короткими, судорожными волнами, и Тьма почти физически чувствовала ее, пока он очищал порезы и делал перевязку. Это ощущение дразнило и будоражило ее, прокатываясь внутри приятным резонансом. Распластавшись по периметру гостиной, Тень внимательно наблюдала за выражением чужого лица. Каждый раз, когда очередной осколок выскальзывал из окровавленных пальцев, его искажала короткая гримаса, и пространство комнаты пронизывал новый разряд. Стеклянное крошево неплохо врезалось в человеческую руку. Темная сила припоминала, что собственноручно в приступе ярости разбила окно в самом начале своего заточения. Теперь время послало ей небольшой бонус за эту выходку в виде пары пахнущих металлом капель, упавших на ковер.
Дождавшись, пока юноша отойдет к центру комнаты, Тьма стекла со стен и, слившись с пыльным ворсом, вобрала в себя без остатка всю пролившуюся кровь.
По человеческим меркам это можно было сравнить с глотком воды после долгих скитаний в пустыне. Помимо материальной формы, нечистая впитала в себя всю палитру эмоций, обуревавших неожиданного визитера в этот недолгий период времени. Чужие боль, страх и недоумение разнеслись внутри потусторонней материи подобно импульсам, пробуждая от долгого оцепенения ее собственные ощущения - время, пространство, самосознание. И неизбежно усиливая голод. Смакуя поглощенные впечатления, Тьма сконцентрировалась на потолке, держа в поле зрения новоиспеченную жертву.
Смертный оказался отчасти занятным. Его действия мало чем напоминали поведение мародера, которое в этой ситуации ожидалось больше всего. Заглядывая сверху в совершаемые им пометки, нечисть пыталась выудить из своих разобщенных воспоминаний подходящее объяснение. Но ее усилия были малоуспешными. Многолетний сон плохо сказался на ее разуме. Мысли тянулись и проваливались, а переполняющее чувство голода не давало завершить ни одной идеи. Не хотелось думать. Не хотелось вспоминать. Ощущая привкус чужой крови, Тьма скользила вслед за человеком. Он казался настолько близким, что она почти чувствовала биение его пульса.
Сверхъестественную сущность сейчас мало что отличало от животного.
Тем временем гость беспечно прогуливался по комнате, рассматривая мебель и фарфоровые безделушки, не догадываясь о нависшей над ним угрозе. Тьма намеренно медлила, выжидая момент, когда внимание человека будет наиболее ослаблено. Первая неудавшаяся попытка заставила ее усомниться в пределе собственных сил, и теперь она осторожничала, готовясь вложиться в один стремительный бросок.
В момент, когда пальцы визитера повернули дверную ручку, Тень упала на него сверху, целиком обволакивая застывшее тело. Сбившееся от неожиданности дыхание раздалось совсем рядом. «Не убивать» - короткое осознание пришло за миг до того, как тонкие прожилки впились в человеческую кожу.
Пожалуй, это было самым сложным.

Отредактировано Блэк Джек (29 Дек 2015 21:54)

0

8

Деревенька, в которой побывал магический тандем, оказалась на редкость милой. В самом скептичном значении этого слова. Тепичная глухомань со своей очень невоспитанной и подозрительной живностью, не говоря уже о домашних питомцах и скоте.
- Знаешь, а мне они понравились! - Весело разглагольствовала ведьма, конкретно она считала это всё забавным, - Они все такие мрачные, хмурые, а ты видел усы того дяди? А бабульку? Да у неё морщин столько, что она сама одна сплошная морщина! Как волнительно! - Мора веселилась. А вот Акуме было не до смеха, ведь на въезде его облаили совсем уж странные шавки, вроде обычное дело - зыркнул и порядок, но эти... были очень странными: они замолкли и преследовали пару до самого леса. По всей деревне, неотрывно следя и в полном молчании, целая свора. Бесу это сильно не понравилось. А бабка эта... морщины были действительно всеобъемлющими, они даже глаза её закрыли - нужна бригада, чтобы поднять хотя бы одно веко, - но у кота не пропадало ощущение, что она постоянно на него смотрела. Он был в сумке хозяйки, забрался от назойливого внимания шавок, но всё равно чувствовал и их внимание, и её. Нехорошая деревня, и место нехорошее, ему это всё больше не нравилось, но почему-то ведьма была полностью беззаботна и не обращала внимания на его терзания... Ну, по крайней мере должным образом, а не этими её подколами. Щебечет не переставая. Акума, пробираясь по незримой тропке сквозь траву, - только хвост и торчал, но в кромешном сумраке мало что видно, всё померкло, как только они углубились, - вёл женщину, его раздражение росло и погружало в задумчивость, подальше от назойливой женской радости. А куда он, собственно, её ведёт?
Бес поднял морду, чтобы прощупать местность, прямо за секунду до того, как лист травы попал ему в глаз, он запнулся и кубарем слетел в кювет, прямо в кусты репея. Ведьма ахнула, впервые наблюдая столь нелепое фиаско кота, абсолютно не переживая за его сохранность. Зато было ясно, что тропинка резко сворачивает, это хорошо, ведь Мора более плотная, чем тот сгусток чёрной ненависти и возмущения, который выполз обратно ей под ноги. Замерев, ведьма едва сдерживала хоюкающее хихикание:
- Эм, миленький, ты-мп... - У неё не нашлось и слова описать как не круто он выглядит, поэтому она прикрыла рот ладонью, чтобы оскал не портил вид очень сочувственных глаз. Вид облепленного с ног до головы репейного шарика, из которого только и сияли кровавым светом глаза, да хвост торчал колючей трубочкой, не мог оставить равнодушным. Смеяться в голос женщина посчитала слишком жестоким, ибо вид у "всемогущего" был крайне отчаянный. - А ты... не можешь..? - Чтобы не затягивать неловкость и отвлечься, ведьма жестам пыталась предложить ему использовать способность к перемещениям, которую словами немного сложно описать. Тут Акума чуть не зарыдал:
- Нимагуууууу, они прилипли намертво, я уже пытался! - Рассыпавшись на мелкие чёрные пушинки, он продемонстрировал, что действительно, не вариант - катышки репея рассыпались вместе с ним и когда кот воплотился обратно, остались на месте. Тут сердце ведьмы словно кровью облилось.
- Бедный мой, маленький, чёрнень-ай-кий бесёнок! - Подняв истерично трясущийся колючий комок, инспектор покачал головой. Его стало очень жалко, после такого-то унижения, что нечисть не может избавиться от пары-тройки колючек. Хотя они были везде, и как только прицепились, шерсть же гладкая! Но и к пальцам человека они липли не менее охотно. Вскоре ведьма приноровилась и процесс очистки пошёл быстрее, они даже успели закончить вовремя - лес сменился заросшим высокой травой полем и вдалеке, у края новой лесополосы уже отчётливо возвышался тот самый дом. Всё это время кот следил за дорогой и прощупывал местность, на автомате ведя хозяйку, пока она была занята - эта способность слепого хождения похожа на то, как вы ходите в кромешной темноте в собственной комнате, зная точно что где лежит, стоит и как нужно пройти, чтобы не стукнуть мизинчик. И пока они шли, бес мог лучше осмотреться, полностью взяв на себя разведывательную и зрительную функцию, как обычно. Позже он сможет спроецировать увиденное ведьме, поделится своими ощущениями и всеми даже самыми незначительными комментариями и мыслями, на всякий случай - человек мог знать и понимать в некоторых вещах намного больше волшебной нечисти. И хоть самое личное кот всё-таки скрывает, эти двое использовали свой союз на полную катушку.
Акума смотрел, запоминал, отмечал и заботился, чтобы женские ноги в мужских сапогах ненароком не запнулись. И когда последний репейный ком был выброшен, человек остановился в нескольких метрах от ограды заброшенного дома Оттенхар, а кот с облегчением встрепенулся и спрыгнул с его рук.[NIC]Mortimer T.Kox[/NIC][AVA]http://s2.uploads.ru/t/kh6Ow.jpg[/AVA]

0

9

[NIC]Тьма[/NIC][STA]you'll fall asleep and won't wake up[/STA][AVA]https://pp.vk.me/c628722/v628722527/21fed/nlxrmnLHs6M.jpg[/AVA]Человек повис в пустоте, оторванный от времени и пространства. Лишенное реальности сознание, опутанное тянущимися к нему со всех сторон чернильными нитями.
Тьма торжествовала. Теперь, когда неожиданный гость находился полностью в ее власти, в жизни нечистой ощутимо прибавилось ярких красок. В прямом значении этих слов. Впившись в беззащитное сознание, Тень жадно поглощала впечатления о давно покинутом мире, увлеченно вороша набор чужих впечатлений и воспоминаний. За минувшие полвека знакомое ей окружение сильно изменилось, и сейчас она смотрела на него со стороны, постигая и запоминая новые образы, звуки и запахи. Пожалуй, даже будущее творение братьев Люмьер не нашло бы более чуткого зрителя. Проходя перед потусторонним взглядом, человеческие переживания будили от сна разрозненные чувства самой Тени, заново собирая и объединяя их, словно склеивая разбитую некогда вазу. Упиваясь ощущением собственной осознанности, Тьма плотнее прилегала к пульсирующим жилам, проникая в них густой сетью черных сосудов. Теперь, слившись с разумом своей невольной жертвы, нечистая знала ее имя. Лайон. Лайон Андерсон. Мечтающий писатель, эскапист своего времени, на все готовый ради успеха своего творения. Даже забраться в проклятое место в поисках новой музы. Какая удача. И какая ирония.
Тьма улыбалась, если бы к ее проявлениям допустимо было бы применить понятие людских эмоций. Погрузив незримые пальцы в гущу человеческого разума, она не торопилась выпускать когти, перебирая и внимательно осматривая мельчайшие фрагменты, словно ребенок, играющий на берегу с цветастой галькой. Люди и их наивные мечтания всегда забавляли ее. За время своего существования, нечистая убедилась: опыт прошедших веков никогда и ничему не учит будущие поколения. Каждый раз человек рождается с будто заложенной в него Провидением верой, что сможет не повторить просчетов своих предков. Простосердечное убеждение, на которое Тень и подобные ей издревле ловили потомков Евы и Адама.
«Значит, вы пришли сюда в поисках вдохновения», - нечистая легким сквозняком погладила беспамятного юношу по волосам, перебирая спутанные пряди. – «Которое пронзило бы насквозь ваше существование», - Тьма неторопливо растягивала слова, тихим шепотом вкрадчиво проникая в душу. – «Что же, я обеспечу это. Это будет честный обмен», - усмехнувшись, фантом провел по щеке человека, оставляя легкую красную ссадину, и растворился в неясной полутьме. – «Вставайте, мистер Андерсон. Вам предстоят великие дела».


Это был небольшой коридор, наполненный тишиной, легким сумраком и давно не тревоженной пылью. Из дальнего окна, находившегося сбоку от писателя, падали лучи клонящегося к закату солнца, крася стены в золотистый и серый цвета. Под разрушительным действием времени узор на обоях выцвел, оставив лишь непонятные закорючки, которые начинали прыгать и расплываться, если зритель слишком долго концентрировал на них внимание. В глубине кроящихся за ними стен что-то едва слышно скреблось и шуршало, давя противным монотонным гулом на уши. Складывалось невольное впечатление, что звук производили сами узоры, в неверном уходящем свете напоминающие копошащихся тараканов.
На стене, прямо перед лицом писателя висела картина. Большая часть холста была покрыта широкими и темными мазками, словно художник старательно закрасил весь нарисованный ранее фон, оставив незатронутой лишь небольшую фигурку - маленькую девочку на стуле, сжимающую в руках покрытый причудливой росписью мяч. Губы ее были поджаты, а глаза внимательно устремлены на зрителя, словно напряженно что-то ожидая от него. От всего облика веяло странным ощущением знакомости. Со старинного полотна на Андерсона смотрела его собственная сестра.
Сбоку от юноши резко хлопнуло окно, закрывшееся под сильным порывом ветра. Неприятный поток холодного воздуха прошелся по коридору, игриво всколыхнув висящую в углах рамы паутину. К ногам человека подкатился скомканный лист бумаги. Измятая страница оказалась частью повести, которую он не так давно сжег своими руками. Под рядами мелкого авторского почерка в углу расплывалась свежими чернилами фраза, сделанная чужой рукой.
«Беги».
Вслед за наступившей минутой удивления в царящей до этого тишине раздались ритмичные звуки, напоминающие мягкие щелчки. Начинаясь за поворотом, они постепенно приближались, становясь все громче и сопровождаясь странными кашляющими всхлипами, будто в другом ответвлении коридора мучилось, стараясь отрыгнуть застрявшую кость, небольшое животное. Что бы это ни было, оно явно направлялось к застывшему посреди прохода человеку.

0

10

[NIC]Lion Anderson[/NIC][STA]three[/STA]
[AVA]https://pp.vk.me/c628817/v628817527/25806/fCJjhTMw3Ic.jpg[/AVA]
Новое помещение почему-то сразу произвело на Андерсона неприятное впечатление. Самое странное, что, на первый взгляд, ничего вызывающего антипатию в небольшом коридорчике не было. Однако уже через несколько секунд юноше почудился легкий шорох, похожий на тихую возню мышей. Звук едва различимо раздавался из-за стен, противно действуя на нервы и затихая сразу же, как только писатель начинал прислушиваться.
«Не думал, что здесь еще могут водиться мыши», - Лайон заозирался, надеясь найти источник эфемерного шелестения. Но кроме кучи нетронутой пыли и приоткрытого в конце коридора окна ему ничего обнаружить не удалось. – «Ветер», - сообразил писатель. – «Просто ветер. Снаружи стены оплетены плющом, его высохшие листья и являются источником звука», - успокоившись такой разгадкой, юноша перевел дух. Мерзкое шуршание неожиданно раздалось сбоку, с совершенно противоположной окну стороны. Плохо различимая размытая загогулина – остаток прежнего настенного орнамента - каракатицей поползла по обоям, вернувшись на место сразу же, стоило писателю моргнуть. Неприятно засосало под ложечкой. «Всего лишь игра света и тени. Воображение подшучивает надо мной», - стараясь отрешиться, Лайон внимательнее присмотрелся к висящей перед ним картине. Почти вся её поверхность была покрыта темной краской, словно неизвестный живописец, разочаровавшись в своем творении, замазал все неугодные элементы, пощадив лишь одну миниатюрную фигуру. Внезапно все мысли о странностях комнаты разом вылетели у юноши из головы.
«Т-Тави?!» - изумленно раскрыв глаза, Андерсон растерянно рассматривал взирающую на него с полувекового холста сестру. Незнакомый художник был мастером своего дела: портрет Октавии получился поразительно точным и «живым» - юноше хорошо было известно подобное выражение лица любимицы семьи. Именно так смотрела Ви на него, ожидая концовки очередной новой истории или сказки. Лайона всегда трогали такое внимание и столь необычная для детского возраста серьёзность, и поэтому писатель нередко сознательно затягивал повествование. К вящему неудовольствию своего первого и самого отзывчивого слушателя.
«Но… Как?» - силясь найти подходящее объяснение, Андерсон подошел ближе к картине. Ситуация сбивала его с толку. Даже пришедшая в голову мысль о возможном сходстве Тави с уже, вероятно, почившей дочерью хозяев - самое логичное и правдоподобное предположение – смотрелась несколько фантастичной. Девочка, изображенная на полотне, казалась настолько знакомой и родной. Настолько похожей на Октавию. Всматриваясь сейчас в ее выполненное аккуратными мазками лицо, писатель неожиданно осознал, как давно он не видел свою семью.
«Всего лишь старый портрет. Мне просто хочется думать, что это Ви. Я обманываю сам себя», - Лайон покачал головой, прогоняя наваждение, и протянул руку к картине.
Громко стукнув рамой, сбоку от юноши резко закрылось благополучно позабытое к этому времени окно. Порыв холодного воздуха прошелся по коридору, вызвав у человека целую череду неприятных мурашек. Поежившись, писатель уже готов был высказаться по поводу превратности местной погоды, как его прервало негромкое шуршание. Опустив взгляд, Лайон с удивлением заметил подкатившийся к его ногам бумажный комок.
«Странно. Наверное, я не заметил его при входе. Возможно, это и было источником того шороха?» - опустившись на одно колено, Андерсон поднял смятую страницу и развернул, машинально отметив небольшое пятнышко гари в одном из углов листа. – «Капитан вышел из многолюдного паба, оставив за дверью гомон взбудораженной толпы и тяжелый спиртной запах, испускаемый людскими телами. На улице моросило, и сильный северный ветер озлобленно хлестал по лицу холодными каплями, словно сама погода ожесточилась против оставшегося без укрытия человека. Но старому моряку это ненастье было намного приятнее духоты набитой посетителями забегаловки. Большую часть своих лет мужчина провел в море, где заключенная в переделах корабля смертная жизнь немногое может противопоставить капризам природы. Капитан свыкся с этой мыслью, с необходимостью жить в состоянии вечной готовности к упрямой борьбе, и на суше, где земля не уходила из-под ног и оклики извозчиков заменяли крики чаек, он чувствовал себя неуютно. Так, словно… Что?!» - не веря своим глазам, Андерсон повертел находку в руках и снова пробежался взглядом по строкам. В отличие от ситуации с картиной, сомнений у Лайона не возникало – писатель был уверен в подлинности своего почерка, как, впрочем, и всего листа в целом. Поднятая им бумажка была страницей из его последней повести. Той, что он лично сжег в порыве самокритики всего несколько дней назад.
«Как это возможно? Я абсолютно уверен, что такой большой фрагмент текста не мог уцелеть почти неповрежденным в огне! И, тем более, каким-то магическим образом оказаться здесь!» - Лайон еще раз критично осмотрел бумагу, словно стараясь удостовериться в реальности ее существования, и только сейчас обратил внимание на небольшую приписку в конце. – «Беги… Я не писал подобного…. Откуда здесь могла взяться эта фраза?» - размышления совершенно растерянного человека прервал внезапно раздавшийся хрип. Через пару мгновений звук повторился, став громче и сопровождаясь негромкими щелчками. Что-то двигалось в другом конце коридора, скрытое до поры, до времени от глаз. Чувствуя, как зашевелились, поднимаясь дыбом, на затылке волосы, Лайон медленно выпрямился, выпуская из рук страницу, и приник спиной к стене. В этой комнате определенно творилось что-то неладное. Непонятные шорохи, пляшущие по стенам узоры, портрет незнакомки с лицом его сестры, немыслимым образом оказавшийся здесь отрывок из уничтоженной им рукописи… Не сводя глаз с поворота, юноша наугад зашарил рукой по стене, стараясь отыскать дверную ручку. Однако пальцы натыкались лишь на непрерывное полотно обоев. Нервно оглянувшись, Андерсон увидел сплошной монолит стены. Дверь, через которую он вошел сюда, исчезла.
«Да какого чёрта здесь происходит?!» - ощущая внутри неприятный холодок, Лайон осторожно принялся отступать к находящемуся в тупиковом конце коридора окну.

Отредактировано Серфин (24 Май 2016 20:41)

0


Вы здесь » Black Butler » Сборник рассказов » Chapter one: The House in Dust